Пользовательский поиск

Книга Дракон. Страница 134

Кол-во голосов: 0

— Думаете, они будут искать нас?

— Мы бы уже знали об этом, если бы это было так. Ревели бы сирены общей тревоги, и толпы охранников Сумы вместе с армией сторожевых роботов кишели бы в каждом коридоре и блокировали бы все перекрестки.

— Везет нам, что никто пока ничего не заподозрил, учитывая, скольких роботов мы превратили в металлолом, — прохрипел Манкузо, пробегая по коридору вслед за Ногами.

— Инженеры дистанционного контроля будут считать, что роботы вышли из строя из-за самопроизвольных отказов электроники.

Они добрались до лифта и потеряли целых две минуты, ожидая, когда он поднимется с более низкого уровня. Казалось, полжизни прошло, пока двери, наконец, открылись и они смогли войти в пустую кабину. Уэзерхилл вошел первым; он нажал кнопку поверхностного уровня.

Лифт с тремя мужчинами и одной женщиной полз вверх мучительно медленно, они стояли в нем хмурые и молчаливые. Часы были только у Ногами, у остальных их отобрали при задержании; он посмотрел на циферблат.

— До назначенного срока осталось тридцать секунд, — сообщил он остальным.

— Из огня мы выскочили, — пробормотал Манкузо. — Будем теперь надеяться, что наверху нас не ждет раскаленная сковорода.

Теперь важно было только одно — покинуть остров. Какой план был у Питта на уме? Не случилось ли чего-нибудь с ним и Джиордино? Что, если он просчитался и был снова пойман или убит? Если это было так, то всем надеждам конец, они остались ни с чем, без какого-либо способа вырваться на свободу, упустив свой единственный шанс.

Они уже потеряли счет, сколько раз они готовились к худшему, напрягая мышцы, чтобы прыгнуть на то или на тех, что окажется по ту сторону дверей лифта. Они застыли, когда двери, наконец, начали раздвигаться.

Там стоял Джиордино собственной персоной и весело скалил зубы. Когда он заговорил, то произнес те слова, которые они сотни раз слышали у стоек регистрации пассажиров в аэропорту:

— Разрешите взглянуть на ваши посадочные документы?

Обунаи Окума и Диазец Кано были высококвалифицированными инженерами-кибернетиками, обученными дистанционному управлению машинным зрением и искусственным интеллектом, а также наладке роботехники и диагностике неисправностей сенсорных систем. В центре телеметрического контроля они получили сигнал, что робот-инспектор электрических сетей Тайго, имя которого означало «большая пушка», перестал функционировать, и они немедленно отправились заменять его на новый и забирать для ремонта.

Внезапные отказы роботов из-за тысячи различных причин были для них обычным делом. Роботехника была еще очень молодой отраслью, и неисправности оборудования, как и ошибки программ, обнаруживались на каждом шагу. Роботы часто переставали функционировать по причинам, которые можно было выяснить лишь после того, как их доставляли в ремонтную мастерскую для обследования.

Кано обошел вокруг инспектора Тайго, проводя быстрый визуальный осмотр. Не увидев ничего необычного, он пожал плечами.

— Похоже на неисправность платы микросхем.

Окума взглянул на диагностическую карту в блокноте, который он принес с собой.

— С этим роботом уже были проблемы. Его блок анализа изображений пять раз выходил из строя.

— Странно, это уже четвертый робот, об отказе которого получен сигнал за последний час.

— Неполадки всегда происходят сериями, — ответил Окума.

— Его системы нуждаются в модернизации и переделке, — согласился Кано. — Нет смысла наскоро исправлять неполадку. Я направлю его на полную переделку. — Он обернулся к роботу, привезенному для замены неисправного. — Готов приступить к исполнению обязанностей инспектора, Отокодат?

Загорелся набор сигнальных лампочек, и Отокодат, что по-японски означало нечто вроде Робина Гуда, произнес медленно, но отчетливо:

— Я готов следить за исправностью всех сетей.

— Тогда приступай.

Как только новый робот занял место за пультом, Окума и Кано погрузили неисправного робота на тележку с мотором, снабженную небольшой лебедкой. Затем один из них ввел кодовое слово в компьютер тележки, и она автоматически начала двигаться к ремонтному участку, не нуждаясь в присмотре человека. Два инженера не стали сопровождать поврежденного робота, а направились в комнату отдыха для рабочих, чтобы позволить себе выпить по чашке чая.

Оставленный в одиночестве, Отокодат навел объективы своей системы зрения на циферблаты измерительных приборов и числовые индикаторы и начал обычную процедуру ввода данных в свой компьютер. От его высокочувствительных датчиков, разрешающая способность которых была несравненно выше, чем у человека, не укрылось чрезвычайно малое отклонение значения одной из измеряемых величин от предписанного.

Частота следования лазерных импульсов по оптическому волокну измеряется миллионами штук в секунду. Датчики Отокодата могли считывать показания измерительных приборов намного точнее человеческого глаза, и он заметил небольшое снижение частоты следования импульсов с 44, 7 миллионов в секунду до 44, 68 миллионов в секунду. Он построил график изменения индекса преломления и определил, что свет, распространяющийся по двум жгутам внутри ленты, состоящей из тысяч оптических волокон, в какой-то точке идет не по прямой, а описывает небольшой зигзаг.

Он послал в центр телеметрического контроля сигнал о том, что покидает контрольный щит и отправляется в коллектор для осмотра жгутов оптических волокон.

Глава 56

Сума становился все более раздраженным и нетерпеливым. Диас и Смит, казалось, никогда не устанут ссориться с ним, не скрывая своего презрения к его достижениям, угрожая ему, как будто он был обыкновенным уличным воришкой. Он обрадовался случаю избавиться от них.

Похищение сенатора Диаса было ошибкой, чувствовал он. Он захватил его только потому, что Ичиро Цубои был уверен в существенном влиянии Диаса на Сенат и в его близости к президенту. Суме Диас представлялся незначительным и ограниченным человеком. После увольнения из армии Диас прокладывал свой путь через Университет Нью-Мексико. Затем он пошел традиционным путем к власти, став юристом и выигрывая процессы, обеспечившие броские заголовки газет и поддержку правящей партии. Сума презирал его как устарелого политического поденщика, затвердившего монотонную и утомительную речь об обложении богатых налогами в пользу безработных. Сума отказывался признавать милосердие и сострадание.

134

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru