Пользовательский поиск

Книга Человек со стороны. Содержание - 36.

Кол-во голосов: 0

Лидия вскочила на ноги и выбежала из мастерской.

Киллер и полицейский двигались по коридору между трамваями.

Трое бандитов ждали их в дальнем углу ангара у стоящего на треноге массивного пулемета с широким кожухом воздушного охлаждения и заправленной в него лентой на двести выстрелов.

Один из них крикнул что-то непонятное. Слоэн схватил Каларно за бронежилет и дернул вниз. И они вновь вбежали в лабиринт.

Пулемет начал стрелять. Все вокруг затряслось, словно происходило землетрясение в районе восьми-девяти баллов по шкале Рихтера.

Пули, больше похожие на хвосты комет, крушили все на своем пути. Рвали железо, дробили стекла, перемалывали все, что попадалось.

Слоэн и Каларно заползли под многотонный остов одного из трамваев. Мириады искр и осколков прыгали по полу, отскакивая от колес. Мрак ангара превратился в пульсирующий световой циклон.

— Что это за штука такая? — Каларно прикрыл голову руками.

— Противотанковый пулемет «браунинг» 50-й калибр. — Слоэн на четвереньках переместился к другой стороне трамвая. — Трассирующий-бронебойный-бризантный.

Каларно увидел, что за Слоэном тянется кровавый след.

— Дэвид, вернись в укрытие.

— Держи ушки на макушке, коп. — Слоэн пополз дальше с гранатометом в руке. — Сейчас моя очередь немного пошуметь.

Сальваторе Рицци перестал стрелять.

Он стоял, засыпанный раскаленными гильзами. Раскалился и ствол пулемета. Глаза Рицци слезились от испарений пороха. Большая часть ангара была превращена в дымящуюся пустыню. Кучи обломков, раскаленного металла, дыры размером с футбольный мяч. Молодой бандит, поддерживавший пулеметную ленту, что-то сказал. Рицци не услышал что. Грохот «браунинга» оставил в голове оглушительный болезненный свист.

Из дыма появилась фигура. Словно призрак преисподней. Призрак остановился, опустился на колено метрах в двадцати от них.

Рицци попытался повернуть пулемет в его сторону, но ленту зажало между стволом и треногой. Два других мафиози подняли автоматы, пытаясь поймать цель.

Слоэн выстрелил первым. Граната разорвалась точно под треногой пулемета.

Облако горящего фосфора, наполненного шрапнелью, превратило место попадания в гигантский факел, сжигающий все и всех.

36.

— Рутберг! Джошуа Рутберг!

Дым пожара гулял медленными смерчами по разрушенному ангару. Он был напоен запахом горелой краски, химических продуктов и горячего железа. Дым стлался по мертвым телам. Живых вынуждал задыхаться и кашлять. Немногих, оставшихся в живых.

— Конец поездки, Джошуа!

Хриплый голос перекрыл потрескивание огня. Наложился на далекое карканье ворон. Слоэн сидел, прислонившись к колесу, держа в руке «глок». Предстоял ближний бой. Автомат разбит, гранаты кончились.

— Тело твоего отца вернулось на землю. Я знаю, почему ты всадил ему две пули в голову!

Глаза у него горели. С каждым морганием век перспектива ангара становилась все менее отчетливей.

— Ты захотел подмять под себя всю систему, не так ли, Джошуа? Всю систему ! Из-за этого ты и убил собственного отца!

Каждое слово царапало ему горло. Кровь продолжала течь из раны в боку. Вся левая нога была мокрой от крови. Кровь капала из разбитой правой брови, стекая по лицу. Он чувствовал ее соленый металлический привкус на губах.

— Ты тоже мог бы иметь часть ее, Дэвид!..

Голос Джошуа Рутберга прозвучал рядом с ним, или чуть в стороне — определить было невозможно.

— … Они все умерли, Дэвид: Ричард Валайн, Самуэль Рутберг, Карло Варци, Кармине Апра, Франческо Деллакроче! Все мертвы… У меня для тебя осталась последняя цель, киллер! — Рутберг рассмеялся. — Фрэнк Ардженто в обмен на половину системы !

— Ты уже пытался. — Слоэн полз на звук. — И проиграл. Тебе нужен был не человек со стороны. Тебе нужен был человек, с которым тебе надо было покончить, человек, который сгорит по твоему плану. Пришло время для нас двоих гореть в аду!

— Ты, как всегда, переигрываешь, Дэвид. Так мелодраматично…

Слоэн положил палец на спусковой крючок, продолжая ползти.

— Со мной твоя шлюшка, Дэвид!..

Слоэн поднялся на ноги и тотчас согнулся, переломленный сильным кашлем. За ним тянулась цепочка кровавых следов. Перед ним находился выход из лабиринта, а дальше ничейная земля.

— … Почему бы тебе не присоединиться к нашему пикнику?

Слоэн остановился на засыпанном обломками полу посреди ничейной земли.

— Ты говоришь штампами, Джошуа. — Слоэн поднял «глок», выбирая цель. — Думаю, это твоя последняя глупость: взять заложника.

Джошуа Рутберг, он же Майкл Халлер, он же Ричард Валайн, ждал его, стоя рядом с очередным черным «бмв». Между ним и бортом машины была зажата Лидия, со стволом «кольта» у горла.

— Брось свою пушку, Слоэн. — Рутберг еще сильнее прижал ствол к шее девушки. — Брось пушку, сукин сын!

«Глок» еле заметно сдвинулся. Джошуа Рутберг определил точку, куда смотрел его ствол: в его правый глаз.

— Тебе надо выбирать, — Слоэн стал медленно подходить к машине, — она или я. И ты должен быть очень быстрым, крайне быстрым. Быстрее пули. — Слоэн рассмеялся. Он явно не боялся умереть. — Ты должен убить меня с первой попытки, Джошуа. Потому что она у тебя будет всего одна.

— Стреляй в него, Дэвид! — Придушенный давящим на шею стволом, голос Лидии прозвучал хрипло. — Убей его!

— Не совершай ошибки, Дэвид, — предостерег Рутберг.

— Тебе решать, сволочь! — Ствол «глока» смотрел ему прямо в лоб. — Что ты ждешь, повторного обрезания?

— Я тебя пристрелю, сучка! Пристрелю!.. — Из металлической двери в конце ангара вылетела фигура, с одежды которой рекой лилось грязное вонючее масло. Ламберти сжимал в руках автомат «узи».

— Ламберти, стой! — закричал Рутберг.

— Сдохни, падла!

Антонио Ламберти, обезумевший от ярости, открыл огонь.

Рутберг отпрыгнул в сторону, движимый инстинктом самосохранения. Лидия тоже бросилась на пол за «бмв». Оба старались отползти от линии огня.

Длинная очередь прошила «бмв» насквозь. Стекла посыпались, словно мелкие алмазы.

Андреа Каларно вынырнул из щели между двумя трамваями и выстрелил из «бенелли». Удар заряда из трех пуль швырнул Ламберти на пол, словно бумажный шарик, сдутый вентилятором.

Слоэн начал стрелять, как только Рутберг появился из-за «бмв». Звуки «голка» и «кольта-питона» слились в один.

Кровь брызнула из левого плеча и руки Слоэна. Удар едва не сбил его с ног. «Глок» запрыгал в руке: пять выстрелов менее чем за две секунды.

Одна из пуль «гидра-шок» прошла сквозь солнечное сплетение Джошуа Рутберга, вторая вошла в верхнюю часть груди, выбросив фонтан крови. Третья и четвертая попали прямо в лицо.

Лидия бросилась к Слоэну.

В ее ушах еще звучало эхо перестрелки. Голова горела, во рту пересохло. Она была в осколках стекла, в пыли и крови. Но она была живая.

Невредимая.

Ярость прошла так же мгновенно, как и появилась.

— Дэвид, Дэвид!..

Слоэн стоял. Он ничего не чувствовал. Пистолет выпал из обессиливших пальцев. Из последних сил ему удалась улыбнуться.

— Hi, kid… How’s school today?[19]

Лидия поспешила поддержать его. Андреа Каларно бросился на помощь Слоэну, обхватив того за пояс. Его глаза встретились с глазами Лидии. Никто из двоих не произнес ни слова. Сказать было нечего. Слоэн стал валиться вперед. Лидии и Каларно едва удалось удержать его.

— Дэвид!..

— Держись, Дэвид! — Каларно обнял Слоэна за плечи второй рукой. — Мы отвезем тебя в госпиталь!.

Крак!

Где-то за их спинами зазвенело разбитое стекло.

Позже ни Лидия, ни Андреа Каларно не смогли с ясностью вспомнить все, что случилось. Эпизоды сменялись с огромной скоростью, сливаясь, накладываясь один на другой.

вернуться

19

— Привет, детка…Как там в школе сегодня?

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru