Пользовательский поиск

Книга Школа суперменов. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

Поэтому он сделал выпад ножом, а в следующую секунду уже лежал на крышке багажника, с ужасом глядя на закрывающее все небо лицо Креста...

И потом он услышал странный металлический звук — это нож прошел сквозь его тело и соприкоснулся с крышкой багажника.

Крест затолкал тело в багажник, захлопнул крышку и быстро зашагал к входу в гостиницу. Его пошатывало, но в целом шел он быстро и уверенно.

У дверей он наткнулся на Бурого: тот посмотрел на Креста безумными глазами и расхохотался. Крест просто кивнул ему, как старому знакомому. Сейчас ему было не до Бурого.

Крест вошел в гостиницу, а снаружи Бурый, обхватив свое исходящее кровью тело, изумленно и завистливо повторял:

— А вот он не умирает, хр-хр... Эта скотина просто берет и не умирает...

Следом за Крестом в гостиницу вошла какая-то девушка. Бурый хотел ей сказать, что не стоит туда ходить, что там водятся ужасные неумирающие люди, которые режут людей на куски...

Но потом он подумал — а какое мне дело? Никакого мне до нее дела нет.

И вообще — пора менять профессию.

3

На шестом этаже Маятник сделал шаг из лифта, замер и непроизвольно закрыл рот рукой, чтобы никто не успел заметить гримасу страха, возникшую на его лице. Три человека лежали на полу гостиничного коридора, как будто ориентиры, указывающие путь к номеру 606.

Маятнику стало жутко. Но потом он вспомнил, что рядом с ним его люди и что он самолично возле гостиницы разнес башку убийце этих троих. Эти мысли вдохновили Маятника, и он осторожно зашагал дальше.

Возле двери номера 606 он пропустил самого широкоплечего из своих людей вперед, чтобы тот в случае чего принял на себя все пули. На счет «три» стодвадцатикилограммовая гора мускулов ударилась в дверь, едва не снеся ее с петель, — и Маятник вошел в номер, хищно шаря взглядом по сторонам и водя стволом пистолета параллельно взгляду.

— Ага, — сказал он торжествующе. — Попалась, сука!

Он не удержался от маленького удовольствия и свободной рукой отвесил Лене Стригалевой весомую оплеуху. Девушка от удара слетела с кровати на пол...

И тут Маятник понял, что с девушкой что-то не то. Когда она падала на пол, раздался странный звук, и охранники Маятника инстинктивно дернулись, однако ничего не произошло. Они быстро осмотрели номер, но номер был пуст.

Лена молча поднялась на ноги, вытирая кровь с разбитых губ, и тут Маятник понял, откуда шел этот звук.

— Что это еще за фигня? — спросил он, с удовольствием тыча стволом пистолета Лене в подбородок и видя, как на коже остается красный след от соприкосновения с металлом. — Что, извращениями тут занимаешься со своим придурком? Садомазохизма захотелось? Это я тебе могу обеспечить! Столько извращений, что папа до смерти бы обрадовался, узнай он... До смерти, понятно?!

Маятника немного смущало, что девушка не кричала, не плакала и не просила о пощаде, она просто поднялась с пола, снова села на кровать, поджав под себя одну ногу. Вторую ногу она спустила вниз. На лодыжке этой ноги был металлический браслет, а от него длинная цепь тянулась к батарее.

— Где твой друг? — спросил Маятник, решив не грузить себя мыслями об этой странной цепи. — Где эта сволочь, которую ты наняла, чтобы меня убить?

— Тех, кого я наняла, ты перебил в Питере еще зимой, — ответила Лена, и снова Маятнику впору было удивиться обреченному спокойствию в ее голосе. — Больше у меня не было людей. И я больше не пыталась тебя убить, я просто пыталась договориться.

— Договориться?! — оскалился Маятник. — Грибу очень дорого встали твои договоры! Хватит дурочкой прикидываться! Где он?!

— Человек, который от моего имени ходил договариваться с тобой и Леваном?

— Да!

— Я не видела его уже месяц. Он оставил меня в этой гостинице и...

— И приковал цепью, чтоб не сбежала. Да, конечно. Кому ты пытаешься слить вот эту туфту? Кого ты пытаешься обмануть, соплячка?!

— Я говорю так, как есть, — вздохнула Лена. — Женя уехал месяц назад. Больше я его не видела. Цепь — это не его работа.

— А чья?

— Не знаю.

— Хватит, — махнул рукой Маятник. — Это ты сейчас так разговариваешь. Когда мы с тобой поговорим по-другому, ты вспомнишь все. Вспомнишь, где сейчас прячется твой любимый друг... Все вспомнишь. Парни, вытаскивайте ее отсюда.

— Да, пожалуйста, вытащите меня отсюда, — сказала Лена, и в ее голосе не было иронии. Маятник понял, что он чего-то не понимает. Как бывало обычно в таких ситуациях, он разозлился и снова ударил Лену по щеке. На этот раз она вскрикнула, и это Маятнику понравилось.

— Вот так вот, детка, — зло проворчал он. Лена неприязненно посмотрела на него снизу вверх, и Маятник еще раз повторил: — Вот так, детка...

Только он снова не понял: если он бил ее по щеке и по губам, то откуда у нее кровоподтек под глазом?

Надо было сваливать из гостиницы, иначе эти вопросы могли свести Маятника с ума.

В конце концов, он получил свое, получил компенсацию за пережитое в пансионате унижение. Пока компенсация еще не была полной, но подходящий для этого материал уже находился у Маятника в руках.

4

Настя прошла мимо стойки администратора, потом помахала гостиничной карточкой перед лицом охранника, а потом...

Потом она развернулась, снова прошла мимо охранника, снова мимо администратора и остановилась у отгороженного стеклом закутка с надписью «Трансагентство».

«Зря я приехала, — подумала она. — Я все равно ничего не смогу ему сказать. И тем более не смогу ничего изменить. Слишком поздно».

— У вас есть билеты на сегодня? — спросила она крашеную блондинку по другую сторону стекла.

— Какие билеты? — не поняла блондинка.

— Билеты, чтобы уехать отсюда.

«Все это было ошибкой. Большой глупой ошибкой, которые случаются, когда насмотришься ночных кошмаров. С чего это ты решила, что здесь тебе станет легче? Даже если ты расскажешь то, что ты знаешь, — кому от этого станет легче? Тебе? Ему? Родителям Димки? Нет, легче никому не станет. Станет только тяжелее...»

— А, понятно, — сказала блондинка. — Поезд или самолет?

— Поезд.

Денег у нее осталось немного, хотя, конечно же, самолетом было бы лучше — тогда она покинула бы Волчанск с большей скоростью.

— Понятно. И куда?

— Извините?

— Ну, понятно, что вы уезжаете отсюда. А куда вы едете?

«Мне абсолютно все равно. Мне наплевать. Мне некуда ехать, но мне нельзя оставаться здесь...»

— Так что? Куда вы едете?

— Куда-нибудь.

— Девушка, ну так же нельзя. Вот посмотрите расписание поездов, там, на стеночке, выберите, определитесь. Тогда я что-нибудь смогу для вас сделать. А так...

Настя неохотно поворачивается к стенду с расписанием поездов («Ну что я там буду смотреть? Дала бы билет на первый попавшийся поезд — и дело с концом...») и видит:

Мимо администратора проходит несколько молодых парней...

Один мужчина в годах, он как будто главный...

Лотом идет девушка...

Настя узнает ее — это она подходила к ней в кафе и спрашивала сигаретку. А потом они болтали.

Девушка сейчас одета странно — желтые пижамные штаны, тапочки, свитер. Не слишком подходит для прогулок под дождем, а направляется вся эта группа людей именно к выходу.

Настя внимательнее смотрит на девушку — почему-то на ней нет очков — и видит у нее под глазом синяк, которого вчера не было. И еще она видит:

Здоровый мужик, который замыкает процессию, одной рукой держит девушку повыше локтя, а другую положил ей сзади на шею. Эта большая сильная мужская рука смыкается вокруг шеи, словно ошейник, словно удавка, словно...

Эта картина внезапно накладывается на другую картину — ненавистную, пугающую, невероятно реалистичную, хотя и вышедшую из ночного кошмара. Но сейчас перед глазами Насти она всплывает среди бела дня, и она реалистичнее, чем когда-либо...

Он приближается к девочке вплотную — большой темный человек с чужим запахом и сильными руками. Потом заходит ей за спину и кладет ладони на плечи. Его ладони — широкие и тяжелые.

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru