Пользовательский поиск

Книга Каратель. Страница 41

Кол-во голосов: 0

***

Таранову было очень тяжело. Не из-за себя - из-за Светланы. Он видел, как на нее подействовали последние события… Светлана была откровенно угнетена. А что он мог предложить? Миллион баксов?… Бред! Бред и безумие. Не заменят баксы оставленного дома и работы, которой Светлана буквально болела. Говорить о своем Шекспире она могла часами, и раньше это даже раздражало временами Ивана. Сейчас он с огромным удовольствием послушал бы ее рассуждения о проблемах датировки текстов великого англичанина… но она молчала.

Иван поцеловал Светлану в ушко и шепнул:

- Просыпайся, любимая… просыпайся. Кажется, мы собирались сегодня в музей имени товарища Пушкина А. С?

Светлана открыла глаза и даже улыбнулась. И за завтраком она много говорила о работах Кон-стебла и Тернера, Хокни и Ханта, которыми она наслаждалась в Лондоне, в галерее Тейт… и в музее Пушкина тоже есть и Констебл, и Лоуренс, и Доу Разве это не замечательно?

Таранов кивал. Эти имена ему ничего не говорили. А "констебл" - так это вообще, кажется, английский полицейский… Впрочем, Иван радовался всему, что она говорила. Они позавтракали в кафе и поехали на Волхонку, в музей. И провели там почти шесть часов… Иван едва сдерживал зевоту среди всех этих Кранахов, Брейгелей и Мурильо. А Светлана - напротив - заряжалась… Иван не мог понять, что хорошего видит она в мазне Моне или… этого… Дега.

Потом они катались на речном трамвайчике, завершили прогулку у Новоспасского моста и решили вернуться в гостиницу.

На чердаке дома напротив входа в "Метрополь" уже обосновалась Ирина Царицына с винтовкой в руках.

***

Ирине винтовка снайперская специальная - ВСС - называемая также иногда "винторез" - сильно не нравилась: приклад неудобный, а спусковой крючок имеет очень длинный ход и после выстрела "проваливается"… да и вообще, называть ее снайперской можно только с известной натяжкой - уже на двухстах метрах поперечник рассеивания пуль составляет около двадцати сантиметров. Непозволительно много для снайперской винтовки.

Однако все эти недостатки компенсируются компактностью и возможностью бесшумной стрельбы. Спецпатрон и интегрированный глушитель делают звук выстрела на городской улице практически неслышным. А это дорогого стоит!

Ирина ждала появления Таранова уже несколько часов. Днем Лидер провел разведку и установил, куда выходят окна номера, потом долго выбирали позицию для стрельбы. Параллельно Лидер продолжал "мягко" обрабатывать Ирину на тему: Таранов - враг общего дела…

Окна номера бликовали, и Ирина подумала, что позиция все-таки дрянь, и если к делу подходить серьезно, то операцию следует отложить и провести дополнительную подготовку: обеспечить наружное наблюдение и передвижную позицию. Например, микроавтобус, из окна которого можно вести огонь практически в любом месте и с минимальной дистанции. Она собиралась сказать это Лидеру, но не сказала. И решила: что будет то будет.

Ей вспомнились руки Африканца… и глаза Африканца. И, разумеется, то, что произошло между ними в тире…

Утром она увидела Ивана, выходящего вместе с женщиной из отеля. Сразу, мгновенно, женской интуицией Ирина поняла, что женщина рядом с Тарановым дорога для него. Что между ними гораздо большее, нежели просто роман… Стало стыдно. И еще - мучительно обидно…

Таранов со своей спутницей вернулся в отель около семи вечера. Подъехали на такси. Лидер их засек, сразу сообщил по рации Ирине, но выстрела не последовало. Лидер поднялся на чердак (теперь, когда объект прошел в адрес, топтаться внизу не имело смысла) и спросил: в чем дело, Ирина?

- Я… замешкалась. Они успели скрыться в дверях.

- У тебя было полно времени - секунд десять, а то и пятнадцать. В чем дело, Амазонка?

Она прикусила губу и сказала:

- Там швейцар крутился… могло зацепить.

- Ну-ну, ты в порядке?

- Нет, критические дни, - солгала она.

- А-а, - понимающе протянул Лидер. - Ну… ну, это не смертельно. Нужно сделать всего выстрела два. Я уверен: ты справишься.

- Да, я справлюсь.

Она положила толстый ствол на подоконник и, поискав глазами окно номера 317, прильнула к прицелу. Расстояние было около сотни метров, солнце переместилось, и стекло теперь не бликовало.

В сетке прицела Ирина хорошо разглядела Африканца и его спутницу.

Иван обнял Светлану за плечи… вдохнул запах ее волос. В приоткрытое окно влетал ветерок. Он слегка шевелил прядь волос у виска. Он пах бензином и июнем.

Ирина надежно "посадила" цель на угольник прицеливания… ей, красивой и умной, всегда почему-то не везло с мужиками… Патрон СП-5 с тяжелой, шестнадцатиграммовой пулей, был уже в патроннике… да, всю жизнь не везло. Те, которым нравилась она, не были интересны ей. А те, к которым тянуло ее… о, они были все, как Африканец… Остроконечная пуля с биметаллической оболочкой и стальным сердечником пробивает обе стороны стандартной кевларовой каски США на дистанции сто пятьдесят метров. До Африканца всего сотня метров, и на нем нет каски… А ведь он пренебрег мной. И выбрал эту суку.

- Ты его видишь? - спросил откуда-то издалека Лидер.

- Вижу… Я все вижу.

Светлана обернулась к Таранову, уперлась лбом ему в подбородок и прошептала:

- Ванька, Ванька… что же мы наделали, Ванька?

Впервые за все последние дни Светлана заговорила о том, что произошло. Таранов ждал этого разговора и боялся его. Сейчас он был ошеломлен - Светлана сказала: "мы"…

Мы! Она предлагала разделить с ним ответственность. Ответственность за его - и только его - грехи.

- …что же мы наделали, Ванька?

- Вижу, я все вижу, - ответила Ирина.

- Не тяни, Амазонка.

- Мешаешь, - буркнула Ирина… Голова Африканца сидела на "угольнике" качественно… тут промахнуться нельзя, невозможно… "А когда я промахивалась? Седая голова в прицеле… нет, не промахнусь". Ирина стремительно перевела прицел с серебряной головы на золотую… нажала спуск.

"Винторез" негромко вздохнул. Шум улицы полностью поглотил вздох винтовки…

Таранов просидел над телом два часа. С сухими глазами. Неподвижно. Молча.

Он ни о чем не думал. Он просто сидел на полу рядом с телом и держал в руке остывающую мертвую руку. Он сидел так два часа… Впрочем, время он не воспринимал. Да, кажется, и не существовало больше никакого времени. Ничего больше не существовало.

41

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru