Пользовательский поиск

Книга Человек со стороны. Содержание - 34.

Кол-во голосов: 0

Белотти обвел гостей взглядом.

— Вы кто?

Ответа не последовало. Только безразличные взгляды.

— Кто эти люди, Каларно?

— Люди? Какие люди? Я не вижу здесь никаких людей.

Белотти схватил ртом воздух.

— Как, то есть, не видишь?

— Вернемся к нашим баранам, Белотти.

Каларно зашел ему за спину. Вошедшие не отрывали глаз от Белотти.

— Так ты говоришь, что судья Гуидо Ловати попросил тебя оказать ему услугу…

— Так и было!

— …И говоришь, не знал, что в чемодане, который он тебе дал, находится боевая винтовка…

— Он меня заставил!

— Никто тебе не поверит. Даже эта глупая курица, которая делает вид, что защищает тебя. Слишком много грязи для ее незапятнанной репутации защитницы конституционных прав граждан. — Каларно ходил за его спиной. — В зале суда будет стоять выбор между честнейшим судьей национального уровня и интриганом-журналистом, пособником мафии, постоянно сующим свою рожу в любое скандальное дерьмо. И кого, по-твоему, итальянский суд отправит разглядывать небо в клеточку, Белотти, его или тебя?

Сандро Белотти посмотрел на бесстрастные лица вошедших. Нет, конечно, никто ему не поверит. Даже Патриция Парди, чудесным образом вышедшая живой из мясорубки в коридоре госпиталя…

Каларно остановился.

— Но я человек здравомыслящий…

Белотти замер. Люди, которых не было, смотрели на него, не отрываясь.

— Я тоже хочу оказать тебе услугу. — Белотти не видел лица Каларно. — Мне кажется, я должен дать тебе, по крайней мере, одну попытку спасти свою шкуру. Только одну.

— А… Андреа…

— Я слушаю тебя, Сандро. — Каларно положил ему руку на плечо. — Говори, я слушаю.

— Я и представить себе не мог… Я никому не хотел зла… Клянусь Богом!

— Тебя вынудили, не так ли, Сандро?

— Да… да! Ловати потребовал, чтобы я пронес этот чемодан в здание суда. Я не знал, что там, в нем… Никогда! Я хочу, чтобы ты помог мне, Андреа…

— Конечно, помогу.

Каларно повернулся к человеку, стоящему посреди комнаты.

— Порядок?

Человек вынул из кармана маленький диктофон.

— С начала и до конца.

Белотти крикнул что-то нечленораздельное. Потому что это, он понял, действительно, конец.

— Теперь ты должен заслужить мою помощь, Белотти. — Каларно, словно тисками, сжал ладонями его виски. — Сейчас ты сделаешь все, что я тебе скажу.

— Я могу не вернуться.

— Я отдаю себе в этом отчет, Андреа. — Клаудио Джунти, 4-й Дивизион, Группа Бета, командир людей, которых не было в комнате. Каларно позвал его. И он пришел. — Поэтому мы все пойдем с тобой.

— Нет. — Каларно выдержал их взгляды. — Кто-то должен остаться в стороне, чтобы довести дело до конца.

Некоторое время в комнате был слышен только шум дождя. Белотти заперли в соседней комнате. Они получили от него все, что им было нужно.

— Здесь все. — Каларно протянул Джунти дискетту. — Имена, места, факты… доказательства.

Джунти кивнул.

— Если я не вернусь, передай это председателю верховного суда.

— Ты ему доверяешь?

— Я доверяю вам. — Каларно снял со спинки стула кожаную куртку. — Ты привез, что я просил?

— «Альфа-167». — Джунти передал ему связку ключей. — Номер НГ 227 ВН.

Каларно кивком поблагодарил, сунул ключи в карман.

— Андреа, а что если председатель верховного суда решит, что эти господа… — Джунти подбросил диск на ладони, — замечательные ребята?

— Убейте их. — Каларно сунул «беретту» в кобуру и вышел.

34.

Дождь сменился снегом.

Он падал мокрыми хлопьями на разбитую крышу заброшенного трамвайного кладбища с фиолетового неба, похожий на пепел.

Фургон «Мерседес» ехал по рельсам, ведущим к кладбищу, вдоль таких же, еле различимых в сумраке, заброшенных бетонных построек промышленного вида, расписанных граффити.

Слоэн остановил машину, вышел из кабины с гранатометом в руках. Снег упал ему на лицо, напомнив другой снег, давнишний, в месте, далеком отсюда — также затерянном и безлюдном, как и это.

Не хватало только воронов…

Слоэн открыл гранатомет, вынул из патронташа одну из четырех оставшихся гранат, вставил в ствол.

Какой-то автомобиль свернул с главной дороги и подъехал ко входу в ангар. Слоэн присел за фургон, вглядываясь в машину.

Из нее вышел человек в плаще и шляпе с обвисшими от сырости полями. Он несколько раз раздражено ударил кулаком по ржавой металлической двери рядом с воротами. Наконец, дверь открыл вооруженный автоматом человек и пропустил приехавшего внутрь.

Слоэн взвел курок гранатомета. Снег, расстояние, слабый свет, вряд ли, кто его видел.

Клик-клак!

За его спиной. В опасной близости. Слоэн даже не вздрогнул. Двойной щелчок означал взведенные курки. Оружие, готовое к стрельбе. Причем большого калибра. Андреа Каларно вынырнул из темноты. Опустил черную двустволку «бенелли» 12-го калибра. Улыбнулся Слоэну.

— Собрался умирать в одиночку, парень?

— Где остальные?

— Они не придут.

Майкл Халлер, он же Ричард Валайн, стоял перед строем из восьми вооруженных до зубов солдат бывшего клана Дона Франческо Деллакроче. Все они были итальянцы, все — настоящие отморозки.

— Больше никто не придет, — повторил Антонио Ламберти, проводя рукой по мокрым волосам. — Они знают о Слоэне. Знают, на что тон способен… И знают, что у него гранатомет…

Халлер повернулся к окну, затем оглядел ангар. Сотни трамваев, старого металлического хлама, металлические острова в полумраке. Нью-Орлеан для душевнобольных. И убийц.

Сальваторе Рицци, девять убийств, с автоматом «узи» на шее, сделал шаг вперед.

— Нас этот засранец не пугает, Дон Микеле.

Халлер хмыкнул. Дон Микеле. Да, сейчас босс он. И это его солдаты.

— Я, наоборот, хотел бы, чтобы вы его боялись, — ответил он серьезно. — Очень боялись.

«Альфа-ромео» 4-го Дивизиона стоял за углом.

Каларно открыл багажник. Он был полон оружия. Каларно протянул Слоэну кевларовый бронежилет. Себе взял другой.

Слоэн застегнул липучки жилета.

— Как ты узнал, что я буду здесь?

Каларно набивал обойму разрывными пулями «ббх»

— Грязные методы грязных копов.

Слоэн хмыкнул, проверил, удобно ли сидит бронежилет. Затем заглянул в багажник.

— Все к твоим услугам, сержант-специалист Слоэн. — Каларно рассовывал патроны по карманам бронежилета. — Специальное предложение для объявленного сметроубийства…

Слоэн взял из багажника «кольт-армалатт М-16» — автомат американских коммандос.

— …Я читал твое досье. — Каларно проверил «беретту». — И знаю про Боснию.

— Досье неполное. — Слоэн вставил в автомат рожок на тридцать патронов. — Там не сказано об искуплении.

Они переглянулись.

— Так расскажи мне, Дэвид.

— Нет.

— Если мы выйдем оттуда живыми, — Каларно кивнул в сторону ангара, — я должен буду тебя арестовать.

— Я знаю.

— А если ты окажешь сопротивление, — Каларно застегивал бронежилет, — я должен буду тебя убить.

— Я и это знаю.

Слоэн протянул ему руку. Каларно пожал ее.

— Что написано, то написано. — Слоэн забросил за спину автомат. — Сегодня хороший день, чтобы умереть.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru