Пользовательский поиск

Книга Негодяи и ангелы. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

— Поедешь толкать «химию», — сказал Корень. — Если что не так — голову оторву лично тебе. Твоя забота — следить, чтобы не было «хвоста» и все шло, как договорено. Шрамову очень не хотелось участвовать в таком рискованном предприятии — ведь помимо не в меру горячих покупателей существовал еще и Ткач, который очень не любит, когда кто-то затрагивает сферу его интересов. К тому же ночью Шрамову приснился плохой сон, а он верил в эти вещи. Но ослушаться Корня Шрамов не мог. В группировке он занимал недостаточно высокое положение, чтобы возражать лидеру. Корень вообще не любил возражений. Если он что-то решил — значит, так тому и быть. Происходило все это через двое суток после кровавого дня, когда погибли Чабан, Бес и еще двое, а алконавт Юрий Гарин не только не погиб, но еще и исчез бесследно и безвестно. А беглый солдат Чудновский как раз в то утро, когда Корень давал задание Шрамову, пришел пешком на заброшенную турбазу, не зная, разумеется, о бандитской операции, которая должна была состояться в этом же самом месте ближе к вечеру. Но это было только полбеды. Самое главное — «Трибунал» уже неделю держал на подслухе машину, а последние пару дней — и квартиру Шрамова, получая таким образом подробную информацию о планах группировки Корня и о людях, в нее входящих. И конечно не могли «трибунальщики» не клюнуть на такое интересное дело. Ведь чтобы бороться с беззаконием и беспределом, нужны немалые деньги. А в операции, которую люди Корня собирались провернуть на старой турбазе, фигурировала весьма серьезная сумма наличных.

12

Аристарх Чудновский бывал на этой турбазе еще ребенком. В те времена она была действующей, а Аристархов дядя по материнской линии, работая в горисполкоме, имел возможность устроить туда сестру вместе с ее мужем и сыном. А потом, уже будучи постарше, Арик ездил на опустевшую базу сам. Ездил фотографировать природу и рисовать — нередко с ночевкой. Главное здание сгорело, но остались сараи и баня. Там можно было с комфортом устроиться, что Арик нередко и проделывал. Сейчас он, однако, не пошел ни в сарай, ни в баньку, понимая, что если его все-таки догадаются искать здесь, то эти строения станут для него ловушкой. Погода стояла отменная, конец мая, сухо и тепло — даже жарко, и на небе ни облачка. Поэтому Арик решил устроиться под открытым небом, на холме, откуда отлично просматривалась речка и обе дороги, ведущие к турбазе. Когда по дороге, идущей со стороны шоссе, проехала первая машина, Арик хотел удрать, но опоздал. К нему приближался человек с пистолетом в руке. Этот человек своим видом ни капельки не походил на военнослужащего или сотрудника правоохранительных органов, но у него был пистолет, и это само по себе удерживало Арика Чудновского от опрометчивых поступков. Так, он не вскочил на ноги и не помчался очертя голову прочь от этого проклятого места, громко крича и рискуя нарваться на выстрел. Наоборот, он лежал тише воды ниже травы, вжимаясь в землю и желая слиться с окружающей природой в максимально возможной степени. А в мозгу его пульсировала только одна мысль — как бы передернуть затвор автомата по возможности бесшумно и незаметно. И тут Арик вспомнил — отчетливо, как в замедленном повторе, — что еще в части, во время предпоследнего визита прапорщика Федорчука на его пост, когда треклятый супермен изображал из себя нарушителя-диверсанта, желая проверить реакцию Чудновского на такого рода действия, он, Арик, уже передернул затвор, истошно крича при этом.

— Стой, кто идет?! Стой, стрелять буду! А потом Арик по рассеянности своей забыл поставить автомат на предохранитель.

Так и носился по лесам с оружием, готовым к стрельбе — и это чудо, что дело до сих пор не дошло до случайного выстрела. Зато теперь это обстоятельство оказалось как нельзя кстати. Передергивать затвор и досылать патрон в патронник не надо, и переключатель, кажется, установлен на стрельбу очередями. Если парень с пистолетом подойдет слишком близко, можно полоснуть в его сторону веером — даже ребенок не промахнется. Единственное, чего не знал наверняка Чудновский — это сумеет ли он выстрелить в человека. Тем более, что этот человек может оказаться представителем власти (хоть он и не похож нисколько) — а это уже двойной криминал. Одно дело — просто убежать из части, и совсем другое — убить. Тут уже под психа так просто не закосишь. А если это лицо официальное, то можно и под «вышку» загреметь.

Смертные приговоры теперь, правда, в исполнение не приводят — но пожизненное заключение не намного приятнее расстрела. Но дело даже не в законе и не в наказании. Просто Арик Чудновский никогда не убивал никаких животных крупнее мухи — о людях уже не говоря. Однако Арик был уверен, что если в него станут стрелять, то он тоже сможет нажать на курок. Правда, неизвестно, будет ли у него возможность это сделать. Но наблюдатель «гостей», приехавших покупать синтетические наркотики у Белокаменской мафии, работал халтурно. Он прошел мимо Чудновского и не заметил его. И Арик не поддался панике и не выдал себя. А в это время судьи «Трибунала», собравшись в экстренном порядке, за пятнадцать минут приняли решение, оправдывающее экспроприацию денег у бандитов.

— Торговля наркотиками — одно из худших преступлений, — гласило это решение, — и те, кто его совершает, становятся вне закона. Они заслуживают смерти вне зависимости от того, есть ли на их счету другие преступления. А их имущество подлежит конфискации и должно быть использовано для осуществления правосудия. Глава «Трибунала» был профессиональным юристом и питал слабость к мудреным формулировкам — хотя и не признавал долгих разбирательств. Одним махом он приговорил к смерти всех, кто окажется в том месте, где одна группа будет продавать, а другая — покупать партию наркотиков. И двое других лидеров «Трибунала» согласились с этим решением. А потом они сообща приняли еще одно решение — направить на старую турбазу только одну тройку ликвидаторов. Двое судей настаивали на том, чтобы выделить две тройки — но это было бы против правил. Тройки боевиков «Трибунала» действуют независимо друг от друга и не должны контактировать друг с другом иначе как по радио, телефону, компьютерной сети или сотовой связи. Конспирация прежде всего.

13

Олег Шрамов выехал на турбазу с тремя спутниками. Но условия телефонного соглашения все-таки были нарушены. На некотором удалении вслед за машиной Шрамова шла еще одна машина — оттуда наблюдали, нет ли «хвоста». Однако «хвоста» не было. Ведь план операции Шрамов обсуждал со своими людьми у себя дома. А там одной из любвеобильных подруг Олега недавно был пристроен довольно дорогой, но чрезвычайно полезный и совсем незаметный «жучок». Так что следить за машиной Шрамова не было никакой необходимости.

«Трибунальщики» поступили проще. Тройка по реке добралась до деревни Михайловка, а оттуда по лесной тропе пешком пошла к турбазе. В это время Шрамов ехал к турбазе по основной дороге, а вторая машина остановилась у поворота на эту дорогу со стороны шоссе. Хвоста не было и никто после Шрамова на эту дорогу не поворачивал. Бандиты во второй машине откровенно скучали. Тем временем «гости», которые уже прибыли на базу, пытались обезопасить себя от любых неожиданностей, но делали это до крайности бездарно. Лежавший в кустах Чудновский мог бы перебить их всех одной очередью, даже не дав им открыть ответный огонь. Арик лежал неподвижно и старался даже дышать как можно реже и осторожнее. Его все время тянуло сорваться с места и скрыться в лесу, но он совершенно четко осознавал, что стоит ему пошевелиться — и эти серьезные ребята в темных костюмах и черных очках немедленно его засекут. И конечно, живым отсюда не выпустят. А дальше началось самое интересное. Прибыл Шрамов со своими людьми. К машине подошел только один из «гостей». Он начал встречу со слов, явно не способствующих разрядке напряженности.

— Вам уже говорили, что если мы не вернемся с товаром к себе, то ваш хозяин — труп, и никакая охрана его не спасет?

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru