Пользовательский поиск

Книга Рекламный трюк. Содержание - 7

Кол-во голосов: 0

Седов молча вышел из кабинета и закрыл за собой дверь.

— И вообще посторонним пора удалиться, — сказал Короленко, обращаясь прежде всего к Горенскому.

Продюсер хотел что-то возразить, но оказалось, что возражать ему нечего, поскольку он сам решил устраниться и заявил об этом публично. Поэтому продюсер покинул кабинет, а Коваль задержался на пару минут лишь для того, чтобы попросить сделать копию видеозаписи для «Львиного сердца». Короленко сначала не согласился, но Коваль обладал даром убеждения, и в результате начальник криминальной милиции приказал сделать несколько копий послания похитителей — одну для охранного агентства, а остальные — для нужд следствия.

Осталось неясным, кто продал одну из этих копий видеопиратам — сотрудники милиции или люди из «Львиного сердца». Факт тот, что уже в ближайшие дни послание похитителей Яны Ружевич появилось чуть ли не на всех новых кассетах, поступающих в ларьки, где торгуют видеопродукцией, а стоп-кадры из этой записи украсили магнитоальбомы певицы — те самые, пиратские, за которые так и не был уплачен назначенный судом трехмиллиардный штраф…

6

Пробуждение в комнате без окон и с цепью на шее не стало большой неожиданностью для Яны Ружевич. Хотя слезоточивый газ лишил ее возможности сопротивляться, певица все же ясно сознавала, что с ней делают, до того самого момента, когда ей в вену вонзилась игла. Проснувшись, она все это вспомнила и сначала хотела бурно протестовать. Но обнаружив, что на ней нет ни клочка одежды и что она посажена на цепь, как какая-нибудь дворовая собака, девушка как-то сразу упала духом и смогла лишь заплакать навзрыд от бессилия и унижения.

Потом появился человек в черной маске наподобие спецназовской. Он действовал очень деловито и обращался с пленницей, как с куклой. Сначала сковал ей руки, и она не посмела сопротивляться, поскольку в руке у мужчины был нож. Потом присоединил наручники карабином к одному из звеньев цепи так, что руки оказались полностью выведены из игры. После этого он завязал Яне глаза и шепнул ей на ухо:

— Не вздумай дрыгать ногами.

При этих словах девушка почувствовала холодный укол в левую грудь и поняла, что это острие ножа.

Яне не в первый раз приходилось отдаваться мужчине против своей воли. В конце концов, весь ее путь к вершинам славы пролегал через постели шоу-бонз разного масштаба. И далеко не все из них были привлекательными партнерами.

Но Яна говорила себе: «Расслабься и постарайся получить удовольствие». И у нее всегда получалось.

Получилось и на этот раз. После бурного оргазма, который чрезвычайно удивил похитителя, последний — это был Гена — сообщил девушке:

— Из тебя вышла бы отличная проститутка.

Яна молча перевернулась на живот и снова заплакала.

Потом Гена привязал ее к веревке, свисающей с потолка, а еще один похититель натянул эту веревку, (очевидно, протянутую через кольцо или блок) так, что пленнице пришлось стоять на цыпочках. Зато ошейник с нее на время сняли.

Привязанную Яну снимали на видео, и хотя Гена наговаривал текст полушепотом, ей почти все было слышно. От того, что говорил похититель, Яне хотелось кричать и биться в истерике, но рот ее был заклеен липкой лентой, а поза не располагала к резким движениям.

Когда Гена бесстрастно заговорил об убийстве, Яна сразу поверила — этот может убить. Даже глазом не моргнет. Осознание такой возможности повергло девушку в шок, и она потеряла сознание.

Очнулась Яна от новых эротических ощущений. Ее опять кто-то трахал, но это был не первый похититель. Девушка почувствовала, что руки ее свободны, и обняла парня, отвечая на его жаркие и умелые поцелуи. Этот второй оказался весьма искусным любовником, и Яна невольно подумала: «Вот бы раньше с ним познакомиться», а в конце подарила ему такой поцелуй, который любой мужчина запомнит надолго.

Но это был еще не конец. После искусного любовника на Яну напустили его полную противоположность. Третий парень трахался неумело и как-то суетливо… Но зато и кончил он быстро, освободив место для Гены — без сомнения, главного в этой компании.

Теперь, когда Яна думала о главаре похитителей как о своем потенциальном убийце, трахаться с ним было чистым мазохизмом — но оказалось, что эта разновидность сексуального удовлетворения тоже не чужда певице, и от Гены она заслужила похвалу:

— Ты послушная девочка. Мне нравится, как ты себя ведешь. Я постараюсь не делать тебе больно, если меня не вынудят. Так что молись, чтоб твой Горенский приготовил бабки побыстрее.

— Зря стараешься, — тихо ответила Яна. — Горыныч не даст тебе этих денег. Он любит свои доллары больше, чем меня. А у меня такой суммы просто нет.

— Тогда тем более молись, — сказал Гена и ушел, оставив девушку в смятении.

7

Старший группы охранников Яны Ружевич Олег Коваль мрачно расхаживал по люксу продюсера Горенского и нервно восклицал:

— Лев Денисович, я не говорю, что вы должны выложить эти деньги. Но выступить в теленовостях необходимо! Надо тянуть время, выманивать их на переговоры. Чем больше сеансов связи им придется провести, тем больше ошибок они совершат.

— Пока они не совершили ни одной.

— И тем не менее.

— Что тем не менее?! Пока все ошибки совершаешь ты! Кто ее упустил? Кто проорал всю охрану, к гребаной матери?!

— Я разве спорю? Там виноват был я. Только если девочку начнут пытать, то виноваты будете вы.

— А мне плевать на это, ты понял? Я за нее не отвечаю вообще. Я ее из грязи поднял, поставил на ноги и сделал из нее конфетку. И если хочешь знать, я на ней не заработал столько денег, сколько хотят эти подонки! Может, она сама все это устроила, чтоб вытянуть из меня бабки. Она артистка еще та, что хочешь тебе изобразит…

— А ваша репутация вас не волнует? Кто после этого захочет иметь с вами дело? «Львиное сердце», например, не разбежится.

— Это тебя вообще не касается. Короче, ты понял — я в вашем идиотском шоу светиться не собираюсь. Я, если хочешь знать, вообще закрываю фирму и сваливаю из этой блядской страны!

В этот момент зазвонил телефон, и Горенский схватил трубку. Вкрадчивый голос с едва заметным южным акцентом проговорил:

— Здравствуй, друг Лева. Ты не забыл меня еще? Забыл, так я напомню. Ты мне деньги должен, знаешь, да?

— Ферзь, понимаешь, осложнения у меня… — начал Горенский заранее заготовленную отмазку, но на другом конце провода его сразу прервали:

— Наслышан о твоих бедах, наслышан. Но мне моя беда ближе. Я слова слушать не хочу, я деньги хочу видеть. Пощупать их хочу, понюхать, послушать, как хрустят. А то у меня есть такой человек, сильный очень, понимаешь, да? Если он твою голову сожмет, она тоже хрустеть будет. И треснуть может, понимаешь? Так этот человек уже едет к тебе в гости. Но ты сразу не бойся — сначала он с тобой как друг поговорит.

В трубке раздались короткие гудки, и продюсер вместо того, чтобы положить ее на место, изо всех сил долбанул ею об стол.

Дела становились все хуже. Если бы удалось Ферзя уговорить подождать еще несколько дней, то можно было бы как-то справиться с этой проблемой, потом перевести в наличные кое-какие резервы и примерно через месяц спокойно уехать в Штаты. Все равно все новые проекты накрылись, а старые — на последнем издыхании. А теперь еще и Ружевич пропала для него езвозвратно. Так что делать в этой стране господину Горенскому больше нечего.

С потерей Яны Горенекий примирился сразу, как только услышал сумму выкупа. Продюсер надеялся, что похитители запросят максимум тысяч сто баксов, И тогда он мог бы выйти из этой истории с гордо поднятой головой, а Яна по гроб жизни считала бы его своим спасителем. А теперь, даже если милиция или «Львиное сердце» ее освободят — на что надежды мало, — то Яна легко найдет себе другого импресарио. Она давно об этом мечтает, и теперь у нее появится повод.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru