Пользовательский поиск

Книга Рекламный трюк. Страница 17

Кол-во голосов: 0

— Девочки с ним работают. А тебе зачем?

— Да тут у меня по делу человек странный проходит. Борода, понимаешь, черная, а волосы светлые…

— А ты знаешь, как определить, настоящая блондинка или крашеная?

— Знаю. Мне бы его поймать — сразу определю. Ты мне лучше вот что скажи — волос там на подкладке не завалялся?

— А как ты догадался?

— Я умный. Про волосы, пожалуйста, подробнее.

— Не имею права. Кто ты такой, вообще говоря? Зачем нос суешь в чужие дела?

— Не угощу конфетами.

— Ой, боюсь, боюсь, боюсь!.. Ладно, сейчас.

Пауза, в которой сквозь шум помех на телефонной линии слышны удаляющиеся шаги, неразборчивые отголоски разговора, потом приближающиеся шаги и стук трубки.

— Короче, слушай. Волосы мужские, светлые, слегка вьющиеся, средней длины.

— Насколько средней?

— Как у тебя примерно. На голове, я имею в виду.

— А можно подумать, ты знаешь, что у меня не на голове.

— Я догадываюсь. Поделись секретом — что у тебя там за дело?

— Приходи ко мне вечером домой. Обсудим. Конфеты за мной…

Приятно быть красивым, обаятельным и сексуально привлекательным, — повесив трубку, добавил Юра, обращаясь к изображению девушки в бикини на стене несгораемого шкафа.

Теперь у него было три пути — доложить о своем открытии по начальству, по-дружески подбросить идейку Ростовцеву или начать разбираться самому. Так и не придя к окончательному решению, он поехал в центральную больницу, то есть стал действовать по третьему пути, хотя прекрасно понимал, что рано или поздно (и чем раньше, тем лучше) придется отдать это побочное расследование другим людям. Дело дознавателя — заниматься всякими мелочами, а вмешиваться в работу по делу о похищении человека он просто не имеет права.

У главного входа в клинику стояли четыре мотоцикла. На одном из них сидел боком парень, одетый в кожу с заклепками и шипами.

— Привет, — сказал ему Сажин. Рокер никак не отреагировал.

— Отряд не заметил потери бойца? — спросил Сажин. — Что же вы оставили друга умирать на дороге? Теперь это будет на вашей совести.

— Слушай, мэн, — лениво процедил сквозь зубы парень. — Я ведь тебя не трогаю.

— Ну, еще бы. Если ты меня тронешь, тебя посадят. Но ты не бойся. Мне про одного парня надо узнать. Колоритный такой парень — борода черная, а волосы светлые. Может, видел такого?

— С детства ненавижу ментов, — отозвался рокер.

— Сочувствую. Но ты ведь не хочешь, чтобы я заставил тебя показать права или обратил внимание на номер твоего мотоцикла, которого нет,

С этими словами Юра протянул руку и вынул из езда ключ зажигания.

— Э! Ты охренел?! — заорал рокер и уже готов был кинуться на собеседника, но вовремя вспомнил, что тот — из правоохранительных органов.

— Так я о том парне, — как ни в чем не бывало продолжил Сажин. — Это ведь он устроил аварию?

— Меня там не было, — сказал рокер. Ему было лет шестнадцать, но он изо всех сил старался казаться старше и старательно подражал суперменам из американских боевиков.

— На это мне глубоко плевать, — сказал Сажин, — Только не говори, что у вас не рассказывают друг другу про свои подвиги.

— Я тебе вообще ничего не собираюсь говорить.

Юра уселся на сиденье соседнего мотоцикла и сообщил:

— Мне интересно, как вы его выследили и где он теперь?

Рокер смачно сплюнул и ответил на вопрос нецензурно и в рифму.

Тут из дверей клиники показались еще трое рокеров. Один заметно прихрамывал, и вообще все его движения казались осторожными и слегка неуклюжими. Еще бы — соскочить с падающего мотоцикла и тут же получить ногой по самому чувствительному у мужчин месту. Естественно, он не успел сгруппироваться и, рухнув на асфальт, повредил и ноги, и руки, и бока помял изрядно — хорошо еще, ничего не сломал.

Парни оживленно переговаривались.

— Ну, чего? — издали спросил их собеседник Сажина.

— А ничего. Жить будет. Может, дураком сделается, или ноги отнимутся.

— Придется купить ему инвалидский мотоцикл, — добавил хромой, и все рассмеялись.

Тут взгляды рокеров скрестились на Сажине, который уже встал с мотоциклетного сиденья, но по-прежнему опирался на машину хромого. Сейчас должен был последовать вопрос типа: «Э, мужик, что это ты тут делаешь?», — но Юра опередил рокеров и задал свой вопрос первым. Выбросив руку в направлении хромого, он поинтересовался:

— Это у тебя бородатый отобрал мотоцикл?

Хромой в гневе повернулся к бывшему собеседнику Сажина, и лицо его не предвещало ничего хорошего — настолько, что парень, стороживший мотоциклы, счел нужным начать оправдываться и сразу утратил свой вид крутого парня.

— Миша, я ничего…

— Не сказал, — прервав его, закончил фразу Сажин. — Истинная правда. Но я догадался, а ты подтвердил.

Из этой фразы осталось неясно, кто именно это подтвердил — Миша или первый собеседник Сажина, имя которого так и не удалось узнать. Но Миша принял слова дознавателя на свой счет и взорвался:

— Да я слова тебе не сказал!

— Я заметил, — ответил Сажин и не спеша пошел к таксофонам у входа в клинику.

— Ключи отдай! — крикнул ему вслед первый собеседник.

— В городском управлении внутренних дел есть кабинет тридцать один, — через плечо сообщил Сажин. — Жду тебя там завтра.

— Хрен! У меня запасной есть.

— Безумно рад за тебя.

Сквозь стеклянную дверь Сажин заметил в вестибюле больницы старшую сестру Коли Демина и на время отложил звонок по телефону. Он вошел в здание и направился к девушке. Позавчера, вскоре после происшествия, он не стал ее допрашивать — с милицией разговаривал отец. Но теперь Колина сестра выглядела нормально, и дознаватель обратился к Ней, на всякий случай представившись:

— Здравствуйте. Я — Сажин из управления внутренних дел.

— Привет. Я уже видела вас, — ответила она.

— Тем лучше. Сейчас к вашему брату приходили друзья. Вы их знаете?

— Двоих. Миша Калинкин и Леша Петров. Мы в одном доме живем.

— Спасибо большое. Как Коля?

Девушка опустила глаза. Потом тихо сказала:

— Возможно, выживет.

— Скажите, как можно с вами связаться, если еще что-нибудь понадобится?

Она молча написала на бумажке два телефона.

— Это рабочий, это — домашний. Зовите Свету.

— Спасибо.

Юра проводил ее до дверей, потом зашел в будку таксофона и позвонил Ростовцеву. Разговор он закончил словами:

— Ты можешь их перехватить. Я забрал ключ от одного мотоцикла, и они теперь ведут его «под уздцы».

Покинув будку, Сажин увидел поблизости бородатого мужчину и оглядел его с подозрением. Потом на всякий случай потребовал документы.

— А вы кто, позвольте узнать? — поинтересовался подозрительный незнакомец.

Сажин показал ему свое удостоверение. Бородатый протянул дознавателю свое.

«Зарайский Олег Иванович, журнал „Криминальный мир“», — прочитал Юра и не рискнул просить показать паспорт. Еще не хватало засветиться в прессе в роли какого-нибудь держиморды.

— По делам у нас? — спросил он, возвращая удостоверение.

— Естественно, — ответил Зарайский. — Вам, ребята, надо радоваться, что здесь не Америка. А то бы к вам в город пожаловала вся пресса страны, а не только мелкие сошки вроде меня. А вы не связаны с делом Ружевич?

— Нет. У меня другой круг обязанностей.

Сажина так и подмывало разобраться с этим бородачом более тщательно. Но он никак не мог решить, где кончается бдительность и начинается мнительность. Будь Юра бывалым милиционером, он, конечно, потребовал бы паспорт без колебаний. Но вся беда в том, что Сажин не был бывалым милиционером. И пока он раздумывал. Зарайский уже вошел в вестибюль больницы, и гнаться за ним теперь было смешно — особенно если он и вправду окажется журналистом из Москвы.

17

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru