Пользовательский поиск

Книга Нимфоманка. Содержание - 111

Кол-во голосов: 0

111

Добравшись до особняка, Север прежде всего поднялся в комнату, где они жили с Милой. Девушки там не было. Наверно, она еще «оттягивается», подумал Север. Неприятно, ну да ладно… подождем.

Он прождал часа три, но Милы все не было. Обычно ее развлечения занимали куда меньше времени. Север начал волноваться. Он спустился в подвал, в камеру «люкс», которую Мила всегда использовала для своих оргий. Камера оказалась пуста. Белов, беспокоясь уже всерьез, вышел из дома и направился к охранникам.

— Ребята, где моя жена? — спросил он парней, дежуривших возле ворот.

— А мы ее давно не видели, братан, — отозвался один из бойцов.

— А Иван? Он же за ней поехал!

— Иван как уехал, так и не приезжал. А куда уехал, мы не в курсе. Он нам не докладывает.

— И моя жена сегодня весь день не появлялась? — уточнил Север.

— С утра ее точно не было. Впрочем, сходи в караулку, спроси, может, там знают, — ухмыльнулся парень.

Север развернулся и пошел прочь. Значит, Мила не приезжала… «Та-ак. Будем рассуждать логически, — подумал Белов. — Из больницы Иван ее забрал, это видела соседка по палате. А сюда не привез. Я сегодня вернулся с последнего дела. Значит… Нет, чушь. Пожелай Столетник меня убить, он сделал бы это сразу. Просто… Просто он пронюхал про психоанализ! Пронюхал, гад, и, не зная его результатов, решил, что Милка скоро выздоровеет! А тогда он не сможет держать меня в руках! И он похитил Милку! Спрятал, старая сволочь! Теперь небось сидит у себя и ждет, когда я приползу к нему умолять вернуть жену! Ну, ты мне заплатишь, подонок! Ты мне скажешь, куда Иван по твоему приказу отвез Милку! Ты мне все скажешь»!

Пережив сегодня крушение всех своих надежд, Север внешне еще держался. Он пытался смириться с неизлечимостью болезни Милы, приучить себя к мысли, что ему придется долгие годы делить любимую женщину со всякими ублюдками. И почти уже успокоился, почти привел нервы в относительный порядок. Но исчезновение жены нарушило хрупкий баланс между спокойствием и психозом. В голове Севера заколыхался знакомый кровавый туман…

Столетник сидел у себя в кабинете и в каких-то допотопных гроссбухах сводил свои воровские дебет с кредитом — компьютеры старый вор почему-то не жаловал. Белов вошел без стука. Федор поднял голову.

— А, это ты, Север! Я думал, вы отдыхаете. Садись. Задание выполнено тобой блестяще. Смотри, у меня здесь…

— Где Мила, Столетник? — перебил Белов, стараясь казаться спокойным.

— Мила? — удивился Федор. — А разве Иван еще не привез ее?

— Не прикидывайся! — визгливо закричал Север. — Говори, где Мила?! Куда ты велел Ивану отвезти ее?!

— Север, честное слово, я тебя не понимаю… — Тут Столетник на свою беду поднялся из-за стола, шагнул к любимому креслу и кивком предложил Белову сесть напротив.

— Ага, не понимаешь, — произнес Север, лениво доставая револьвер. — Сейчас поймешь…

Булькнул глушитель, и сидевший в кресле Федор дико заорал: разрывная пуля разворотила ему ступню правой ноги. Из разорванных артерий фонтаном хлынула кровь.

— Где моя жена?! Зачем ты ее похитил?! Куда велел спрятать?! — не менее дико заорал Белов. — Отвечай, падла, отвечай, а то хуже будет!

— Север, Север, успокойся! — простонал Федор, с ужасом глядя на расползающуюся алую лужу. — Подумай сам, зачем мне было похищать Милу?

— Я спокоен! — хрипло выкрикнул Белов. — Я спокоен, как удав! И удавлю тебя тоже спокойно! Говори, где Мила, чмо одноногое!

— Север, ну рассуди ты здраво… — испуганно начал Столетник; он впервые почувствовал, что до ста лет ему, пожалуй, не дотянуть.

Однако Белов его не дослушал. Он вдруг бросился на пол. Три автоматные очереди из распахнутой настежь двери кабинета прошли над ним, раскрошив противоположную стену. Север трижды выстрелил в ответ.

— Сколько у тебя телохранителей в доме? — спросил он Столетника, вставая. — Правильно, пятнадцать. Было. Теперь только двенадцать. Так будешь говорить?

Федор пытался хоть как-то закрыть рану собственной брючиной, чтобы остановить хлещущую кровь. Он поднял белое как мел лицо.

— Перевяжи меня, — попросил вор. — Истеку ведь…

— Перевяжу. После того, как скажешь.

— Да не знаю я ничего, клянусь! Я послал Ивана привезти ее сюда! А его все нет!

— Та-ак. Значит, не хочешь говорить! — Север снова выстрелил. Левую ступню Столетника оторвало, как и правую.

— А-а-а! — безумно взвыл Федор, забившись в кресле.

— Было ты чмо одноногое. Теперь чмо безногое. Будешь и дальше молчать — станешь еще и чмо безрукое, — пообещал Белов.

— Север, ты сошел с ума!!! Ну разве я в такой ситуации молчал бы?! Ну подумай, подумай немного! Даже если б Милу похитил я, неужели я уже не сказал бы, где она?! Что я, партизан какой или молодогвардеец?! Похоже ли это на меня?!

Север смутился, стал разглядывать ковер под ногами. «Может, я и впрямь ошибаюсь, — подумал он. — Действительно, самое дорогое для Столетника — его собственная шкура. Ради нее он готов продать кого угодно. Почему же молчит? Неужели я ошибаюсь»?

— Лучше перевяжи меня и давай вместе раскинем мозгами, куда могла деться Мила! — продолжал дожимать его Столетник, видя колебания парня. — Да помоги же мне! А то совсем свихнулся из-за бляди своей!

Зря Федор это сказал, ох зря! Уже начавшие было проясняться мозги Белова снова помутились, лицо исказилось яростью.

— Из-за бляди! — взвизгнул он. — Да, она блядь! Но блядь она по вине всяких Столетников! А я люблю ее! Я ее и такую люблю! Говори, где она?!

Север опять спустил курок, на сей раз отстрелив Столетнику указательный палец. Сквозь рев Федора чуткое ухо Белова уловило звук шагов нескольких человек, бегущих вверх по лестнице, ведущей в кабинет. Север заменил обойму револьвера на новую, хотя в прежней оставался еще один патрон.

— Нам хотят помешать! — улыбнулся он Столетнику. — Пойду встречу!

Белов вышел. Федор слез с кресла, пополз к своему столу. Там в ящике лежал пистолет. Опираясь локтями, оставляя за собой кровавую дорогу, Столетник волок обессиленное тело по полу, словно сквозь вату слыша грохот автоматных очередей и четкое тумканье глушителя.

Наконец вор добрался до стола, встал на колени, выдвинул ящик. Вот оно, оружие, спасение!

Но едва рука потянулась к пистолету, раздался короткий упругий звук и страшная сила как топором отсекла правую кисть Столетника. В дверях, жутко скалясь, стоял Север.

— А крепкий ты мужик, дедуся! — сказал он Федору. — Другой давно бы сознание потерял.

Белов за шиворот выволок Столетника из-за стола и швырнул обратно в кресло.

— Ну что, поговорим наконец? — спросил он.

— Ничего я не знаю… — обессиленно, бескровными губами прошептал Федор.

— А я еще шестерых твоих ребят положил! — похвастался Север. — А они в меня даже ни разу не попали! — Он походил на ребенка, рассказывающего родителям об игре в снежки. — Дурак ты, Столетник, такого бойца предал…

— Не предавал я тебя… — из последних сил выговорил Столетник. Голос его звучал уже едва слышно.

— Может, все же скажешь, где Мила? Ну чего теперь-то… — приставал Север. Столетник молчал.

— Ой, похоже, нам опять хотят помешать! — Белов отошел к окну. По аллее бежали шестеро охранников, дежуривших сегодня у ворот. Север подобрал валявшийся у дверей кабинета автомат одного их убитых первыми бойцов. С пояса ближайшего трупа снял полный магазин, перезарядил оружие. Вернулся к окну, высадил стекло и одной длинной очередью скосил бегущих.

— Ну вот, теперь нам уже никто не помешает! — весело сказал Север Столетнику, оборачиваясь. Федор не подавал признаков жизни. Белов отчаянно вскрикнул, подскочил к вору, начал трясти его.

Столетник был мертв.

— Гадина, гадина, гадина! — заорал Север. — Вша парашная! Сдох, так ничего и не сказав! Где Мила, где?!

Столетник молчал.

Север застыл в нерешительности. Потом осмотрел свою одежду — нет ли на ней крови? Крови не было. Только сапоги нужно вымыть, потоптался по липким лужам… Эта простая работа немного прояснила разум Белова. Он вернулся в комнату, где они жили с Милой. Нужно решать, что делать дальше, думал Север. Единственная оставшаяся ниточка к Миле — Иван. Надо искать Ивана.

99
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru