Пользовательский поиск

Книга Нимфоманка. Содержание - 51

Кол-во голосов: 0

… — Суровый ты парень! — сказал Лобанов Северу в машине. — Значит, не они тебя тронули, а ты их… А тех троих завалил тоже ты?

— Никого я не валил…

— Ладно, вот подъедет из Москвы Аркадий, разберемся, — с угрозой протянул Лобанов.

— Разбирайтесь… — пожал плечами Север.

50

Лида догнала Чекана и Милу на улице.

— Подождите! — Она дернула за рукав Витьку.

— Что? — Мила обернулась. — Опять будешь отговаривать? По-твоему, идти туда нельзя? Но я не могу! Я с ума сойду, понимаешь?

— Успокойся, подруга. Никто тебя отговаривать не собирается. Просто есть предложение. Мы с тобой похожи, как сестры. На фотографиях буквально не различишь. Давай, я пойду вместо тебя. Дай мне твой паспорт!

Мила достала паспорт, с сомнением посмотрела на фотографию, а потом — на Лиду. И вдруг улыбнулась.

— А ведь действительно! Словно тебя снимали! Так нас спутать трудно, но на фотографии… Лидка, ты гений! На! — Мила протянула документ.

… — Где мой муж? — спросила Лида дежурного, войдя в вокзальное отделение милиции.

— Какой еще муж? — недовольно откликнулся дежурный.

— Мой муж, Север Белов, его ночью ваш патруль задержал! Где он? Где? — напористо твердила девушка.

— Сейчас узнаю…

Вскоре перед Лидой вырос Лобанов. Он окинул девчонку внимательным, настороженным взглядом.

— Пройдемте со мной, — предложил Василий.

Он привел ее в небольшой кабинет, где сидел еще один оперативник. Это был Аркадий, москвич.

— Предъявите, пожалуйста, документы! — вежливо обратился Аркадий к Лиде.

Она протянула ему паспорт Милы. Милиционер долго изучал документ, сравнивая фотографию с «оригиналом», затем вернул.

— Подождите в коридоре, — попросил он еще более вежливо. Лида вышла.

— Ну что? — поинтересовался Василий.

— Не она. Ужасно похожа, но не она. Черт подери, бывают же такие совпадения! И имя, и отчество, и фамилия, а девка не та! И парень не тот.

— Ты уверен? — с нажимом произнес Лобанов.

— Брось, старик, я что, первый год в нашей конторе служу? Говорю тебе, это не те Беловы, которых я встретил в Москве. Не те, и все! Парня надо выпускать.

— Придется извиняться… — пробормотал Василий.

— Придется! — усмехнулся Аркадий.

Лобанов точно знал, что его московский приятель — такой же честный опер, как он сам, и покрывать бандита не стал бы. Василий вздохнул, вызвал сержанта.

— Белова ко мне! И позови девушку из коридора!

Когда Север вошел, Лида бросилась ему на шею.

— Милый! — крикнула девчонка, а на ухо ему прошептала: — Делай вид, что я Мила!

Белов понял, крепко обнял Лиду, поцеловал.

— Здравствуй, родная!

— Товарищ Белов! — официальным тоном начал Лобанов. — Я должен принести вам свои извинения. Я принял вас за другого.

— Скотина ты, опер, извини уж, — сказал Север беззлобно. — По малейшему подозрению запихнуть человека в пресс-хату — это, прости, гнусно. А если б я драться не умел? Подписал бы тебе сегодня любое чистосердечное признание…

— Я бы не потребовал после того, как убедился, что ты не бандит, — вздохнул Василий. — А вообще ты прав, парень… Скотина я. Извини.

— Извиняю… — махнул рукой Север. — Так я свободен?

— Да, вы можете идти. Вот ваш паспорт, вот пропуск.

…Мила и Чекан ждали их за углом. Увидев мужа, Мила как шальная кинулась к нему.

— Ну что ты, девочка, что ты! — бормотал Север, обнимая и гладя по голове рыдающую жену. — Выпустили меня, маленькая, все…

— Как тебе это удалось? — спросил Витька по дороге.

— Помнишь, Столетник говорил, будто я умею делать так, что меня никто не может опознать? Помнишь?

— Ну помню…

— Вот я и попробовал. Этот опер, арестовавший меня, вызвал московского опера, мы с Милкой его встретили, когда из дома уходили. И он меня не узнал.

— Но все же — как ты это сделал?

— Сам не знаю… Просто представил себе, что я как бы накрыт защитным полем, искажающим черты лица… И получилось.

— Мистика какая-то! — фыркнул Витька.

— Мистика, — согласился Север. — А впрочем… Слыхал, был такой фокусник — Вольф Мессинг?

— Слыхал. И что?

— Он однажды ехал в поезде без билета. А тут контролер. Мессинг протянул ему пустую бумажку, отчаянно желая, чтобы тот принял ее за билет. И контролер купился. И я так… Как Мессинг.

51

Мишке, хозяину квартиры, где они остановились, Север был представлен как жених Витькиной сестры, примчавшийся из Москвы вслед за невестой. Роль сестры-невесты исполняла Мила.

Впрочем, Мишке было все равно, трое у него живут или четверо, лишь бы давали деньги на водку. А деньги ему отпускались щедро.

На следующий день, когда Север отоспался и пересказал друзьям и Миле свои приключения, ребята решили обсудить, как им жить дальше. Близился полдень. Мишка, с раннего утра напившись до положения риз, мирно храпел на кухне. Возле него стояла полная бутылка водки и стакан, так что опасаться, что хозяин, проснувшись, может подслушать беседу постояльцев, оснований не было. Скорее всего, если Мишка проснется, то сразу напьется опять и заснет. Удобный человек…

— Нам всем просто необходимы новые документы, — говорил Север. — Мой паспорт — паленый. Вчера мне удалось выкрутиться, но только потому, что попал я к ментам. Они законы соблюдают. А попадись я блатным… скажем, бойцам Столетника, хоронить бы было некого. И если не сменить бумаги, рано или поздно попадемся. Менты наведут, блатные завалят. Короче, нужны деньги.

— Где их взять? — усмехнулся Витька.

— Ну подумай сам. На работу нам устраиваться нельзя — там надо показывать документы. Спекулировать? Много не заработаешь. Значит, план старый: «Дяденька, купи топор…» — Север пожал плечами.

— Грабить… — вздохнула Лида. — Но кого грабить? Мирных граждан? Противно, подло, мерзко…

— Бандитов! — выпалила Мила. — Только бандитов! Как ты, Лидка, вообще могла подумать, что Север предложит грабить мирных граждан? Мы не блатные!

— А как ты определишь, кто здесь бандит и, главное, где он держит свои деньги? — возразила Лида. — Надо-то нам немало, если кого и чистить, то только авторитета, тут какая-нибудь сявка, шестерка не подойдет… А авторитет всегда малодоступен.

— Может, попробовать внедриться в группировку? — предложил Витька.

— Это долго, — ответил Север. — И очень опасно. Могут опознать. Сам знаешь, у блатных система оповещения еще та. Впрочем, если за дело возьмусь я со своим вновь открытым талантом к мимикрии…

— Нет! — твердо произнесла Мила. — Нет, Север, тебе я не позволю так рисковать. К тому же внедряться — это действительно слишком долго. Я знаю, что делать. Только мне надо с тобой поговорить… наедине. — Она просяще посмотрела на Чекана и Лиду.

— Ладно, мы уйдем, — улыбнулась Лида. Она кивнула Витьке, и они вышли.

— Что ты еще выдумала? — спросил Север напряженно.

Мила покусала губы.

— Помнишь, я говорила тебе, что мне нужна грязь, нужна панель… — начала она медленно.

— Помню, — ответил он через силу.

— А ты сказал, что примешь меня даже такую, что вытерпишь… Помнишь?

— Помню…

— Пришло время, Север… Прости…

Север чувствовал — в голове у него начинает звенеть, в груди, в самой середине, нарастает давящая, удушливая тяжесть. Одно дело — сказать, что вытерпишь, подумал он, и совсем другое — вытерпеть на самом деле, если даже представить любимую в чужих объятиях невыносимо больно… Мила встретила его воспаленный взгляд, вздрогнула.

— Тебе было плохо со мной этой ночью? — спросил Север.

— Что ты, малыш, божественно… Только эта ночь не принесла облегчения… Сексуально — да… А психологически… Ты — это совсем другое. Это полет… А мне нужна грязь… Нужно унижение, нужно, чтобы топтали, распинали, мучили… Я схожу с ума без этого… Боже! Прости меня, Север, прости! Лучше убей своей рукой или брось, что то же самое!.. Или прости и разреши… нажраться дерьма!.. — Она зарыдала.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru