Пользовательский поиск

Книга Черный старик. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

– Пошли переодеваться, – грустно усмехнулся Миша. – У меня имеется большое подозрение насчет мента. Уж больно таинственно он исчез, а нам сейчас достаточно одной искры, чтобы вспыхнуть как факелы.

В комнате все носило следы поспешного обыска, вещи были в беспорядке разбросаны, мебель перевернута. Автомат покойного Карнаухова бесследно исчез.

– Де-ела! – мрачно протянул Вадим. – Рукшин взбесился, как покойный Бирюков! Теперь держи ухо востро! «Узи» пострашнее кочерги! Хорошо хоть пистолеты при нас!

* * *

Так что же произошло с лейтенантом?

Когда Акимов с Мироновым заканчивали осмотр последней комнаты, он, сам не зная зачем, потихоньку вышел в коридор и внезапно увидел бабку Макарову. Она прижала палец к губам.

– Тсс-с, Коля! – прошептала старуха. – Идем, я тебя отсюда выведу! Но только одного, без этих!

– Конечно, конечно! – засуетился Николай. – На хрен они мне сдались!

Надо сказать, Рукшин на всем белом свете любил единственное существо – себя! На других ему было глубоко наплевать. Он не задумываясь продал бы и мать, и отца, и всех родственников вместе взятых, лишь бы спасти собственную шкуру. Что уж тут говорить о ненавистном с детства Миронове да каком-то незнакомом охраннике! Поэтому он, не колеблясь ни секунды, последовал за старухой. Бабка зашла на кухню и с неожиданной для ее возраста силой легко отодвинула в сторону плиту.

Открылся ход, ведущий куда-то под землю. Макарова приглашающе махнула рукой, и они начали спускаться вниз по решетчатым железным ступеням. На стенах тускло горели причудливой формы светильники. В воздухе ощущался странный, непривычный запах. Спуск длился бесконечно долго. Лейтенант уже потерял счет времени, когда ступени кончились и они оказались в просторном зале, облицованном черным камнем. Посредине возвышалось массивное кресло из полированного дерева. Его украшали вытисненные золотом изображения змей, драконов, козлов и еще каких-то неизвестных животных.

– Ты куда меня завела, старая дура? – подал голос Рукшин. Бабка медленно обернулась, и Николай с ужасом осознал, что это вовсе не она, а высокий худой старик в черном плаще. На резко очерченном морщинистом лице светились рубиновые глаза с узкими кошачьими зрачками.

– Ва-ва-ва-ва-ва, – залепетал перепуганный лейтенант.

Старик усмехнулся.

– Не бойся! – прохрипел он. – Ты мне нравишься! Я читаю в твоей душе, словно в открытой книге. Там господствуют злоба, гордыня, зависть, предательство! Именно то, что мне нужно.

– Вы-ы ме-е-ня не убьете? – трясясь, пробормотал Рукшин.

– Нет! – рассмеялся старик. – У меня есть для тебя работа, но сперва пройдешь обряд посвящения!

В глазах Николая затеплилась надежда. Старик махнул рукой. Зал наполнился толпой призраков. Они были агатово-черны, но в то же время прозрачны и кружились в диком танце. Под потолком слышались щелканье бичей и пронзительный звон невидимых колокольчиков. Скоро к этим звукам присоединились вой и скрежет.

Стены начали колебаться. На них выступили багровые письмена. Из пола просачивались капли крови. Старик уселся в кресло. В руках его появилась толстая книга, переплетенная в потемневшую от времени кожу.

Он принялся нараспев читать заклинания. Рукшин явственно увидел образовавшийся из ничего сгусток мрака, который двигался по воздуху прямо к его груди. Когда сгусток достиг цели, лейтенанта пронзил на миг невыносимый болезненный холод, но сразу же все прошло. Мысли сделались ясными, простыми. Старик встал и улыбнулся.

– Молодец! Я не ошибся в тебе! Целуй! – Он повернулся спиной и задрал плащ, обнажив тощий мохнатый зад с длинным шелудивым хвостом. Рукшин почтительно приложился туда губами. В тот же миг все вокруг завертелось и он снова очутился на кухне. Плита оставалась по-прежнему отодвинутой, но никакого хода под ней не было. Однако лейтенант не обратил на это ни малейшего внимания. Теперь он твердо знал, что должен делать!

Глава 8

Грандиозная пьянка близилась к логическому завершению. Большая часть гостей, непрерывно спотыкаясь и падая, разбрелась по домам. Трое наиболее крепких: дед Федот, его сын Иван и сосед Кирюха, – сидя за столом в саду и героически борясь со сном, допивали последнюю бутыль первача.

– Антиресно, хде наш участковый? – прошамкал дед, оглушив залпом полный стакан и закусывая соленым огурцом. – В деревне гульба, а его чтой-то нету?

– Да на хрена он тебе сдался, пес паршивый? – громко икнув, спросил Кирюха.

– Действительно, странно! – вступил в разговор Иван. – Лейтенант – любитель халявы, а тут пропал!

– На задание поехал! – многозначительно поднял палец Федот. Кирюха откровенно расхохотался:

– Какие у него задания? Только водку глушить!

– Не скажи! – заступился за стража порядка дед. – Макариха сказывала давеча, будто в доме за околицей бандиты засели! Человек двадцать, не менее! Они уйму народу сгубили и теперича здесь окопались! Оборону держат! За старшего у них наиглавнейший московский ма-фя-ези. Так-то вот! Лейтенант наш как узнал, так сразу и отправился злодеев арестовывать. А ты говоришь «водку глушить». – Федот торжествующе оглядел собеседников. Кирюха с сомнением пожал плечами, но возражать не стал, а Иван деловито потянулся за самогоном.

– Хватит пить, старый дурень! – крикнула с порога Федотова жена. – Шел бы лучше внучку покачал.

– Иду, Никитична, иду, – залебезил дед. – Допью только...

– Я-те допью, алкаш хренов! – В голосе супруги появились угрожающие нотки, и Федот, зная крутой нрав и тяжелую руку своей благоверной, горестно вздохнув, протопал в дом.

– Оставайся ночевать у нас, Кирюха, – предложил Иван. – Куда ты на ночь глядя попрешься?

– Ну нет, брат! Ты не знаешь мою лахудру! Всю кровь, стерва, вылакает, – не согласился сосед, с трудом поднимаясь со скамейки. – Покедова! Завтра приходи похмеляться!

Шатаясь, как тростник на ветру, Кирюха побрел домой. За этой сценой пристально наблюдал Николай Рукшин, притаившийся неподалеку за забором. В одной руке лейтенант сжимал автомат «узи», в другой – остро заточенный топор. Спустя полчаса свет в избе Федота погас. Выждав некоторое время, чтобы все заснули, Рукшин осторожно зашел во двор, поднялся на крыльцо, толкнул незапертую дверь. Она громко скрипнула. Лейтенант насторожился, но внутри по-прежнему было тихо. Он на цыпочках прокрался в ближнюю комнату, освещенную падающим через неплотно занавешенное окно лунным светом. На широкой кровати, украшенной никелированными шарами, громко храпел дед Федот, рядом посапывала его жена. Рукшин два раза взмахнул топором. Послышались предсмертные хрипы, забулькала хлещущая из разрубленных шей кровь. Радостно оскалившись, Николай двинулся дальше.

– Кто там? – сонным голосом спросил Иван и, заметив участкового, изумленно вытаращил глаза. – Что ты тут де... – Острое лезвие с размаху раскололо череп на две половинки. Иван перед смертью успел крикнуть, чем разбудил свою жену. Удивление в ее глазах мгновенно сменилось диким, животным ужасом.

– Нет-нет, не надо, умоляю! – рыдала женщина, забиваясь в угол постели и судорожно прижимая к груди плачущего ребенка. – Не надо-о-о! А-а-а-а!

Через несколько минут, удовлетворенно оглядев искромсанные тела, лейтенант вышел на улицу. Первая часть задания черного старика выполнена! Швырнув окровавленный топор в колодец, он сосредоточенно зашагал к околице. Медлить нельзя! Таков приказ хозяина!

* * *

– Интересно, когда он нападет? – шепотом спросил Вадим.

Они с Акимовым залегли в кустах напротив дома, напряженно всматриваясь в темноту. Миша ничего не ответил. Гнетущая тишина давила на уши. От холодной земли по телам шел озноб. Одежда отсырела.

– Не молчи! – жалобно попросил Миронов.

– Будем надеяться, что мент направится прямо в дом, – отозвался наконец Миша. – Тут мы его и накроем. Надеюсь, не промахнешься?

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru