Пользовательский поиск

Книга Диверсант. Содержание - Глава 37

Кол-во голосов: 0

Глава 37

Долина выглядела словно сошедшей с рождественской открытки. Мохнатые ветки елей грузно прогнулись под весом лежащего на них толстым слоем снега, их зеленые иголки удачно скрашивали свежим цветом серый фон мрачного неба и чистую белизну снежного покрывала.

Добравшись со всеми мерами предосторожностями до долины и остановившись на ее краю, Эйб достал бинокль, приложил его к глазам и заметил недалеко от кромки леса прикрытый огромным куском какой-то ткани прямоугольный силуэт грязного цвета, похожий на гигантский гроб под саваном. Снег успел укрыть его и с большой высоты он мог показаться просто выступом скалы.

Но с того места, откуда наблюдал Кросс, в этом силуэте можно было легко угадать очертания школьного автобуса.

Детей нигде не было видно, не появилась пока и Джилл. Рядом с прикрытым брезентом автобусом стоял грузовик, по свежим следам колес которого Эйб шел целую милю перед долиной. Вокруг него бродило с десяток вооруженных, одетых в белые маскхалаты людей.

Где же дети?

Он повел биноклем из стороны в сторону, окидывая взглядом всю долину. Стоп!

Какое-то движение....

Точка, которая вскоре превратилась в приближающуюся человеческую фигурку на лыжах. Еще несколько секунд — и он узнал в ней Джилл Бейтс.

Она бежала параллельно краю долины вдоль кромки леса, выйдя из него ближе к автобусу, чем Кросс, по крайней мере на четверть мили. За спиной у Джилл было заметно какое-то оружие, наверное, автомат.

Что же делать? Крикнуть ей?

Но тогда его услышит не только Бейтс, но и террористы у грузовика, которые сразу заметят ее и тут же расстреляют издали.

Дети...

А что, если их просто нет? Что, если их перевезли в другое место или уже избавились от них, как от нежелательных свидетелей и автобус пустой? Что, если этот самый Ларрейби, о котором говорил Люис Бэбкок, дезинформировал Джилл Бейтс или она сама что-то напутала? А вдруг Люис просто бредил?

Кросс опустил бинокль.

Нет, если бы детей не было в закрытом брезентом автобусе, с какой стати здесь появился бы грузовик с бандитами?

Эйб закрыл глаза и закусил нижнюю губу. Ему хотелось курить. Ему хотелось многого — например, сидеть в кресле и читать о терроризме и убийствах в газете, чтобы иметь возможность забыть о них после переворачивания страниц.

Кросс спрятал бинокль, и побежал от дерева к дереву, устало переставляя лыжи в глубоком пушистом снегу. Он хотел зайти с обратной стороны автобуса и напасть на террористов сразу, как только они заметят Джилл. Раньше нельзя, иначе они легко расправятся с ним одним и могут с испугу перестрелять всех детей.

Эйб стоял перед последними деревьями, отделяющими его от автобуса, сжимая в одной руке автомат, и боевой нож — в другой. Лыжи, палки, толстую куртку он сбросил на снег и остался в черном свитере и камуфлированных брюках, полностью готовый к схватке.

Несколько бандитов подошли к автобусу, откинули угол брезента, открыли пассажирскую дверь и один из них что-то крикнул внутрь.

Кросс почувствовал, как его сердце замерло, когда он увидел выходящую из автобуса девушку с мальчиком лет восьми на руках, закутанным в женское пальто.

Один террорист вырвал ребенка из ее рук, скрылся в автобусе и тут же появился снова, но уже без мальчика.

Девушка схватилась за самого высокого из бандитов и опустилась перед ним на колени. Наверное, это был Ран, так как был вооружен не автоматом или винтовкой, а только пистолетом, как символом власти.

Из автобуса тем временем вытащили женщину постарше, пухленькую, в платке. Она ударила или попыталась ударить того, с пистолетом, — с такого расстояния Эйб не мог разглядеть точно. Главарь толкнул ее в снег, вырвал пистолет из кобуры и выстрелил два раза в упор.

Женщина задергалась и через несколько секунд безжизненно замерла.

Девушка подскочила к ней и упала рядом в снег, обливаясь слезами.

Кросс находился на расстоянии футов в пятьдесят от ближайшего террориста. Всего он насчитал их тринадцать человек, включая того, который только что так хладнокровно убил невинную женщину.

Он перебросил автомат на плечо, и стал выбираться из-за деревьев, стараясь думать об оставшихся в автобусе детях.

Краем глаза Эйб заметил, как девушку оттаскивают от мертвого тела и силой ставят на ноги.

До бандита осталось десять футов.

Вдруг до него донесся звук пистолетного выстрела и женский крик сразу после него.

Стараясь не смотреть в ту сторону, откуда донесся крик, Кросс прыгнул на врага, стоящего к нему спиной, левой захватил голову, плотно прикрыв рот, а правой вогнал под ключицу длинное лезвие. Одежду бандита обагрил фонтан крови, тело мгновенно обмякло и сползло на снег.

В стоящем рядом автобусе Эйб расслышал всхлипывания и плач детей.

Если кто-то из бандитов повернется, его сразу заметят. Но ему уже было наплевать на это.

Девушка лежала в снегу, раскинув руки и ноги. Мертвая, в этом не приходилось сомневаться.

Кросс выдернул нож из тела поверженного врага, пригнулся и беззвучно метнулся влево, к автобусу.

Внезапно он услышал громкий женский крик:

— Оставьте детей в покос! Негодяи! Будьте вы прокляты!

В автобус запрыгнул человек с автоматом. Эйб на мгновение замер, но тут же кинулся за ним. Бандиты отвернулись от автобуса, вскидывая оружие, но тут оттуда, откуда донесся крик, ударила автоматная очередь, и один из них упал замертво.

Между Кроссом и дверью автобуса остался один человек, который пока не догадывался о присутствии совсем рядом еще одного противника. Он на бегу всадил нож ему в горло и, не оборачиваясь, устремился внутрь. Ступеньки...

— Эйб! — закричала в эту секунду Джилл, узнав его.

Кросс в последний момент повернулся и успел увидеть ее лицо и развевающийся шарф, делающий ее похожей на Айседору Дункан. И в эту секунду залпом ударили автоматные очереди...

В автобусе было темно. Пронзительно кричали дети. Бандит поднимал автомат, готовясь стрелять.

Эйб кинулся на него, тот резко развернулся навстречу и нажал на спусковой крючок. Кросс почувствовал обжигающую боль в животе, но рука с зажатым в ней боевым ножом автоматически ударила снизу вверх, попав противнику между ног. Тот взвыл, выронил автомат, схватился обеими руками за пах, из которого хлестала кровь, и медленно опустился на пол.

Эйб не стал выдергивать нож, а прижал руки к животу и ощутил что-то скользкое и липкое.

Вокруг пронзительно кричали дети.

Он повернулся к выходу из автобуса и только теперь вспомнил, что у него на плече висит автомат. Но когда он потянулся, чтобы сдернуть его, то почувствовал, что то скользкое и липкое, что он придерживает одной рукой выскальзывает из живота.

Ступеньки...

На первой же из них он споткнулся и скатился на снег, который покрылся вокруг него брызгами крови.

В двух десятках шагов от него лежала мертвая Джилл Бейтс.

Недалеко от нее валялись трупы еще трех террористов.

— Молодец, Джилл, — прошептал Кросс.

Он перекатился и открыл огонь из автомата, методично расстреливая разбегающихся бандитов. Эйб перестал стрелять и вдруг услышал в наступившей тишине:

— Ты кто?

Он поднял голову. Рядом с ним стоял человек с пистолетом.

— Эйб. А ты?

— Гюнтер Ран. Ты только что оказал мне неоценимую услугу. А я ломал себе голову, как от них от всех избавиться. А ты и эта сука решили все проблемы без меня.

— Но это не все, — с трудом улыбнулся Кросс. — Я знаю то, чего не знаешь ты.

Ран опустил пистолет и засмеялся.

— Знаю. Ты хочешь сказать, что твои ребята окружили долину?

— Нет. Говори, ты же вес равно умираешь.

— Да, я умираю...

— И что же это такое, что ты знаешь, а я — нет? — снова засмеялся Гюнтер.

Эйб поднял ствол автомата и нажал на спусковой крючок.

— То, что у меня не кончились патроны, сука, — прохрипел он под грохот выстрелов.

Ран без крика упал навзничь.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru