Пользовательский поиск

Книга Негодяи и ангелы. Содержание - 25

Кол-во голосов: 0

Все знают, что обозначает такое объявление — но пусть какой-нибудь блюститель нравственности попробует доказать, что оно противозаконно. Девушек по вызову контролирует мафия. Это знает каждый ребенок. А Аристарх Чудновский захватил деньги мафии, и теперь его наверняка должны искать. Другой наверняка в этой ситуации держался бы подальше от девушек, продающих любовь. Слишком опасно. Но Арик, как мы уже имели шанс увидеть, не отличался благоразумием. А главное — ему не везло с женщинами. Может, был виноват маленький рост, а может — неумение вести себя в женском обществе — только Арик никак не мог найти себе партнершу. В девятнадцать лет он оставался девственником и очень из-за этого мучился. А тут такой шанс. Деньги, квартира — что еще нужно? А нужно только обезопасить себя. И это совсем нетрудно сделать.

25

— … А если мне захочется сфотографировать ее? Это можно?

— Это особый сервис, — равнодушно ответил женский голос в телефонной трубке. — За дополнительную плату.

— А могу ли я, например, связать ее, завязать глаза?

— Вы садист? — деловито поинтересовалась женщина.

— Ну… Не совсем. Я не собираюсь бить девушку.

— Вообще-то это дело ваше. Бить тоже можно. За особую плату. На самом деле Арик действительно не собирался никого бить. Он просто опасался, как бы девушка в порыве страсти не сдернула с него парик. Это было бы очень некстати. Девушка, которая позвонила в дверь совсем немного времени спустя, была одета странно — в короткую белую тунику с синими мальтийскими крестами. Ее сопровождал молодой человек в белом балахоне с такими же крестами и синим поясом. У девушки пояс был белый.

— Вы кто? — удивился Арик. — Святая инквизиция?

— Вы хотели девушку, — произнес молодой человек так проникновенно, словно собирался прочесть проповедь. — Вот она. Девушка была красива и загадочна. Особенно удивлял ее взгляд. Она смотрела прямо на Арика, а казалось, будто серые глаза глядят сквозь него, в пространство.

— Диспетчер сказала, что вы садист, — все таким же проникновенным голосом произнес парень в балахоне. — В этом случае вам могут пригодиться некоторые вещи, которые вы можете купить у меня. Это недорого. Арик купил наручники, моток веревки и широкую черную ленту. От плетки он отказался, сообщив доверительно.

— Я не садист. Я просто боюсь женщин и не люблю, когда они смотрят на меня раздетого и трогают руками. Наверное, это какой-то фрейдистский комплекс. Тем не менее спутник девушки взял дополнительную плату в соответствии с расценками на особые услуги и удалился со словами.

— Не буду вам мешать. Но помните — я рядом.

— Странно, — сказал Артур, оставшись с девушкой наедине.

— Что странно? — произнесла девушка отрешенно.

— Все. Он не похож на сутенера, ты не похожа на проститутку…

— Я не проститутка. Я невеста мира. Я не продаю свое тело, а распространяю благодать Сверхнового Завета.

— … И все-таки это бред, — сказал Арик через полтора часа, так и не прикоснувшись к девушке по имени Наташа. — Ничем не лучше моей теории насчет приемника молитв и церквей-ретрансляторов. Так что мы квиты. Поняв, что разговор о высших сферах закончен, Наташа без напоминаний сняла тунику, под которой ничего не оказалось. Аристарх Чудновский видел обнаженную женщину примерно третий раз в жизни. Первые два случая имели место на «полудиком» пляже в Белокаменске — не то чтобы нудистском, но таком, где некоторые особо смелые девушки загорали топлесс или даже вовсе без ничего. А теперь перед Ариком была его собственная девушка, приобретенная за деньги — вернее, арендованная на три часа, от которых осталось полтора. На то, чтобы лишиться невинности Арику даже в презервативе, снижающем чувствительность и продлевающем акт, с лихвой хватило получаса. Наташа лежала на паласе с завязанными глазами. Руки ее были привязаны веревкой к ножке дивана. Освободиться девушка не пыталась, хотя вела себя так, словно половой акт с Ариком Чудновским был величайшим удовольствием в ее жизни. Любой мужчина в такой ситуации почувствовал бы себя половым гигантом. И Арик — не исключение. Его самооценка за эти полчаса повысилась неизмеримо. А объяснялось все просто. Сектанток «Сверхнового Завета» специально учили распалять себя, убеждая, что это одна из форм священной медитации, слияния с божественным духом. И девушки учились если не достигать мощнейшего множественного оргазма, то хотя бы изображать его. А многие достигали высшей степени экстаза на самом деле — ведь главную роль играет в этом все-таки не тело, а мозг. И если девушка верит, что во время оргазма она сливается с божественным духом, то мозг реагирует соответственно, и девушке не приходится притворяться. Окончив акт, Арик еще долго целовал обессилевшую и расслабленную девушку в губы.

Не в пример многим другим дамам, продающим любовь, она не возражала. Потом Арик развязал веревку, сказав тихо.

— Повязку не снимай. Встань. Наташа послушно поднялась. Арик за руку провел ее в центр комнаты — два шага, но если делать это вслепую, можно споткнуться. В течение оставшегося часа Арик фотографировал девушку в разных ракурсах, с повязкой на глазах и без нее, связанную и свободную. И при этом зачем-то объяснял, откуда у него деньги — естественно, сочиняя на ходу.

— Я вообще-то фотограф. Работал все больше по мелочам, а тут хороший заказ.

Рекламная кампания. Но ты не бойся, там голых женщин не будет. Там в основном натюрморты — бутылки, рюмки, фрукты. А вообще-то я хочу сделать свой журнал.

Вроде «Плейбоя», только лучше. Арик придумал это от фонаря, без всякой задней мысли. и тут же пожалел об этом.

Ведь организация журнала, пусть даже и мифическая — это коммерческая активность, которая неизбежно должна привлечь внимание мафии. Поэтому, чтобы как-то завуалировать последние слова, он добавил.

— Денег, правда, мало. Больше чем раньше, но меньше чем надо. Но я что-нибудь придумаю. Но потом, уже перед тем, как в дверь позвонил охранник в белом балахоне, Арик вдруг подумал, что идея насчет журнала не так уж плоха. Наглость — лучшее оружие.

И лучший способ сбить всех охотников со следа — это «разбогатеть» у них на глазах. Ведь все, кто сейчас пытается найти Чудновского, знают или могут узнать о нем совсем немного. только то, что он псих, истерик, трус, тормоз и идиот. Последнее .

— в том смысле, что он совершенно не приспособлен к жизни. Какой уж тут к черту бизнес… Когда пришел охранник, Арик, еще не имея в голове четкой схемы дальнейших действий, спросил его.

— Скажите, а у вас можно нанять девушек только для фотографирования. Без всякого секса — просто обнаженная натура. Только так, чтобы это было дешевле. Парень в балахоне не знал. Вообще-то политика «сверхновых» заключалась в том, чтобы позволять клиентам делать с девушками все, что их душе угодно, но брать за извращения, изощрения и необычные услуги дополнительные деньги. Но Арик обмолвился, что он собирается зарабатывать на этих фотографиях, а в будущем, если позволят средства, намерен даже организовать собственное издание — и его собеседник не мог сразу ответить, поскольку не знал, как все это скажется на имидже секты. И он ограничился тем, что произнес благоговейно.

— Я спрошу у Его Божественной светлости.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru