Пользовательский поиск

Книга Нимфоманка. Содержание - 34

Кол-во голосов: 0

— Амитриптилин я выбросил! — отрезал Север. — Но что ты за чушь болтаешь?! Какие девять человек?! Откуда?! Когда?!

— Всю ночь… В «Приюте любви»… Олега попросила… Он сосватал…

— Зачем же ты?!

— Я виновата в твоей смерти… Я должна была себя наказать… Наказать и умереть. Расплатиться за все…

Север скрипнул зубами.

— Вот что, девка, ложись-ка ты спать! — жестко сказал он. — Завтра разберемся!

— Ты хочешь взять меня ТАМ к себе! — выкрикнула Мила. — О, как бы я этого хотела! Но невозможно! Меня ждет только ад! Я виновата… Я недостойна… Я мразь! Прости меня, любимый…

— Ложись спать! — зло оборвал ее Север.

— Амитриптилин! — потребовала Мила непреклонно. — Дай амитриптилин! Тебе хорошо ТАМ! А я не могу здесь без тебя! Отдай амитриптилин! Ты не мог его выбросить, ты — призрак!

Девчонка выпила почти литр водки и совсем ничего не соображает, подумал Север. Ладно, черт, будет ей амитриптилин! Белов подошел в шкафу, порылся там, достал упаковку феназепама — легкого, безобидного снотворного — и вытащил одну таблетку. Доза очень маленькая, но в сочетании с алкоголем…

— На, пей! — протянул он таблетку Миле, одновременно подавая стакан воды.

— Мало! — запротестовала она. — Надо горсть!

— Хватит! — отрезал Север.

— Ладно… — неожиданно легко согласилась девушка. — Ты призрак, ты лучше знаешь. Тебе ОТТУДА виднее…

Она быстро выпила. Север сел рядом, пристально глядя ей в глаза. Вскоре голова девушка начала неудержимо склоняться. Лекарство действовало. Белов подхватил жену на руки, отнес в постель, раздел. Тело Милы украшали многочисленные синяки и кровоподтеки — следы недавней «любви». Север снова скрипнул зубами.

…Она спала, а он метался по квартире, не зная, куда себя деть. Выпил водки — не помогло. Обида, ярость, боль душили его. Оскорбленное достоинство мужчины, оскорбленная, втоптанная в грязь любовь, казалось, взывали: отомсти, отомсти, отомсти! Но кому?! Милке? Больной, несчастной девке, которую он, несмотря ни на что, продолжал любить больше собственной жизни? Чушь! Но тогда кому?! Олегу, своднику? Но он-то при чем? Она же сама захотела… Тем мужчинам, которые ее трахали? Но они вообще статисты… Не было бы их, нашлись бы другие. Север залпом выпил еще один стакан водки.

Нет, это невыносимо. Жить с этим… Короче, надо мстить. Милке. Бросить ее он не может, это равносильно самоубийству, но рассчитаться все же может. Как ты, так и я… Север схватил листок бумаги, ручку и торопливо накорябал:

«Мила! Я не умер. Столетник разыграл спектакль с нашим расстрелом. Так что это я с тобой разговаривал, а не мой призрак. Но, девочка, ты напрасно поступила так, как поступила. Едва решив, что овдовела, сразу же кинулась на панель. Обрадовалась! Спасибо за такие поминки по мнимому покойнику! Теперь я буду знать, как ты себя поведешь, если меня действительно убьют. Приятно сознавать — только муж в могилу, жена — на блядки. Еще раз спасибо, девочка.

Сейчас ты спишь и ответить не можешь. Впрочем, я знаю, что ты ответила бы. Мне это неинтересно. Я лучше тоже пока пойду развлекусь. Оттянусь: все же, считай, из могилы вылез, надо отдохнуть. Найду себе бабу, трахну ее — кайф! Тебе можно, так почему мне нельзя? Ведь необходима психологическая разгрузка, правда? Я тоже не железный, как и ты.

Если мы сможем после всего этого восстановить наши отношения, что ж… Но я хочу заставить тебя испытать ту боль, которую сам чувствую сейчас! Попробуй на собственной шкуре! Прощения не прошу.

Север».

Он зло швырнул записку на стол, прижал стаканом. Проснувшись, Мила сразу ее обнаружит. А мы пока поищем самку для случки…

Север перебрал в уме все возможные варианты. Проститутки? Ну их к черту с их фальшью! Да и о Милке слишком будут напоминать. Пойти просто снять девку? Найти можно без проблем, сейчас с денежным кавалером ляжет каждая вторая — демократическое воспитание… Нет, противно. Еще придется разыгрывать если не страсть, то по крайней мере увлеченность, а это сейчас невмоготу… Ага, нашел! Машка Лизунова! То, что надо! Красивая, одинокая, явно сексуально озабоченная… И не девчонка сопливая — знает, чего хочет. Идеальный вариант!

Север набрал номер, запавший в голову еще с тех пор, когда он пытался проконсультироваться по поводу болезни Милы.

— Алло?

— Мария? — спросил Север. — Здравствуй, Маша! Не узнаешь?

— Север! — радостно охнула женщина. — Ну как же не узнаю? Узнала, узнала! Тебе Олега? Так он на работе… С вечера не приходил и сегодня не придет. Звони туда.

— Мне не Олега, мне тебя. Помнишь, ты обещала дать… — Север сделал игривую паузу, — консультацию?

— Дать? — усмехнулась Мария, все поняв. — Консультацию? Долго ж ты тянул! Но консультация — святое дело. Приезжай вечером. Если заявится Олег, я его выпровожу.

— Не, мне надо не вечером, а сейчас. Именно сейчас.

— Вот так прям приспичило? — рассмеялась Мария.

— Не могу забыть ваших прекрасных глаз, маркиза! — отрезал Север жестко. — Только такие глаза могут гарантировать мне квалифицированную медицинскую помощь! Так что или давай сейчас, или я поищу другую… специалистку.

— Что ж… — притворно вздохнула Лизунова. — Перед таким напором трудно устоять. Я, правда, собиралась на работу, но сейчас позвоню, предупрежу, что меня сегодня не будет. Короче, приезжай, дам, — она опять усмехнулась, — консультацию. Но только ради тебя, Север. Другому бы не дала… столь поспешно.

Повесив трубку, Белов взял записку и приписал: «P.S. А бабу я себе уже нашел. Машку Лизунову. Если захочешь, потом поделюсь впечатлениями.

P.S.S. И все же я тебя люблю, Милка. Шлюха ты, шлюха. Зачем же ты так? Отведай теперь сама».

Пусть прочувствует, думал Север, пусть поймет, как это больно. Может, подействует? Тем более Машку она ненавидит, поэтому должна еще острее осознать, каково тебе, когда любимая отдастся чужому человеку. Пусть примерит собственную выкройку…

34

Витька Чекан никак не хотел просыпаться. А звонок все трезвонил и трезвонил — настойчиво, решительно, резко, но словно с каким-то отчаянием. Лида еще интенсивнее принялась расталкивать мужика.

— Витя, проснись, Витя! Звонят! — теребила она его, но Чекан только мычал, укрывая голову одеялом. Лида разозлилась, вскочила и вовсе сорвала одеяло с Витьки.

— Ой, Лидонька, ну что ты? — захныкал Чекан. — Ну выпили ж утром, теперь отдыхаем! Ну устал я, нервы… Сколько времени?

— Семь вечера!

— Я ж еще совсем мало сплю! Мы ж с тобой пили долго…

— Вить, ну ты что, не слышишь, в дверь названивают! Уже полчаса названивают! Мне самой идти открывать?

— Не вздумай! — Витька как ошпаренный выскочил из кровати. — Мало ли кто там! Никогда не вздумай открывать сама! Чай, не в Советском Союзе живешь! Мы с тобой отныне на осадном положении!

— А что делать, если тебя не разбудишь?!

— Буди, старайся! Ладно, дай одежду. Посмотрим, кого там принесло!

Витька быстро оделся, вышел в прихожую.

— Кто там?! — грозно крикнул он.

— Чекан, открой, это я… — попросил снаружи незнакомый голос.

— Кто — я?! — крикнул Витька еще более грозно.

— Север… — выдохнули за дверью.

— Врешь! — возмутился Чекан, но дверь все же приоткрыл. На лестничной площадке действительно стоял Север.

— Что с тобой, брат?! — изумился Витька. Выглядел Белов и впрямь жалко — какой-то весь съежившийся, пришибленный, постаревший. Сейчас он ничуть не походил на бравого крутого парня, всегда уверенного в себе и способного одолеть самого отпетого бандита. Таким своего друга Чекан видел впервые.

— Что случилось? — повторил Витька.

— Войти разрешишь? — спросил Север надтреснутым голосом.

— Да, да, конечно, входи! — опомнился Чекан. Он посторонился, пропуская Белова в прихожую.

— Лида дома? — проговорил Север отрешенно.

— Дома, где ей быть? Мы спали… А зачем она тебе?

— Нужна… Вы оба мне нужны… Идем… — Он повлек Чекана в комнату.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru