Пользовательский поиск

Книга Наемник. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Глава 37

Купив билет на автобус Магадан – Ягодное, сдав вещи в камеру хранения (до автобуса еще целых шесть часов). Надежда бесцельно бродила по аэровокзалу. Она думала о встрече с Машей, своей старой и верной подругой. Четыре месяца назад она получила от Гончаровой письмо, в котором та сообщала, что переезжает из Магадана в Ягодненский район. Но точного адреса пока нет, и поэтому высылает номер телефона.

С Марией Гончаровой Надежда познакомилась на вступительных экзаменах в медицинский институт. Как-то случилось, что своевольная, упрямая девушка из далекого Магадана и тихая, но гордая ленинградка сразу стали подругами. Отец Нади умер, когда ей было всего четыре года, и она жила с матерью в большой трехкомнатной квартире, которую им оставил Надин дед. Мама Надежды всю жизнь проработала хирургом в военном госпитале и, тяжело заболев, слегла. Надя предложила Марии жить у них. Но та гордо отказалась. Девушки поссорились и расстались, казалось, навсегда. Но на следующий день Маша явилась со своими вещами, упрекая Надьку, почему та не сказала ей о больной матери.

Они вместе готовили курсовые, делали все домашние дела, ухаживали за больной мамой Надежды. Когда та умерла, Мария почти силой увезла подругу на летние каникулы в Магадан. Мать Маши, Валентина Николаевна, сразу сумела стать Наде близким человеком. Закончив институт, Мария вернулась на Колыму. На прощание подруги всю ночь ходили по городу. Плакали, обещали не забывать друг друга и снова плакали. Писали друг другу много и часто.

В 1984 году Андрей Зубков, с которым Надя дружила со школьной скамьи и который долгое время где-то пропадал, заманив ее домой, попытался ее изнасиловать. Надя, разбив ему голову какой-то дорогой вазой, в расстроенных чувствах написала заявление в военкомат. Уже через неделю старший лейтенант медслужбы Надежда Соколова написала в Магадан письмо, в котором коротко сообщала о том, что ее посылают в Афганистан. Каково же было ее удивление и радость, когда в ту же часть приехала старший лейтенант медслужбы Мария Гончарова. Они вместе провели четыре долгих, кровавых и ужасных года этой бессмысленной, и оттого еще более страшной, войны. У них на руках вдали от родины умирали молодые русские парни. И Надежда надломилась. Она все чаще стала пить, чтобы забыть о смертях, об ампутированных ногах и руках. Потом был громкий скандал: Надежда ударила скальпелем одного полковника, который хотел сделать ее своей любовницей. Не окажись тогда рядом Марии, неизвестно, чем бы это все кончилось. В 1988 году Надежда, подставив плечо, спасла свою подругу от ножа бросившегося на Марию душмана. Свой последний рейс из Афганистана в самолете, превращенном в летающий госпиталь. Надежда не забудет никогда. Даже сейчас, воспоминание о том рейсе заставило женщину покраснеть. Ей было ужасно стыдно за те несколько минут. Но! Надежда тихо засмеялась. Она снова и снова поступила бы так, как тогда.

Раненых в самолете было немного и с ними легко управлялась Мария, медсестры и санитары. Отдельно ото всех в небольшом, огороженном брезентом отсеке лежал раненый офицер. Его лицо и голова были полностью забинтованы, а справа, из красных от крови бинтов, тускло блестя, сантиметров на пять выступал зазубренный кусок металла. Как объяснили доставившие этого раненого пятеро военных без знаков различия, ему в голову угодил осколок. Пробив каску, берет и черепную кость, металл не достал до мозга. Этот офицер все время был в сознании. Он не стонал, не матерился, как другие. Через каждые десять минут ему нужно было делать уколы. Мария, заметив, что подруга все чаще прикладывается к бутылке, отправила Надежду к этому офицеру, твердо зная, что Соколова не будет пить, если оставить раненого на ее попечении. Надежда зашла в отсек как раз тогда, когда офицер подносил к забинтованному виску непонятно откуда взявшийся пистолет. Она успела выбить оружие из его руки. Минут десять Надежда умело материла раненого. Тот молча слушал, а когда женщина, исчерпав запас ругательств, замолчала, он со стоном, но вполне внятно сказал:

– А кому я нужен такой? Врач сказал, что я не буду видеть. Зачем мне слепому жить? Кому я нужен такой?

– Мне! – заорала Надежда. Сделав прямо из бутылки большой глоток спирта, она…

Женщина, покраснев, смущенно оглянулась, словно опасаясь, что кто-то может услышать. Она стянула с раненого кальсоны и долго мучилась, массируя ему низ живота. Офицер лежал молча, хотя она чувствовала, какой ценой дается ему это молчание. И Надежда добилась своего. Раненый стал мужчиной, и его плоть желала женщины. Соколова, пьяно засмеявшись, стала раздеваться. Заглянувшая в отсек Мария испуганно задернула штору и долго стояла там, пока подруга не вышла.

«Ну ты даешь! – вспомнила Надежда Первые слова Гончаровой. – Он же тяжелораненый, а ты на него верхом уселась! Жив он? Или ты его сексом добила?» «Мы с ним даже удовольствие получили!» – пьяно засмеялась Надежда. И эти ее пьяные слова оказались правдой.

Когда она поняла, что беременна, а от кого – сомнений не было. Надежда бросила пить и курить. Она пыталась найти того офицера. Но не для того чтобы женить его на себе. Соколова просто хотела знать, кто он. Отец ее будущего сына. В том, что будет мальчик, Надя не сомневалась ни на минуту. Ей хотелось сказать спасибо тому офицеру. Он дал ей цель в жизни. У нее будет ребенок! Ее ребенок! Но никто не мог сказать хоть что-то о том раненом, которого прямо с самолета забрали в какой-то вертолет.

А у нее появился Алешка. Надежда сообщила об этом Марии, и от той пришло длинное нежное поздравление. Потом было короткое письмо, в котором Маша сжато и совсем непонятно сообщала, что… пути Господни неисповедимы, и она стала преступницей… А за Надеждой вновь начал ухаживать Зубков. Вот именно тут она и совершила самую ужасную ошибку в своей жизни. Доверив сына Андрею, Соколова улетела в Магадан, чтобы узнать, что с Машей и, если можно, помочь ей.

Гончарова находилась в следственном изоляторе. Ей было предъявлено обвинение в краже наркотиков из хирургического отделения, которым она заведовала. Соколова слишком хорошо знала Машу, чтобы поверить в это. Она ходила к следователю, в прокуратуру. Но закончилось все совсем не так, как хотела Надежда. После крупного разговора с областным прокурором ей дали двадцать четыре часа, в течение которых она должна покинуть Магадан.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru