Пользовательский поиск

Книга Школа суперменов. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

Именно такой след Настя видела на мести гибели Димки. А потом она видела совсем свежий цветовой след того же цветового набора. Того же человека.

Через пять-шесть минут Настины глаза больше не улавливают цветовых линий, они видят лишь обычных людей, обычные здания, обычные машины...

И тут ее тошнит, как и тогда, дома. Настя ожидала чего-то подобного. Это как расплата за то, что ей позволено заглянуть туда, куда никто другой заглянуть не может.

Эксперимент удался. И ей так плохо, как, наверное, не было никогда в жизни, включая день смерти матери. Потому что тогда источником зла был чужой человек. А теперь...

Она позвонила однокласснице, которая собиралась поступать на юридический факультет. Алена Левина — тот еще ботаник, она знает все учебники и все кодексы назубок.

Настя долго болтала с ней о всяких посторонних вещах — отвлекала от главного. И как бы между прочим:

— А вот есть такая статья — когда знаешь, кто совершил преступление, но не сообщаешь в милицию?

Алена на миг задумывалась, а потом называла номер статьи.

— Классно, — мрачно сказала Настя. — Это просто классно. И даже если этот преступник... Ну, например, твой... твой родственник?

Алена снова задумывается и говорит: это смотря какое преступление и какой родственник. С одной стороны, никто не обязан свидетельствовать против самого себя и ближайших родственников, но, с другой стороны...

Короче говоря — труба. Что с одной стороны, что с другой стороны.

Она собрала вещи и убежала на вокзал, думая, что никогда больше сюда не вернется и никогда никому не сможет рассказать то, что она поняла в ночь после похорон Димки.

Глава 41

Инга

1

А с ресторанным бизнесом придется завязать. Так подумал Мезенцев, когда они с Ингой вышли из кабинета. По пути им встретились Сева и Алик. Оба были неподвижны и молчаливы по причине пулевых ранений, несовместимых с жизнью.

— Алика можно было не трогать, — сказал Мезенцев. — Это все Севка воду мутил, прикидывался пай-мальчиком, а сам Тему Боксера нанял. Чтобы меня грохнуть и ресторан прибрать к рукам. Алик мог разве что сотню баксов из кассы стянуть. Не надо было Алика...

— Мне некогда было разбираться с твоим персоналом, — ответила Инга. — Мне просто не нужны свидетели. К тому же я не знаю, кто из них Алик, а кто Севка.

— То есть свидетелей ты не оставляешь, — задумчиво произнес Мезенцев.

— Как и все профессионалы.

Они вышли из ресторана на улицу. Инга поежилась, скрестила руки на груди. Мезенцев поймал себя на мысли, что хочет накинуть ей куртку на плечи. Полная шизофрения, которая однажды уже расплавила ему мозги — в Дагомысе. Хотя со стороны они вполне могли смотреться как обычная парочка, засидевшаяся в ресторане допоздна и теперь ждущая такси на пороге. Они могли бы быть обычными людьми, но что-то мешало им быть такими. Можно было сослаться на обстоятельства, но Мезенцеву почему-то казалось, что причины лежат ближе.

Вместо такси к порогу подъехал внушительных размеров «Сааб» с потушенными фарами.

— Мне будет спокойнее, — сказала Инга, сходя с крыльца к машине, — если ты отдашь мне свое оружие. На время.

— Мне будет спокойнее, если я тебе его не отдам, — сказал Мезенцев. — Я тут как-никак в меньшинстве. У вас организация, а я сам по себе.

— Но нам нет смысла тебя убивать. Потому что мертвый не скажет, где папка.

— Не будем спорить, — сказал Мезенцев. — Ствол будет при мне.

— Не будем спорить, — согласилась Инга, и тут же кто-то крепко двинул Мезенцеву по затылку.

2

Очнулся он на заднем сиденье «Сааба» с гудящей головой и слипшимися на затылке волосами. Шарить по карманам в поисках пистолета было просто смешно. Хорошо, что они хотя бы удостоили его заднего сиденья, а не запихнули в багажник — багажник у этого «Сааба» был как раз подходящий. Хотя нет, туда его не могли упрятать, ведь он должен был показывать дорогу.

Инга теперь сидела рядом с водителем, а Мезенцева подпирали с боков два каких-то хмурых парня. Мезенцева это задело даже больше, чем удар по башке, — со старым знакомым можно было и поприветливее обойтись. Инга же курила тонкую сигарету и не обращала на Мезенцева внимания. Ветер, прорываясь через приспущенное стекло, шевелил ее волосы, обнажая шею, которая даже теперь, после всего, что видел и знал Мезенцев, оставалась почти детской в своей уязвимости.

— Куда едем? — спросил водитель.

Мезенцев назвал адрес и посмотрел, как прореагируют компаньоны Инги. Двое соседей равнодушно смотрели перед собой, Инга, само собой, ничего не поняла, и лишь водитель удивленно обернулся к Мезенцеву:

— Куда-куда?

— Дача у меня там, — сказал Мезенцев. — Вот на даче я и схоронил то, что вам надо.

— Что-то не так? — поинтересовалась Инга.

— Ехать далеко... — проворчал водитель. — И там пост ГАИ на выезде...

— Ну и что?

— Действительно, — согласился Мезенцев. — Что нам ГАИ? Разве у нас машина угнанная? Разве у нас пьяный за рулем? Разве у нас документов на машину нет? Разве у нас тут оружие?

Сосед слева лениво пихнул его локтем в бок, и Мезенцев замолчал. Он смотрел Инге в затылок и думал о том, что мечты все-таки сбываются. Не вовремя и не так, как хотелось бы, но все-таки — вот он сидит рядом с Ингой, чувствует запах ее сигареты. Они едут в одной машине, и у них есть кое-что общее. Кто бы мог подумать, что им самим подавляемое желание быть рядом с этой женщиной вдруг возьмет и исполнится? А вся эта дополнительная бодяга в виде двух жлобов по бокам, разбитой головы и перспективы не вернуться из этой поездки ни домой, ни в Волчанск, никуда вообще... Ну так это цена, которую придется заплатить за удовольствие. Мезенцева, правда, никто не спрашивал, согласен ли он с этой ценой.

Но он и не жаловался. Некому было жаловаться.

3

«Сааб» остановился метров за сто до ворот дачного товарищества «Золотая роща».

— Здесь? — уточнил водитель.

— Здесь, — сказал Мезенцев. — Вы в машине подождете, пока я за папкой схожу, или как?

Сосед справа засмеялся. Сосед слева сказал:

— Не надейся. Мы составим тебе компанию.

— Как хотите, — сказал Мезенцев. — Мне-то все равно, просто идти далеко. Метров триста по центральной дорожке, а потом направо. Там темно, кочки, канавы, заборы... Может, посидите здесь?

— Мы пойдем с тобой, — сказала Инга. — Чтобы тебе не было одиноко.

Они выбрались из машины.

— Это что там? — поинтересовалась Инга, глядя на освещенное окно вагончика рядом с металлическими воротами товарищества.

— Сторож.

— Может быть, мы обойдем с другой стороны?

— Там везде колючая проволока и забор в два метра. Ты испортишь себе костюм.

— Какая трогательная забота.

— Пойдем через ворота, как порядочные люди. У сторожа дробовик, так что ведите себя прилично. Он меня знает, он нас пустит, и все будет нормально, если только вы...

— Мы будем хорошо себя вести, — сказала Инга.

Ее парни заухмылялись. Мезенцев хотел спросить, знают ли они, что сталось с теми мальчиками, которые ездили с Ингой в прошлом году на море... Но удержался.

— Там что, темно? — спросил тот, который был в машине слева от Мезенцева.

— Пока по центральной дорожке идешь, то нормально. А как свернешь вглубь — да, как у негра в одном месте.

— Идти далеко?

— Я же говорю — метров триста от ворот, а потом еще по тропке...

— Понятно, — сказал сосед слева и посмотрел на соседа справа. Тот утвердительно качнул подбородком. Мезенцев едва не засмеялся в голос — эти двое считали, что он не понял, о чем они думают, и не заметил их многозначительного переглядывания. Детский сад. Теперь Мезенцева могло погубить только одно... Процент алкоголя в крови одного человека. Но это, если не считать Ингу, а Инга...

88
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru