Пользовательский поиск

Книга Нимфоманка. Содержание - 56

Кол-во голосов: 0

— Мужик, трахаться будем? — мелодично прозвенела Мила. Она действительно плохо понимала, о чем бормочет этот козел. Звериная похоть, до предела обостренная двухчасовым ожиданием, мутной волной захлестнула ее сознание. Мила была близка к буйной истерике.

— Чо? — оторопел Рыло. — Девка, ты чо? Спятила? Говорят тебе, поехали со мной! У меня миллионы! Баксов, ты врубись, баксов!

Мила попыталась взять себя в руки. Мозги медленно прояснялись.

— Куда ехать? — переспросила она.

— Со мной! Будешь моей бабой! С одним-то небось лучше, чем со всеми! У меня миллионы баксов в этом чемоданчике! — талдычил Рыло.

— Ты чего, мужик? С глузда двинулся? — вдруг гордо сказала Мила. — Я продаюсь, да не покупаюсь!

— Не веришь? — заорал гопник. — Здесь золото! Коллекция антикварных монет! Отъедем в лес, откроем — увидишь! Если там что-то другое — отвезу тебя назад, даю слово! А вот — еще! — Он вытащил из-за пазухи пачку долларов, потряс ею. — Видала? Ну что, едем?

— А ты вроде был без бороды и стриженый! — улыбнулась Мила.

— Ах это… — Рыло сорвал парик и бороду. — Ну все, едем? Время не ждет!

— Никуда я с тобой не поеду, дружок! — насмешливо сказал Мила. — Оставь свои баксы себе. Я принадлежу другому человеку.

— Кому ты там еще принадлежишь, блядина подзаборная?! — взвизгнул Рыло, вынимая «кольт», который прихватил у Розовского. — А ну вставай! Поедешь со мной как миленькая!

— С предохранителя снять не забыл? — рассмеялась Мила.

Рыло смутился, вспомнив случай в электричке. Но откуда девка знает?

— Вали отсюда, а то охрану позову, — продолжала Мила спокойно. — Тогда баксы твои точно пропадут.

Рыло хотел схватить ее, зажать рот, вытащить из номера, увезти, похитить, но внезапно дверь за его спиной открылась и в затылок гопнику уперся ствол.

— Ша, коз-зел! — произнес злобный голос. — Пушку на пол! — Рыло бросил. — Чемодан сюда, живо!

Рыло покорно протянул чемодан назад. Кейс тут же забрали.

— Можешь обернуться! — скомандовали гопнику. Он обернулся. Первое, что увидел, — три наведенных револьвера. Их держали трое парней с очень характерными лицами. Один из них поднял с пола «кольт».

— Козла в машину! — скомандовал «бык», державший кейс. — И девку прихватите! Она тоже нужна шефу!

Рыло подхватили под руки, потащили вон. Следом вели не сопротивлявшуюся Милу. Едва все вышли из номера, к парню с кейсом кинулся Жаба и жадно выхватил чемоданчик.

Охрана борделя даже не пошевелилась, когда «быки» выводили одну из девочек: все знали, что Столетник живет в мире с Жабой, а значит, нечего мешать местному авторитету. Воры потом сами между собой разберутся. И уж, конечно, никого не интересовала судьба случайного клиента — Рыла.

— Рассадить мужика и бабу по разным машинам! — распорядился Жаба на улице. — Отвезти ко мне, держать отдельно! У меня есть еще одно дело, а вернусь — разберусь с ними сам.

Не выпуская из рук кейса, он вскочил в свой автомобиль и уехал. «Быки», не привыкшие обсуждать приказы, упаковали пленников как было предписано, и две машины на бешеной скорости помчались за город.

56

Загадка столь стремительного появления «быков» разгадывалась просто. Перед тем как отдать кейс с коллекцией Розовскому, Жаба оборудовал чемоданчик радиомаяком. У себя дома вор так настроил специальную аппаратуру, принимавшую позывные радиомаяка, что она должна была подать довольно громкий сигнал, стоило кейсу покинуть границы определенного пространства — квартиры Эльдара Марковича. Такие меры предосторожности Жаба считал более надежными для сохранности коллекции. Во всяком случае, безопасней, чем держать ее в своей резиденции, где постоянно толклись его приближенные. О краже драгоценной коллекции слышали многие, а Жабины шестерки прекрасно знали о связях хозяина с заокеанской мафией торговцев художественными ценностями. Складывать же два и два бандиты умели.

Кроме того, Жаба не хотел, чтобы покупатели из Америки появлялись в его штаб-квартире. Их могли увидеть, узнать, что-то заподозрить. Да просто слух о визите к местному авторитету американцев мог насторожить милицию, а вслед за ней ФСК: многим было известно, каким бизнесом занимаются эти американцы. Потому-то гости должны будут проехать через город транзитом, по дороге навестить Розовского, которого они знают в лицо, быстро обменять деньги на товар и отбыть никем не замеченными. Обман при совершении сделки исключался: Жаба мог легко перекрыть заокеанским бандитам выезд из страны, прибегнув к помощи той же контрразведки, а покупатели могли подставить вора позже, при переправе полученных от них долларов за границу. Поэтому взаимная честность партнеров гарантировалась.

Когда сработала сигнализация, Жаба прежде всего позвонил Розовскому — именно этот звонок слышал Рыло, уходя. Эльдар, как известно, отозваться не мог. Тогда Жаба, захватив аппарат слежения за радиомаяком, кинулся на охоту, подняв «в ружье» своих «быков». Остальное было делом техники…

Вернув заветный чемоданчик, Жаба помчался выяснять, что произошло на квартире Розовского. Запасные ключи от жилища компаньона у вора были. Впрочем, они и не потребовались: дверь, запиравшаяся только ключами, не захлопывалась, и Рыло оставил ее открытой. Вытащив револьвер, присоединив глушитель, Жаба осторожно вошел. Открывшаяся ему картина поразила вора: на полу прихожей дергался Эльдар Маркович, истекая кровью, хлещущей из обрубленной руки. Делец уже приходил в себя, но подняться пока не мог. Рядом неподвижно, лишь отчаянно вытаращив глаза, лежал Урод.

Первым делом Жаба бросился оказывать первую помощь Розовскому. Вор не мог позволить дельцу умереть: тот был слишком нужен ему. Быстро отыскав все необходимое, Жаба остановил Эльдару кровь, перевязал культю.

— Врача… — простонал Розовский, обретя способность к членораздельной речи.

— Обойдешься! — желчно бросил Жаба и спросил, указывая на Урода: — А это еще кто такой?

— Не знаю, — простонал бизнесмен. — Грабитель…

— «Грабитель»! — передразнил Жаба. — Грабителя я взял. А это, видать, его подельник. Что с ним?

— Не знаю, — опять проныл Розовский. — Я сам только что оклемался! Откуда мне знать!

— Дурак! — Жаба связал Толика и, заметив, что взгляд бандита осмыслен, принялся лупить его по щекам.

Повозиться пришлось изрядно: все же Толик был сильно отравлен. Но наконец Жабе удалось привести его в чувство. Вор так старался, что от пощечин заболели ладони. После очередного удара с лица Урода отлетел накладной нос.

— Да ты еще и загримирован! — возмутился Жаба и начал драть лицо Стрелянова ногтями. Содрав фальшивый подбородок, усы и брови, он пристально пригляделся к Уроду.

— Сдается мне, я тебя знаю, — пробормотал Жаба. — Говорить можешь?

Толик кивнул.

— Чей ты? — продолжал вор. — Кому служишь?

— Я человек Столетника, — застонал Урод, понимая, что сейчас только ссылка на хозяина может спасти ему жизнь.

— Федора? — удивился Жаба. — Знаю Федора. Хороший вор, честный. Неужели он позволил тебе ограбить меня?

— Нет, босс… — выдавил из себя Толик. Урка понимал — правды ему не простят. Выдаст Столетника — тот сам его и прикончит. Конфликт с другим вором в законе, спровоцированный шестеркой, каковой являлся Толик, Федор ему не спустит. — Нет, босс, я действовал на свой страх и риск. Но я не знал, что граблю вас. Я думал, фраерка…

— А что фраерок — под моей «крышей», знал?! — злобно спросил Жаба.

— Знал… — поник Толик. — Но я думал, он сам по себе, вы сами по себе… Я же хотел взять его имущество, не ваше, упаси Бог…

— Где пронюхал про коллекцию? — продолжал допрос Жаба.

— Девка навела…

— Какая девка? Проститутка из борделя?

— Нет… «Выездная секретарша». Любовница вот этого, — Урод указал пальцем на Розовского. — Она слышала ваш разговор по телефону.

— Значит, ты, сука, выполняя ответственные поручения, девок к себе водишь?! — обернулся Жаба к Эльдару. — Чмо! Задавлю! — Он выбросил пальцы веером перед лицом дельца.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru