Пользовательский поиск

Книга Рекламный трюк. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

Но скорей всего ее все-таки грохнут. И Горенский не будет испытывать по этому поводу угрызений совести, поскольку такое чувство ему вообще незнакомо.

Но теперь ситуация изменилась. Деньги нужны немедленно. Некогда манипулировать со счетами, чтобы запутать налоговую инспекцию. Некогда искать лазейки, чтобы потерять поменьше. Надо взять где-то много и сразу.

И есть способ — сделать вид, что наличные нужны для выкупа за Яну Ружевич. А когда будут живые деньги — отдать их Ферзю.

Коваль еще не ушел, и Горенский, обернувшись к нему, сказал примирительно:

— Ладно. Ты меня убедил. Поехали на телевидение.

8

— Известный продюсер, фигурирующий в списке самых богатых людей страны, в интервью местному телевидению заявил, что уже начал собирать деньги для уплаты выкупа похитителям Яны Ружевич. Однако на это требуется время, так как запрошенная сумма слишком велика. Горенский также сообщил, что попросил Центробанк и налоговую инспекцию в виде исключения разрешить фирме «Вершина» обналичить часть средств со своих счетов…

Талантливый режиссер новой волны Дмитрий Данильян и молодой, но уже популярный актер Евгений Казанцев в московской квартире режиссера смотрели «Новости» по ОРТ и между делом пили виски «Джонни Уоркер».

— А знаешь, чем все это кончится? — задумчиво произнес Данильян, когда дикторша закончила рассказывать про похищение Яны Ружевич и перешла к международным событиям. — Публику помурыжат еще недельки две, потом бедная жертва вылезет на свет Божий, а Горыныч сделается национальным героем и огребет астрономические бабки. Говорят, продажа ее кассет и дисков уже подскочила раза в три. И клипы по ящику крутят каждый день — причем, заметь, бесплатно. Чисто из международной солидарности трудящихся.

— Может, для того все и затеяно, — рассеянно откликнулся Казанцев.

— Я про то и говорю. У Горыныча последнее время одни обломы, вот он и придумал финт ушами. Он на такие штуки мастер.

— Флаг ему в руки, барабан на шею, ружье за спину и собаку на поводок, — высказал Казанцев традиционное пионерское напутствие в адрес Горыныча.

Режиссер и актер выпили еще по рюмке и стали разговаривать об искусстве. Позже они подрались то ли из-за несогласия в трактовке образа Джульетты применительно к новому эротическому триллеру Данильяна, то ли просто на почве ревности — но это уже не имеет никакого отношения к нашему повествованию. Тем более, что к утру они благополучно помирились и вместе пошли за пивом, рассказывая всем встречным про хитрый финт ушами, который придумал Горыныч, чтобы поправить свои пошатнувшиеся дела.

9

Яна мучилась бездельем и страдала от беспомощности и одиночества. Она оказалась сейчас примерно в том же положении, в каком находится будущий космонавт, проходящий тренировку в сурдокамере. Только космонавт при этом все-таки чем-то занят и не сидит на цепи, как собака, а люди из Центра подготовки не угрожают ему пытками и убийством.

Яна поймала себя на том, что с нетерпением ждет прихода кого-нибудь из похитителей. Ей хотелось просто поговорить, но если преступник предложит заняться любовью, она согласится с радостью. И не потому, что такая уж испорченная — просто ей не хватало внешних ощущений, а внутренние были таковы, что от них легко сойти с ума.

Впрочем, кое-что Яна рискнула записать в плюс. Например, тот факт, что похитители входят в подвал обязательно в масках, а перед тем, как заняться сексом, завязывают ей глаза. Яна читала в детективах, что если похитители не показывают жертве своих лиц, то это добрый знак. Значит, они собираются отпустить пленницу и боятся, как бы она не опознала их впоследствии.

А завязывание глаз Яна объяснила тем, что у кого-то из ее похитителей на теле есть особые приметы. Конечно, никто не запрещает трахаться в одежде, но, очевидно, у одного из этих парней, а может, и у всех троих какие-то комплексы на этот счет. Во всяком случае, все они были голые, когда занимались с пленницей любовью после видеосъемки.

Ей хотелось, чтобы пришел искусный любовник, имени которого Яна не знала и потому окрестила его «Казановой». Но явился Гена, которого она про себя называла «Крокодилом», случайно угадав его институтское прозвище. Имя главного похитителя Яна узнала тоже случайно. Когда ее готовили к съемке, третий похититель назвал главаря Геной, хотя, судя по оплеухе, которой Гена его угостил, произносить имена в присутствии пленницы было запрещено.

Прозвище для этого третьего Яна подобрала после того, как он уронил с грохотом осветительный прибор и Гена по этому поводу сказал раздраженно:

— До чего ты неуклюжий, аж слов на тебя нет, кроме матюгов.

Осветительные приборы находились преимущественно под потолком, но некоторые размещались в стенном шкафу. Этот шкаф вообще привлекал внимание богатством своего содержимого. Там было много вещей, пригодных для использования в качестве орудий освобождения, а среди шальных мыслей, посещавших Яну во время вынужденного безделья, промелькнула и такая — убить главаря и положиться на милость двоих оставшихся похитителей.

Но, во-первых, цепь не позволяла пленнице дотянуться до шкафа, во-вторых. Крокодила не так просто было убить даже имея в руках оружие (если только это не автомат Калашникова или что-то вроде того — но таких вещей наверняка не было в стенном шкафу), а в-третьих, Яна справедливо сомневалась в милосердии двух других бандитов. Уклюжий скорее всего просто сбежит, а реакция Казановы на такой вариант развития событий вообще непредсказуема. Он может продолжить операцию в одиночку, может заставить Уклюжего себе помогать, а может просто оставить пленницу на произвол судьбы в этом наглухо закупоренном помещении (и тогда она умрет с голоду) или даже убить от обиды, что все сорвалось.

Крокодил явился как раз в тот момент, когда Яна окончательно отказалась от этого плана освобождения и решила придумать что-нибудь другое.

Даже не видя лица под маской, можно было сказать, что у главаря похитителей довольный вид.

— Молилась ли ты на ночь, Дездемона? — возгласил он от порога. — А то можешь отложить это дело на потом. Твой хозяин даст деньги. Скоро ты будешь нежиться в своей постели, а фаны встречать тебя, как героиню. Ручаюсь, это тебе понравится.

— Может быть, — ответила Яна. — И когда это будет?

— Скоро, скоро. Но не сразу. Этот дебил болтает, что ему нужно время, чтобы добыть деньги. Как думаешь, врет?

— Никто не хранит три миллиона долларов в чулке под матрасом, — сказала Яна и, поднявшись с пола, обвила шею похитителя руками. — Завяжи мне глаза, — попросила она.

— Не пойму, ты действительно такая нимфоманка или хочешь меня задобрить? Так это у тебя не пройдет. Я садист, и всякие добрые побуждения мне чужды.

— Я заметила, — сказала Яна, целуя его. — Когда тебя будут судить, я не скажу, что ты меня изнасиловал.

— Меня? Судить? Когда у меня будет миллион баксов, я сам стану судить, кого захочу.

— У тебя слишком богатое воображение, — прошептала пленница и, опускаясь на ковер, потянула похитителя за собой.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru