Пользовательский поиск

Книга Рекламный трюк. Содержание - 69

Кол-во голосов: 0

Оксана вздрогнула и уставилась на него непонимающими глазами.

— Раздевайся, — приказал Казанова. А когда она никак не отреагировала, добавил, передернув затвор: — Первый выстрел в коленную чашечку.

Медленно, словно в трансе, девочка стала расстегивать рубашку. Бюстгальтера на ней не было, а ее формам любая девочка такого возраста могла бы позавидовать. Сняв рубашку, Оксана положила ее на колени и прикрыла груди руками.

— Продолжай, не стесняйся. Здесь все свои, — сказал Казанова, касаясь автоматом голой кожи. При этом он подумал, что не чувствует разницы, раздета жертва или одета. Стрелять в нее и так, и так не хотелось бы. Но Казанова не сомневался, что если понадобится, то он спустит курок без колебаний. Наверное, привык за последние дни.

Оксана сняла джинсы, а потом без напоминаний стянула последний предмет туалета. Казанова забрал у нее все, включая босоножки, и передал на заднее сиденье. Крокодил забросил шмотки еще дальше назад. При этом он так взмахнул рукой с зажатой в ней гранатой, что до полусмерти напугал Яну.

Раздетая Оксана сжалась на переднем сиденье, а Крокодил назидательным тоном сообщил:

— И еще одна польза обнажения. Человек, которого внезапно раздели, теряет на некоторое время всякую волю к сопротивлению. В особенности это касается женщин. И этим никогда нельзя пренебрегать.

Они мчались по пустынной дороге, ведущей в сторону аэропорта. Преследователи держались на солидном удалении и пока не выказывали агрессивных Намерений. Но впереди была неизвестность.

Казанова слишком хорошо знал Крокодила и понимал, что он сейчас страшно психует и мандражирует — но при этом сдерживается изо всех сил, помогая себе рассуждениями и распоряжениями, в которых, в общем-то, нет никакого смысла. Потому что, если профессионалы или геройствующие дилетанта захотят открыть стрельбу — они ее откроют. И тогда уже не поможет никакая психология.

69

— Машина с преступниками и заложниками движется по направлению к городскому аэропорту. Условия освобождения пока не объявлены. Повторяю еще раз для всех: не пытаться задержать машину, огня ни в коем случае не открывать. Существует опасность взрыва гранаты и канистр с бензином. Под личную ответственность всех руководителей подразделений приказываю — самостоятельно никаких действий не предпринимать, беспрепятственно пропустить «тойоту» по трассе, выполнять все условия преступников до тех пор, пока не будет выработан общий план освобождения заложников…

— Вниманию всем постам ГАИ и мобильным группам! По дороге Капитоновка — аэропорт движется автомобиль «тойота» синего цвета, номерной знак «а 312 PC» с двумя вооруженными преступниками и двумя заложницами. Приказываю контролировать прохождение этой машины по трассе и обо всех изменениях ситуации докладывать мне немедленно. Не пытаться — повторяю! — не пытаться задержать преступников своими силами. Существует опасность взрыва машины и гибели заложников…

— Мобильным группам задержать все машины и мотоциклы, следующие за «тойотой» с преступниками. «Тойоту» не трогать! Пропустить беспрепятственно к аэропорту…

— Ввиду нештатной ситуации на трассе Капитоновка — аэропорт необходимо полностью блокировать движение по этой дороге. Всем постам и мобильным группам следует обеспечить свободный путь синей «тойоте» с преступниками и заложниками. Прочий транспорт, кроме спецмашин, задерживай» или направлять в объезд…

— Срочно перекрыть все движение в районе аэропорта и прекратить посадку в самолеты. В ближайшие десять минут обеспечить отправку всех рейсов, готовых к полету, после чего взлет никому не разрешать. С данного момента аэропорт закрывается для посадки. Подразделениям внутренних дел и гражданской обороны только что отдан приказ приступить к эвакуации аэропорта…

— Сергей Палыч, а нельзя их все же как-нибудь тормознуть? Их нельзя пускать в аэропорт — тут же народу полно, самолеты, горючее. Если рванет, тогда полный аут. Есть разница — четыре трупа или пара сотен…

— Да вы там что, охренели?! Нам за одни разговоры об этом головы поотрывают и за яйца повесят. Там же не дура какая-нибудь с улицы, а Ружевич. Век не отмоешься.

— Может, они блефуют?

— Даже не думай об этом. Повторяю для всех — приказ категорический: никакой самодеятельности. Не стрелять, не мельтешить, не дышать на них, пропускать, куда захотят, принимать все их условия. Неисполнение приказа карается по всей строгости…

— Прибытие спецотряда в аэропорт ожидается в течение получаса. До полного выяснения обстановки и получения требований террористов никаких активных действий предприниматься не будет…

— Алло, Андрей Петрович? Мэр говорит. Извини, что в неурочное время. У нас ЧП в аэропорту. Так что срочный сбор — КЧС и штаб ГО. Как можно скорее ко мне…

— В экстренном порядке оповещены члены городской и областной комиссий по чрезвычайным ситуациям. Силы гражданской обороны выдвигаются к аэропорту по плану, предусмотренному для случаев Вооруженного нападения и захвата заложников. По мнению специалистов, не исключена возможность взрыва на территории аэропорта…

— Следует принять все меры для скорейшего освобождения заложников и недопущения гибели людей. Поэтому строго запрещается прибегать к силовым методам захвата преступников…

— Докладывает семьдесят девятый пост. Они проследовали мимо нас в сторону аэропорта. Путь, вроде бы, свободен, но ручаться не могу — отсюда не видно…

— Сергей Палыч, они свернули к запасному въезду на летное поле. Там ворота на замке, ключ не можем найти.

— Ворота крепкие?

— А черт их знает! Думаю, машина их снесет. Даже легковая.

— Снести-то снесет… Далеко они еще?

— Да порядочно.

— Вот что. У тебя там спецтехника под рукой. Снесите-ка эти ворота сами. В темпе!..

— Всем свободным машинам «скорой помощи» и реанимационным следовать в район аэропорта…

— Але, гараж! Я не понял — а чего подняли такой шухер? У них что, атомная бомба в багажнике?

— Начальство велит акгивничать — мы активничаем. Заткнись и не засоряй эфир!..

— И на кой ляд мы ворота сносили?! Они едут в другую сторону…

— Эвакуация людей с летного поля не закончена. В одном самолете еще остались пассажиры…

— Они уже на территории!..

— Я охреневаю с этих танцев!..

70

Синяя «тойота» промчалась сквозь строй милицейских машин и спецтехники и свернула к выезду на летное поле. Расчет Крокодила оправдался — все оказалось донельзя просто. Никто не рискнет стрелять, когда у террориста в руках граната с выдернутой чекой и при взрыве вместе с ним неизбежно разнесет заложников.

Гранату эту Гена показал милиционером в открытое окошко машины, когда «тойота» проезжала мимо них, направляясь в сторону летного поля. Канистры у Крокодила за спиной тоже имели место — неизвестно только, был ли в них бензин.

«Тойота» лихо прокатилась по бетону и подъехала к самолету «Ту-154» с которого до сих пор не сняли пассажиров. Его предполагалось отправить в отведенные десять минут, но почему-то не успели, затеяли эвакуацию, и не успели опять-таки.

Казанова выпустил из правого окошка очередь в белый свет, а Крокодил заговорил через мегафон, который у него, оказывается, тоже имелся:

— Всем обратно в самолет! Или открываю огонь на поражение.

Кто-то после этого послушно полез в самолет, кто-то замер на месте, а некоторые побежали, кто куда, и получили веер пуль вдогонку. Несколько человек упали — кого-то ранило, а кто-то просто залег, чтобы в него не попали.

— Отгоняй трап, — скомандовал Крокодил водителю трап-машины, когда последний человек вошел в самолет. Это не считая тех, которые залегли. Их Крокодил решил отпустить, и теперь беглецы отползали от самолета по-пластунски.

Казанова пристроил «тойоту» под крылом «Ту», вплотную к шасси. Специалисты сразу прикинули и выдали заключение, что если машина серьезно рванет, то стойка шасси может подломиться, и тогда настанет амба всему лайнеру и тем, кто в нем.

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru