Пользовательский поиск

Книга Человек со стороны. Содержание - 23.

Кол-во голосов: 0

И если он не соврал о винтовке, то, скорее всего, он не соврал и по поводу Ричарда Валайна, или, как его там, Майкла Халлера.

Пленки. Вот в чем дело! Валайн знал о пленках. Он присутствовал в кабинете, когда Каларно говорил о них по телефону, а также, когда вице-бригадир, наконец-то, доставил их ему, за несколько минут до пресс-конференции. Валайн-Халлер, как там на самом деле зовут эту сволочь, не мог позволить ему их увидеть. Ни за что. Вот почему его и пытались убрать на площади Карбонари.

Им нужен был не Слоэн. Им нужен был он.

— Скьяра, сделай с этой пленки три копии.

Каларно вынул из видеомагнитофона кассету и протянул ее Скьяре. Повернулся к Де Сантису:

— Включи телефон. Соедини меня со Штатами. Вашингтон, округ Колумбия, специальный агент Джакоб Эпштейн, штаб-квартира ФБР.

Дворец Правосудия. Зал дежурных службы охраны напоминал вызывающий клаустрофобию склеп, помещенный в бетонную утробу мраморного убожества, сотворенного архитектором Пьяченти. Чтобы попасть в эту мрачную комнату, нужно было спуститься по лестнице вдоль изъеденных лишаем стен. Вопиющий контраст с интерьерами верхних этажей.

Батарея мониторов высокого разрешения, запрограммированных или на режим полного экрана, или на четыре мелких экрана, занимала всю стену. На них круглосуточно изображалось все, что передавали многочисленные телекамеры, расположенные на каждом этаже, в каждом углу здания. Агенты полиции и военнослужащие сменяли друг друга каждые двадцать четыре часа за пультами контроля и управления.

Старший сержант Джанфранко Малерба, начальник смены, извлек из кармана форменного кителя фляжку с виски. Смена подходила к концу. Пришло время добавить очередную порцию тонизирующего в шестую чашечку кофе.

На клавиатуре компьютера перед его носом лежали газеты, раскрытые на страницах, заполненных фотографиями кровавой бани с комментариями к ним. Массовая бойня уже вошла в анналы криминальной истории Милана под именем «Сражение на площади Карбонари». Тон всех статей был истеричным. Сначала убийство Кармине Апра, затем бойня перед зданием суда, а теперь это! Что происходит? Это Милан или Иерусалим? Горы трупов, автоматическое оружие, фосфорные гранаты! А где полиция? Что делает полиция?

— Просыпайся, Малерба. С тем, что ты в себя сегодня влил, ты уже можешь проходить сквозь стены.

Малерба вскочил на ноги, пролив на газеты кофе. И виски. Темная жидкость потекла по бумаге, прямо на его форменные брюки. Над ним нависал Каларно. Глаза в темных кругах, трехдневная щетина, мятые джинсы, нечесаные волосы. С этим бомжистым видом не вязался элегантный кожаный кейс.

— Комиссар Каларно, — Малерба газетой попытался закрыть пролитое, что бы скрыть запах виски. — Как поживаете?

— Спасибо, хреново. Давай-ка выйдем, Малерба. — Каларно потянул его за собой к металлический двери в торце зала.

Сидящие перед моторами сделали вид, что не замечают происходящего. Каларно втащил его в комнату и закрыл дверь.

— Сколько рюмашек ты сегодня махнул, Малерба?

— Комиссар, что вы говорите?

— Говорю, что от тебя воняет, как из винокурни.

Малерба оглянулся по сторонам в безуспешной попытке смыться. Выхода не было. Не из этой комнаты. Архив видеокассет был еще одной комнатой-склепом с низким потолком, освещенной тусклой промышленной лампой. Тысячи черных коробок выстроились на металлических стеллажах, терявшихся в полумраке.

— Если будешь себя хорошо вести, Малерба, можешь продолжать и дальше обманывать свою печень. — Каларно прислонился спиной к двери. — Мне нужны остальные кассеты.

— Но… разве я вам их не послал вчера? Ко мне приходил от вас этот, как его… Палмьери, да?

— Я сказал, остальные кассеты.

— Не понимаю.

— Тот же коридор, та же камера. Я хочу записи за три дня… нет, за семь дней, предшествующих убийству Апра. — Каларно сунул ему в руку кейс. — Я хочу их сейчас.

Малерба преступил с ноги на ногу, словно нашкодивший ученик перед суровым учителем.

— У вас есть разрешение республиканской прокуратуры, комиссар?

— Если что, перед прокуратурой отвечу я сам. А если ты будешь хитрожопить, я сдам тебя комиссару Кротоне.

— Комиссар Каларно, вы… — Малерба умоляюще смотрел на него. — Вы не сможете так со мной поступить.

— Смогу, смогу. А сейчас давай, шевелись. У меня мало времени.

— Но послушайте, подождите… А если еще кто-нибудь придет с запросом на эти пленки. Что я ему скажу?

— Скажешь, что ты их пропил.

23.

— Операция по устранению Андреа Каларно была организована по-неандертальски! — Майкл Халлер оторвал взгляд от далеких шпилей Дуомо. — С таким же неандертальским подходом, с каким было организовано устранение Дэвида Слоэна…

Лица двух других присутствующих в аттике Башни Веласка были бесстрастны.

— … И именно мне пришлось вытаскивать вас из этой задницы, что я оцениваю, мягко говоря, как полное безобразие.

На этих словах Дон Франческо Деллакроче и Антонио Ламберти переглянулись. Атмосфера накалилась. Этот американский сукин сын нанес им оскорбление. И что хуже всего, он был прав.

— В эту задницу втащил нас ты, Майкл, — сказал ровным голосом Деллакроче. — Идея и сценарий были твоими с самого начала.

— Не надо упрощать, Дон Франческо.

— А разве не так?

— Это танго для двоих, и мы танцуем его вместе… — пропел Халлер. — Вначале мы действовали в отличном синхроне. И все шло правильным путем, на каждом этапе плана. А кончилось тем, что вы завели его в задницу.

— Брось ты, Халлер, — прервал его Ламберти. — Никто не мог предположить, что Слоэн учует клетку.

— Как никто, даже в кошмарном сне не мог предвидеть, что Слоэн осмелится пойти на богохульный союз с Каларно, — добавил Деллакроче. — И что Слоэн сможет уничтожить моих солдат, как он это сделал.

— Еще одна грубейшая ошибка с вашей стороны. — Халлер угрожающе поднял указательный палец. — Я вас предупреждал с самого начала. Я вам говорил, с каким по классу профи вам придется иметь дело. А вы что сделали? Наскребли по помойкам Албании и Косово банду буйных наркоманов и послали их выполнять работу суперпрофессионалов.

Ламберти криво усмехнулся.

— Согласись, что нам очень повезло, что у нас был такой гениальный советник, как твой дорогой друг Ари Нешер. Ты не находишь, Майкл?

— Не туда переводишь рельсы, Ламберти.

— Да что ты говоришь! А по-моему, это твой Нешер перевел их не туда. Кстати, тебе удалось найти его голову?

Деллакроче примирительно поднял руку.

— Ну хватит, хватит, Антонио.

Он повернулся к Халлеру.

— Единственно, что нам надо сделать сейчас: найти эффективный выход из ситуации. Надеюсь, в этом никто не сомневается.

— Вы правы. Но необходимо внести коррективы в подход, Дон Франческо.

— То есть?

— Контроль над операцией я беру на себя.

Деллакроче и Ламберти вновь обменялись взглядами.

— Не слишком ли высоко ты собрался взлететь, паренек? Учти, там наверху воздух разряжен. Очень разряжен.

Халлер улыбнулся своей фирменной улыбкой, никогда не затрагивающей глаз.

— Согласен, Дон Франческо…

Казалось, король мафии внезапно потерял интерес к этому разговору. Он повернулся спиной к Халлеру и направился к барной стойке налить себе «лимончеллы».

— …Но воздух разряжен также и в гробу, — закончил фразу Халлер.

Спокойно, почти меланхолично, он достал из-за пояса револьвер с коротким стволом, «кольт-питон». Деллакроче по-прежнему стоял к нему спиной, ничего не подозревая. Да у него и не было времени обернуться. С небольшим интервалом прозвучало два выстрела. Пули вошли в затылок Деллакроче, череп был разнесен вдребезги.

Антонио Ламберти замер с открытым ртом. На его белый пуловер попали брызги крови. Босс боссов… король мафии… Прихлопнут, словно какой-то таракан!

— Как я сказал, — Халлер поднес ствол «кольта» к лицу Ламберти, — контроль над всем я беру на себя. — Ухмыльнулся. — Что скажешь на это… Дон Антонио?

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru