Пользовательский поиск

Книга Человек со стороны. Содержание - 30.

Кол-во голосов: 0

— А теперь, когда юридическая часть завершена… — Слоэн поднес дуло огромного пистолета ко лбу Белотти. — Нам известно, что Деллакроче имел своего человека среди судебных. Крота в верхушке правоохранительной структуры…

— Глубокую Глотку, — напомнил Каларно.

— …и поэтому вопрос на один миллион долларов… — Слоэн стукнул журналиста стволом в лоб. — Кто?

— А может быть, — Белотти подбирал слова, — может, это несколько разных людей.

— Ответ неверный. — Слоэн взвел курок.

— Ради всех святых!… Нееет!

Слоэн нажал курок. Клик!

— Ты посмотри! Не исключено, у тебя сегодня удачливый день! — Слоэн улыбнулся ему. — Комната Д-411 была идеальным местом для стрельбы: прекрасный угол линии огня, одна из панелей матового стекла заменена на прозрачную. Это все надо было организовать, желать сделать так. — Слоэн вновь взвел курок. — Кто?

— Он передавал мне информацию… — Белотти задергался в конвульсиях. — И я должен был ответить ему услугой…

— Услугой? — Каларно подался к нему. — Имеешь в виду: пронести в здание оружие убийства?

— Я не знал, что в чемодане винтовка! Вы должны верить мне. Я ничего не знал! Ни-че-го!

— Это был Глубокая Глотка?

— Да, да, да, это был он!

— Крот?

— Да, да!.. Наверное, крот.

— Когда он тебе передал чемодан?

— За день до начала процесса, — проныл Белотти.

Полицейский и киллер переглянулись. Каларно кивнул. Он видел это на пленке, записанной днем раньше процесса.

— Это он снабдил тебя пропуском в Дворец Правосудия? — спросил Слоэн.

— Да, да!

— Это он передал тебе ключи от комнаты Д-411?

— Да, да, он. Всё — он, клянусь головой моей матери!

— Плохая идея. Твоя мать уличная шлюха. — Слоэн вновь поднял револьвер. — Сколько тебе он заплатил за то, чтобы ты пронес винтовку?

— Заплатил? Нет, нет! Он мне сказал, что я смогу оттуда сделать фотографии. Он меня обманул! — Белотти увидел, как палец Слоэна взвел курок. — О!.. Нет! Сжальтесь!

Клик! Вторая пустота барабана.

— Осталось три попытки. А мы все еще не получили ответа на основной вопрос.

— Я не виноват! Вы должны мне верить! Я хотел только сделать фотографии Апра во время процесса! Только сделать фотографии!..

— Я начинаю понимать. — Слоэн посмотрел на Каларно. — Этот идиот был, нет, пока является элементом, который может обрушить всю их систему. Он может пригвоздить крота и всех остальных, вплоть до Франческо Деллакроче и Ричарда Валайна.

Каларно кивнул.

— Этот человек был уверен, что тебя убьют, поэтому и послал тебя в эту комнату… Точно рассчитано, не ожидал такого?

— Как… Как он смог! — Белотти пустил слезу. — Он хотел, чтобы меня убили?..

— Имя. — Слоэн поднял револьвер в третий раз. — Здесь и сейчас!

— Не могу! Они убьют меня! Убьют мою жену!..

Клик!

— Ааааааааа!

— Осталось две. — Слоэн взвел курок. — Готов?

— Ради всех святых!..

— Имя, Белотти! — Гаркнул Каларно.

— Вы не можете убить меня так!

Клик!

— Ну и подыхай, Белотти. — Каларно удивился, насколько его голос прозвучал отстранено и безразлично. Словно принадлежал другому человеку.

— Давай, тащи из себя имя! — Слоэн поднес ствол к переносице Белотти.

— Не могу, вы что не понимаете?… Не мо-гу!..

— Ладно, остался последний патрон. Не забудь прислать нам подробный репортаж из ада. — Слоэн сжал рукоятку двумя руками. — So long, sucker![18]

Точка принятия решения! Сандро Белотти заверещал как резанный поросенок.

— Ловати! Это — Гуидо Ловати! Это был он! Все время он! Председатель суда Гуидо Ловати! Раскаяние Апра, следствие, чемодан… Всё — он! Это был Ловати! Ловатиииии!..

Наступила тишина, прерываемая скрипом голых ветвей и далекими раскатами грома.

Слоэн опустил револьвер. Гуидо Ловати. Это имя ему ничего не говорило, но это и не имело никакого значения. Как не имело никакого значения имя этой грязной реки.

— Ловати!? — Каларно провел ладонью по волосам, еще сырым от холодного пота. Он был уверен, что это Гало, судья предварительного следствия. Это казалось таким очевидным. Гало и Белотти, похожие, как близнецы. Оказывается, нет: Ловати и Белотти — инструменты преступной бойни. С самого начала.

— Человек, чья обязанность выносить приговоры,.. судить… судить по закону. Логика системы. — Голос Слоэна звучал устало. — Это как метастаза: пожирает все. — Ткнул револьвером в сторону Белотти. — Логика убийц.

Белотти поднял левую руку жестом бессмысленной бесполезной защиты.

— Боже! Нет!..

Клик!

Белотти зажмурившись, грохнулся на спину и затрясся.

Слоэн опять взвел курок. Нажал его: клик! И снова: клик! Клик! Клик!

— Смотри-ка! — Слоэн пожал плечами. — Я ошибся, твоего имени на патроне не было.

Брюки Белотти мгновенно стали мокрыми, завоняло кислым. Каларно еле сдерживался, чтобы не расхохотаться. Но не смог.

— Засранец! — смеялся он в лицо журналиста, и слезы лились из его глаз. — Жалкий засранец!

Слоэн отбросил барабан револьвера, достал пустую гильзу и бросил Белотти.

— Ты не стоишь даже куска этой железяки.

30.

Алмазы в жидкой фазе, дрожащие на ветру.

Лидия смотрела на первые редкие капли дождя, забарабанившего по лобовому стеклу. Резко свернув с места, Ремо Дзенони влетел под знак, запрещающий стоянку у входа в здание на проспекте Италия. Последний раз нажал на газ и заглушил мотор.

— Прибыли, дарлинг. — Обернулся к Лидии. — Сейчас отдадим бабки этому придурочному князьку и… Эй! Ты меня слышишь?

Лидия нагнулась к приемнику, напряженно вслушиваясь в речь диктора.

— … возвращаясь к недавно полученной нашей редакцией информации о перестрелке, несколько свидетелей происшедшего сообщили о самом настоящем бое, случившемся около двух часов назад в одном из помещений госпиталя…

— Пошли. Хрен ли тебе до этого?

— Заткнись, Ремо! Дай послушать!

— … Нигуардия. Погибло не менее восьми человек. Из них пять человек были опознаны, как агенты полиции и карабинеры. Этот новый ужасный криминальный эпизод случился всего день спустя после столь же ужасной бойни на площади Карбонари, следствие по которой еще продолжается. Не исключено, что та же команда киллеров, вооруженная автоматическим оружием и слезоточивыми гранатами, совершила нападение на Павильон Браски…

Лидия почувствовала как мгновенно пересохло ее горло… Дэвид знал о Павильоне Браски госпиталя Нигуардия…

… Согласно некоторым неофициальным данным, нападение было направлено на устранение Алессандро Белотти, журналиста еженедельника «Здесь, Сейчас», оказавшимся важнейшим свидетелем покушения на Кармине Апра. В настоящий момент мы можем предположить, учитывая абсолютную закрытость правоохранительных органов, что Алессандро Белотти исчез с места перестрелки. Нет никаких следов и комиссара Каларно, начальника отдела убийств полицейского управления Милана…

Лидия рывком открыла дверцу, вышла из автомобиля и устремилась к входной двери здания.

— Эй! — Ремо тоже вышел из машины. — Можно узнать, какая муха тебя укусила?

— Ты идешь или нет?

Лидия была бледной, как алебастр. Не дожидаясь ответа, она открыла дверь. Ремо со злостью хлопнул водительской дверцей, матерясь на всю улицу.

Пьер Джорджио Дела Ровере шел впереди по коридору твердыми шагами.

— Итак, Пи Джей, — Ремо не хотелось терять время на обычную клоунаду. Ему не терпелось завалится в постель с Лидией. — Паспорт готов?

— Да,.. конечно, готов, да…

Лидия и Ремо переглянулись. Была удивительной полная смена поведения фальшивомонетчика. Экзальтация, цветистая болтовня, галантное целование ручки исчезли, на их место явилось напряжение и скованность.

— Вы беспокоитесь о деньгах, Пи Джей? — Лидия ободряюще положила ему руку на плечо. — Они со мной. Все в порядке…

вернуться

18

— Прощай, пиявка!

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru