Пользовательский поиск

Книга Школа суперменов. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

Григорий с трудом сдержался, чтобы не прервать ее, чтобы не ударить или не заорать — ведь эта женщина просто не понимала, что их всех отделяет лишь несколько секунд от катастрофы, — но крутом люди, и Григорий молча слушал, хотя пальцы его дрожали. На глазах заведующей хозяйством Григорий притворно направился в сторону своей подвальной комнаты, но затем снова пошел к лифтам — и буквально лоб в лоб столкнулся со своими врагами и Леной, которую те тащили с собой.

Григорий видел страх на лице главного из врагов и, забыв про все, побежал к нему, но тут как раз и случилась катастрофа. Внезапно вестибюль гостиницы превратился в поле хаотической бойни, в которую оказались вовлечены и враги Григория, и гостиничная охрана, и невесть откуда взявшийся наряд милиции... Весь этот грохочущий клубок в течение минуты прокатился по вестибюлю и разбился у лифта на несколько мелких кусков — живых и мертвых, движущихся и неподвижных. Григорий осторожно выглянул из своего укрытия и не увидел Лены ни среди живых, ни среди мертвых. Его отчаяние было безмерно.

Боль немедленно выползла из своих тайников и опутана собой череп. Григорий был в панике, но именно тут удача повернулась к нему лицом.

Посреди разгромленного вестибюля, между битым стеклом, лужами крови, брошенными вещами и прочими следами случившейся катастрофы Григорий увидел сидящую на полу девушку — она была насмерть перепугана, она держалась за голову руками и поначалу не вызывала у Григория ничего, кроме механического сочувствия. Затем он узнал ее. Он узнал ее лицо и вспомнил ее имя, которое он совсем недавно видел на листе бумаги с пометкой. Григорий не верил своим глазам, но потом решил, что так и должно быть. Сначала девушка пропала, потом Григорий нашел ее имя, а теперь нашлась и она сама. Все-таки из двух дел он должен спасти хоть одно.

Пользуясь полной неразберихой, парящей в вестибюле, Григорий побежал к сидящей на полу Насте — ее зовут Настя, это он помнит. Он схватил ее под мышки и потащил в единственное подходящее место — в свою подвальную комнату. Кажется, по дороге туда девушка потеряла сознание.

У себя в комнате Григорий посадил ее на стол, прислонил к стене, брызнул на нее водой, пощупал пульс — и убедился, что Настя жива, хотя еще немного не в себе.

Григорий торопился поделиться своей радостью с другими, он схватился за мобильник, чтобы сообщить Важному человеку: добыча, на которую тот не очень-то и рассчитывал, оказалась в руках Григория! Но мобильник предательски не реагировал на суматошные тычки пальцев Григория. Он взбешенно тряс телефон — техника никогда не внушала Григорию доверия, ручная работа всегда надежнее. Питание? Батарейки?! У него не было на это времени в последние дни, нет и сейчас. И вот он сидит в подвале со своей бесценной добычей и без связи.

По коридору пару раз прошлись менты, но Григорий запер дверь и не выдал себя ни единым звуком. Он прислонился к стене и быстро-быстро жевал «Стиморол», целую пачку зараз. Это всегда его успокаивало. Хотя бы на время.

Менты ушли, коридор был пуст, но они наверняка остались наверху, в вестибюле. Сейчас помощь нужна Григорию, как никогда прежде. Без нее он не представлял, что делать.

Девушка негромко произнесла какие-то непонятные звуки — наверное, ей снится сон. В комнате был выключен свет, и когда девушка пришла в себя, медленно оторвала спину от стены и села, то Григория она не увидела.

Но он был здесь. И, лишенный инструкций, помощи, поддержки, он сделал то, что умел делать хорошо.

Он приставил лезвие ножа к горлу Насти. Она послушно замерла, и это понравилось Григорию. Некоторое время они оба не шевелились.

Интересно, помнит ли Настя, что они уже встречались три года назад. Тогда все вышло не очень удачно, но все же...

— Ты знаешь, кто я? — спросил Григорий.

— Я вас не вижу, — ответила Настя.

— Разве это обязательно?

По телу девушки прошла дрожь, Григорий ощутил ее через лезвие ножа. Главное, чтобы она не стала кричать. Если она будет кричать, придется ее ударить.

По телу Насти прошла новая волна дрожи.

— Разве это обязательно? — повторил Григорий, но он уже не был уверен, что это хорошая идея — разговаривать с Настей.

Девушка снова вздрогнула, ее шея приближалась и удалялась от лезвия. Если она вздрогнет сильнее, то может порезаться, и Григорий отвел нож подальше.

Снова наступил тишина. А потом Настя негромко произнесла:

— Я знаю, кто ты.

Григория эти слова застали врасплох. Он уже перестал ждать ответа, а тут...

— Я знаю, кто ты.

Григорий настороженно ждал ее слов, однако то, что Настя затем произнесла, подействовало на него так, будто это ему приставили нож к горлу, а не наоборот.

— Тебя послал Химик, — неожиданно уверенным голосом сказала Настя.

Нельзя было так называть Важного человека, это его старое неправильное имя, которое сам Григорий никогда не решился бы выговорить, но она это делает. Григорий хотел приказать ей, чтобы она не смела так говорить, но тут Настя произнесла еще несколько слов, и вот они-то окончательно обескуражили Григория.

— И я знаю, что с тобой делать, — сказала она.

Григорий почувствовал, как мир под его ногами в мгновение ока исчез. Он не успел даже испугаться.

Он исчез вместе с этим миром.

4

Поначалу подвал и вправду казался Бондареву необитаемым. Мерцали лампы дежурного освещения, шумела вода в трубах, шуршали, соприкасаясь с линолеумом, подошвы самого Бондарева, стучало его сердце, кровь пульсировала в венах, но ничего сверх этого. Палец, замерший на курке, влажнеет от пота. Бондарев подошел к комнате, где он уже был однажды. Он остановился. Он уже готов был пинком распахнуть дверь, как вдруг...

Дверь открылась, и оттуда очень спокойно, очень обыденно вышла девушка лет восемнадцати-девятнадцати. На ней были голубые потертые джинсы, тонкий свитер, слегка поношенные ботинки. Она что-то отряхнула с ладоней, потом аккуратно закрыла за собой дверь, будто там остался спящий ребенок, поправила волосы и наконец уделила внимание Бондареву.

— Здравствуйте, — приветливо сказала девушка. — Меня зовут Настя Мироненко.

— Очень приятно, — ответил Бондарев. Больше никаких слов у него сейчас не было.

Девушка помогла ему наводящими вопросами:

— Вы не меня ищете?

— Тебя... — Бондарев с запозданием опустил автомат. — Я... Короче, я о тебе позабочусь.

— Это хорошо. — Настя испытующе посмотрела на него и потом сделала вывод: — По крайней мере, вы не от Химика.

Эти слова бьют Бондарева как молотом по голове. Он не успел ляпнуть никаких глупостей, потому что слышал сзади шорох, обернулся и увидел майора Афанасьева, который осторожно спускался в подвал.

— А, ну вот тут еще твой отец, — озвучил Бондарев то, что Настя и сама видела. — То есть отчим. Он что-то важное хочет тебе сказать.

— Я тоже хочу ему кое-что сказать. Мне давно надо было это сделать, — сказала Настя. Она обошла Бондарева и быстрым шагом направилась к Афанасьеву, который на миг застыл от изумления, а потом бросился Насте навстречу.

Бондарев встряхнул головой и утешил себя мыслью о том, что если бы он как следует выспался, то, наверное, быстрее бы соображал и хоть что-нибудь понял бы в этом...

И, наверное, он не забыл бы заглянуть в комнату Григория Крестинского.

Но он забыл. И пока его утомленные глаза смотрели, как Афанасьев осторожно трогал Настю за плечо, а потом, уже дав волю эмоциям, прижал к себе и что-то быстро сказал ей на ухо, за спиной Бондарева дверь открылась снова.

Он резко обернулся и мгновенно понял, кто и зачем. Но и Крест не терял времени даром.

Бондарев врезал по нему короткой очередью с бедра — Крест взвизгнул от боли, оставил на стене кровавый след, но уже миновал Бондарева и мчался к своей цели, вперед.

Бондарев вскинул автомат, но побоялся зацепить Настю или майора. Он крикнул:

— Настя!!!

Однако Настя — или это показалось утомленным глазам Бондарева — обернулась даже чуть раньше его крика. Крест мчался на нее, и в те немногие секунды, что оставались до столкновения, Бондарева потрясли глаза Насти. Она смотрела на приближающегося убийцу, и страха в ее зрачках было столько же, сколько у пассажира метро, наблюдающего, как поезд подходит к платформе.

95
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru