Пользовательский поиск

Книга Человек со стороны. Содержание - 35.

Кол-во голосов: 0

35.

— Халлер!.. Халлер!…

Гуидо Ловати, председатель суда присяжных, бежал по ржавым рельсам.

— Какого черта ты сюда приперся?

— Послушай, Халлер…

— Сними шляпу, когда со мной говоришь!

Ловати яростным жестом сорвал с головы шляпу.

— Каларно известно о Валайне…

Халлер приблизил к нему лицо.

— А тебе откуда это известно?

— Сандро Белотти удалось сбежать от Каларно. Он просит моей помощи. Он все еще мне доверяет…

— Идиот! — Халлер схватил его за грудки. — Каларно и Слоэн действуют заодно! — Припечатал его спиной к ржавой перегородке. — Это Слоэн увез Каларно и Белотти из павильона Браски!..

Ламберти и его головорезы, слышавшие это, приуныли. Происходило что-то, им непонятное, а потому пугающее.

Не вижу в этом никакой логики, — ответил Ловати.

Халлер еще раз ударил его о стену.

— Кретин! Ты так ничего и не понял! — Очки Ловати полетели на пол. — Белотти им все выложил! Такое говно не продержится против профессионала класса Дэвида Слоэна и минуты!..

Ловати продолжал качать головой, словно не желая пускать эту мысль в голову.

— …Тебя, идиота, использовали! — Халлер толкнул Ловати на пол, испачканный маслом. — Они тебя использовали… чтобы добраться до меня!

Шум мотора донесся из-за ворот ангара. Мощного многоцилиндрового мотора, ревущего на полных оборотах.

— Они здесь!..

Майкл Халлер не понял, кто крикнул это, может, он сам.

Ворота ангара ввалились внутрь. Фургон «Мерседес» с разбитым капотом, снеся ворота, влетел в ангар в дожде стекол, словно таран.

Ламберти среагировал первым, открыв огонь из «узи» Застрочила пара «калашниковых».

С десяток дырок появилось в корпусе фургона. Оба передних колеса лопнули одновременно. Передняя подвеска отвалилась и чертила по бетону линию из искр. Фургон пошел юзом. Халлер заметил пульсирующую точку света в хвосте кузова, изрешеченного свинцом. Тряпка свисала из жерла бензобака. Горящая тряпка. Фургон был превращен в движущуюся бомбу «молотова»!

— Прячься! — заорал Халлер, перекрывая грохот выстрелов. — Всем в укрытие!

Фургон воткнулся в старый трамвай в месте сцепки двух вагонов. Посыпались стекла. Пламя нашло бензиновые пары, и бензобак на восемьдесят литров рванул, как напалмовая бомба!

Языки пламени вытянулись словно подхваченные пассатом. Халлер, Ловати, Ламберти и бандиты рванулись за трамваи. Обжигающий ветер пронесся над их головами. Ударная волна подбросила к небу добрую сотню квадратных метров полуразрушенной кровли, и ливень горящих металлических обломков обрушился на миланский Нью-Орлеан.

Они вбежали в ангар.

Сквозь разгоравшееся пламя, сквозь маслянистый черный дым от горящего топлива.

Киллер и полицейский нырнули в лабиринт заброшенных трамваев.

— Не дайте им войти!

Майкл Халлер с «кольтом-питоном» в руке лежал за ржавой железной плитой. Горящие куски металла продолжали сыпаться с потолка. Халлер гаркнул на бандитов, сгрудившихся рядом с ним.

— Двигайтесь, сукины дети! Блокируйте их у входа!

Трое самых смелых выскочили из укрытия. За ними бросились остальные, стреляя по воротам. Пожар разгорался. Воздух наполнился дымом, запахом горящей краски.

Первым начал войну Андреа Каларно. Он увидел тени, двигающиеся в ядовитом дыму. Пара бандитов появилась в той же щели между трамваями, метрах в двадцати от него. Каларно встал на колено. «Бенелли» бухнул четырежды. В тесном железном коридоре выстрел 12-го калибра прозвучал канонадой. Пули «ббх» не для тонкой работы: они разлетаются конусом, как шрапнель. Но только они намного крупнее, и намного более убийственны, чем шрапнель. Оба бандита попали под смертельный дождь.

Слоэн нырнул в переднюю дверь вагона. Свинец из пары «калашниковых» разнес окна, осыпав его дождем осколков. Слоэн отряхнулся, перекатился по полу и встал на колено. Двое бандитов подбежали к вагону с автоматами наизготовку и вскочили в заднюю дверь, где Слоэн их и ждал.

М-16 задергался в его руках. В полумраке вагона шесть вспышек, вылетевших из глушителя, казались салютом в честь года дракона. Бандиты получили свои пули по восходящей: живот, грудь, горло. Кровь и стекла летели во все стороны. Первый упал сразу же, дергаясь при каждом попадании. Второму, толстяку, удалось нажать на курок. Выпущенная вслепую очередь ушла в потолок, разнося старые пыльные светильники. Слоэн повернул автомат. Второй номер крутанулся вокруг оси и вывалился из вагона. Первый пошевелился. Слоэн выстрелил ему в голову.

Война вернулась.

В полумраке заваленной металлом комнатки Лидия услышала ее голос. Взрыв, треск пожара, хриплый лай автоматов.

Она знала, что бы там ни происходило, за этими покрытыми лишаем стенами, это Дэвид пришел за ней.

За ней!

Еще один бандит выскочил из лабиринта.

Матерясь и паля наобум, расстреливая полный рожок автомата. В ответ раздался рык другого автомата. Цепочка пуль на огромной скорости прошила бандита насквозь.

— Это конец!

Антонио Ламберти, мокрый от пота, тяжело дыша, смотрел на тело, дергающееся в агонии у самых его ног, на лужу растекающейся крови.

— Нам не остановить их! — Он схватил Халлера за руку. — Они нас перестреляют, как…

— Девчонка! — Халлер оттолкнул его от себя. — Убей ее!

— К черту девчонку! Сматываемся!

— Убей эту сучку, Ламберти! Иначе я тебя пристрелю!

Движение.

Слоэн уловил его краем глаза, резко крутнулся, подняв М-16. Очереди он не услышал.

Удар пуль «калашникова», попавших в бронежилет, походил на удар копытом. Слоэн отлетел назад, сильно ударившись о колесо трамвая. Болевой шок от удара волной прошелся вдоль позвоночника до самого мозга, обдав жаром левый бок. Черные круги затанцевали в глазах. Ранен?

Рука шарила по полу в поисках уроненного автомата. Кевларовый бронежилет… Его пластины приняли на себя удар пуль. Сколько ему осталось времени до того, как прилетят другие, чтобы прикончить его? Пять секунд? Две? Сколько?

Нечто, похожее на маску Хеллоуина, нависло над ним, целясь в лицо из автомата. Что-то крикнуло на непонятном языке. А потом маска взорвалась, выбросив гейзер крови и ошметки мозга вперемешку с костями.

— Дэвид! Дэвид!.. — Каларно положил на пол винтовку, и опустившись на колени рядом со Слоэном, поднял ему голову. — Дэвид! Ответь мне. Ты как?

— Все о’кей, коп. — Слоэн попытался подняться. — Я еще на этом свете.

Расплющенные автоматные пули образовали на кевларе бронежилета рисунок, напоминавший контур какого-то созвездия.

— Мистер Кевлар для Президента! — Слоэн стащил с себя бронированную одежку.

— Ох, черт!.. — воскликнул Каларно увидев, что руки у него в свежей крови. — Тебя задело!..

— Нет. Это… — Слоэн несколько раз вздохнул воздух больными от удара легкими. — Это старая рана. Открылась, наверное…

Рана на левом боку, едва затянувшаяся. Кровь пропитала одежду. Слоэн нашел автомат. Уже бесполезный: не менее трех пуль попало в него, снеся боек.

— На этом остановись, Дэвид. — Каларно помог ему сесть и опереться на покрытое ржавчиной колесо. — Никто не заговорен от пули… Или я ошибаюсь?

Слоэн встал с пола. Каларно попытался помешать ему. Не вышло.

— Ошибаешься, коп.

Ламберти вышиб дверь чулана ударом ноги.

В мастерской было темно. Лишь в маленьком оконце мерцал падающий снег. Никаких следов девчонки.

— Все в порядке, малышка. — Ламберти сделал шаг, держа «узи» стволом вниз. — Мы тебя отпускаем до…

Полное ведро вонючего старого машинного масла плеснулось ему в лицо. Оно забило ему рот, ноздри, глаза. Он зашатался, словно кегля на шаткой подставке.

Во рту Ламбери забулькало, палец нажал на курок, пули посыпались во все стороны.

Присев на корточки с обрезком ржавой трубы в руках, Лидия со всей силы ударила ею Ламберти в солнечное сплетение. Лабмберти хрюкнул и рухнул лицом в лужу масла.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru