Пользовательский поиск

Книга Человек со стороны. Содержание - 22.

Кол-во голосов: 0

— Скажи мне, кто он. Этот кретин на «порше»?

— Нет, не этот кретин на «порше».

— Я хочу знать, кто этот человек. — Голос Джулии гневно зазвенел.

— Тебе-то что?

— Мне решать, что.

— Ладно, мама. Но потом не жалуйся, если то, что скажу, тебе не понравится…

— Перестань валять дурака! Кто он, Лидия?

— Профессиональный киллер.

У Джулии отпала челюсть.

— Что ты сказала?

— Что слышала: он из тех, кто убивает людей за плату. И если ты будешь слишком им интересоваться… — Лидия сложила вместе указательный и средний пальцы в форме пистолета. — То банг-банг… и адью!

— Забавно. Очень забавно. — Джулия облизнула чересчур накрашенные губы. — Лидия, ты, разумеется, совершеннолетняя, имеешь право голосовать, и, вероятно, имеешь право трахаться, с кем хочешь…

— Абсолютно верно, мама. Поэтому, раз уж я имею на это право, — Лидия пошла к выходу, — то нет смысла обсуждать больше эту тему.

— Решаю я, есть смысл обсуждать или нет. — Джулия схватила дочь за руку. — И мне решать, нравится мне или нет, что ты приводишь мужиков в мой дом!

— Это не твой дом. Если ты об этом забыла, напомню: эта квартира записана на мое имя.

— Еще одна чудная идея этого идиота, твоего папочки…

Лидия с ненавистью посмотрела на нее. Сейчас она больше не беспокоилась, что мать начнет говорить о Дэвиде, та была просто вне себя от самой ситуации.

— Видишь ли, мой цыпленок, — продолжила Джулия уже спокойнее, — если бы ты делала свои делишки и только, куда ни шло, я бы могла смолчать. Но ты на этом не останавливаешься, ты лезешь в мои, читаешь мне мораль… Ты позволяешь себе учить жизни свою мать!

— Тебя просто бесит, что ты больше не единственная пчелиная матка в нашем улье, ведь так, мамулечек?

Джулия залепила ей пощечину.

— Ах ты, дрянь!

Она выскочила в прихожую, схватила ключи с журнального столика.

— Почему бы нам не пригласить его сюда, а, Лидия? Кто знает, может быть, я тоже понравлюсь твоему полуночному киллеру…

— Мама, нет!

Джулия вышла в коридор и остановилась перед соседней дверью. Подбежавшая сзади Лидия вцепилась ей в руку.

— Мама! Там никого нет!

Джулия яростно оттолкнула дочь. Та, потеряв равновесие, ударилась спиной о стену. Джулия вставила ключ в дверь и открыла ее.

— Добрый вечер, паренек!

Вступила в темную прихожую и остановилась на пороге. Лидия влетела следом, горло ее горело, стук сердца отдавался в висках. Дэвид убьет ее, а потом…

В квартире никого не было. Джулия и Лидия стояли в пустой комнате. Не считая кресла-качалки в углу.

Исчезло все, не только Дэвид: раскладушка, кожаная сумка, переносной телевизор, пузырьки с лекарствами, тарелка со свечными огарками. Не квартира, а камера-дезинтегратор.

Из распахнутой балконной двери порывами накатывал горячий ветер.

Джулия чувствовала себя обманутой, она, видимо, действительно, надеялась застать здесь мужчину. Правой рукой она собрала на груди края пеньюара. Инстинктивный защитный жест.

Лидия смотрела в сторону, не замечая, как мать повернулась и молча вышла из квартиры. Она терялась в догадках: куда подевался Дэвид, как ему удалось выйти из квартиры, запертой на ключ.

И вернется ли он когда-нибудь.

Ветер донес до него металлический щелчок.

Дверной замок. Должно быть, женщины вышли. Но вернулись вороны и принялись клевать его бок. Боль вспыхивала в его мозгу ослепительным светом. У него не было выбора, единственным выходом было исчезнуть из квартиры.

Дэвид Слоэн висел над бездной на одной руке. Десятью метрами ниже шумели от ветра деревья бульвара.

Еще тридцатью метрами ниже лежал асфальт, уставленный десятками автомобилей, припаркованных по обеим сторонам улицы.

Слоэн сделал мах ногами и перебросил через парапет балкона свою кожаную сумку, в которую он в спешке свалил все, что находилось в комнате. Зацепился за балкон второй рукой, подтянулся, перевалился через парапет и мешком рухнул на бетонный пол. Долго лежал, ждал, когда улетят вороны. Горячий ветер обдувал его.

Тишина вернула ему сознание.

Сколько времени он провел в обмороке? Час, два? Опущенные жалюзи вибрировали от порывов ветра. Лучи света проникали в комнату сквозь их щели, рисуя на стенах параллельные линии.

Слоэн лежал на раскладной кровати, укрытый покрывалом.

Он поднялся. Рана на боку отдавалась пульсирующей болью во всем теле. Он слегка согнулся, чтобы лучше разглядеть рану. Красные волнистые ручейки текли из-под повязки до самой ноги.

До прошлой ночи рана заживала хорошо. Но сегодняшнее висение над пропастью может закончится новым обильным кровотечением. Может статься, окончательным.

Не зажигая свет, налил воду в раковину. Сунул лицо в ледяную воду.

— Дэвид.

Слоэн поднял мокрое лицо. В темном зеркале отразилась тень.

Лидия перешагнула порог.

— Я принесла тебе попить.

Слоэн повернулся к ней, взял из руки бутылку минеральной воды. Пить не стал. Обнял Лидию и прижал к себе.

— Я должен уходить, Лидия.

— Я знаю.

Слоэн почувствовал ее руки, скользнувшие вдоль его тела. Лидия взяла его лицо в ладони. Приложила свои губы к его губам, сухим и грубым. Поцелуй получился жарким и отчаянным.

Слоэн сбросил с ее плечей махровый халат. Прижал к себе ее разгоряченное тело, ощутив, как оно напряглось. Почувствовал ее грудь, затвердевшие соски…

Лидия отступила к креслу-качалке, опустилась в него и притянув к себе Дэвида, охватила его ногами.

Две тени слились в одну.

22.

Тени исчезли.

К концу ночи ветер ослаб. Зона высокого давления сместилась к северу итальянского полуострова. Это было первое, еще смутное напоминание о реальном времени года.

Широкоугольный объектив сильно искажал перспективу коридора. Человеческие фигуры перемещавшиеся по коридору во всех направлениях, выходили из-за изогнутых оптикой поворотов, исчезали и появлялись из искривленной дверей.

Каларно, с пылающими от усталости глазами, не отрывал взгляда от экрана телевизора, подключенного к видеомагнитофону. Раскладные столы, пара раскладных кроватей, несколько металлических стульев, старый холодильник. Атмосфера подполья. В окнах — свинцовые воды канала Навильи. Две огромных баржи, груженные ржавым металломом, медленно двигались по каналу.

Скьяра вздохнул:

— Макки потерял его на автобусной остановке.

Каларно покачал головой, не отрываясь от монитора. Еще одна фигура появилась на экране. Остановилась перед дверью в комнату Д-411, вставила ключ в замочную скважину. Прежде, чем войти, посмотрела по сторонам, убедилась, что никто не видит, и вошла.

Каларно нажал кнопку обратной перемотки.

— Ну, еще раз здравствуй, мешок дерьма!

Он уже видел пленку: этот идиот, Сандро Белотти, лез в капкан. Каларно нажал «пуск», коридор опять наполнился неизвестными людьми… Ага,.. еще одна интересная фигура. Каларно щелкнул пальцами, Скьяра и Де Сантис склонились за его спиной, уставившись на экран.

Человек в черном остановился перед комнатой Д-411. Форма карабинера ему очень шла.

— Это он, — признал его Скьяра. — Это — Слоэн.

Все неотрывно смотрели на экран. Каларно остановил изображение Слоэна, стоящего на самом пороге чертовой комнаты.

— Чеширский кот давно испарился, — он откинулся на спинку стула, скрестив руки. — осталась лишь его улыбка.

— Винтовка! — Де Сантис протянул руку к экрану. — А где же эта хренова винтовка?

Руки Слоэна в черных перчатках были пусты.

Никакого чемодана, никакого футляра, где можно было бы спрятать снайперскую винтовку «хеклер и коха».

— У него ее никогда и не было, — произнес медленно Каларно. — Винтовка ждала его во Дворце Правосудия.

Слоэн не соврал.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru