Пользовательский поиск

Книга Человек со стороны. Содержание - 21.

Кол-во голосов: 0

С десяток полицейских и карабинеров передвигались по этой сцене массовой бойни в резком свете фонарей. Обследовали каждый сантиметр местности, производили замеры, обводили мелом каждую гильзу.

— Сначала пальба, а затем появляется флот…

Халлер медленно обернулся. За его спиной стоял Каларно в матерчатых туфлях, потертых джинсах и кожаной куртке. Он походил на человека, только что поднятого из постели и набросившего на себя первое попавшееся под руку.

Палмьери, Скьяра и Де Сантис, три бульдога из его стаи, стояли за ним.

— Кровь и кишки по-итальянски. — Каларно, казалось, развлекался. — Нравится, а?

— Что здесь произошло, комиссар?

— А вы что думаете?

— Вы живете в том доме наверху?

— Вам-то откуда это известно? — Каларно постарался, чтобы в голосе прозвучало подозрение.

Халлер не смутился.

— Так живете или нет? — настойчиво повторил он.

— Живу. На четвертом этаже.

— И вы были дома, когда… — Халлер обвел рукой площадь, — когда это случилось?

— Да.

— И что вы сделали, когда услышали выстрелы?

— Какие выстрелы?

— Как какие? Вы что, глухой? — У Халлера побагровела шея. — Автоматы, гранаты, взрывы, пожар, полдюжины народу в клочья… и вы ни черта не слышали?

— Нет. Я был в душе.

— В душе!? Кому вы эту лапшу на уши вешаете?

Лицо Каларно окаменело.

— Вы назвали меня вруном, агент… как вас там, Валайн, кажется?

В устах Каларно слово агент прозвучало с издевкой. Халлер сжал кулаки и сделал шаг в его сторону. За спиной Каларно то же самое сделали его ребята. Халлер сжал зубы и отступил назад. Ну, сволочь!.. Ну, бандитская рожа!..

Я не слышу ответа, агент… Вы считаете меня вруном или нет?

— Нет, не… — начал фразу Халлер.

— Боже, возрадуйся! — прервал его Каларно, протянув руки к небу. — Радостная весть для итальянского государства: какой мешок денег будет сэкономлен на судебном процессе…

— Не вижу ничего смешного.

— Очень жаль. Потому что смешно так, что может пупок развязаться, агент.

— Я все же хотел бы знать, что здесь случилось.

— Хотите? Ладно, давайте разберемся с этой арифметикой. Начнем с этих. — Каларно кивнул в сторону несгоревших трупов. — Поскольку к этой минуте нам удалось идентифицировать только этих троих. Один сербский засранец, один козел из Косово и один стукач из местных. Говенный народец, скажу вам. Интереснее другое: все они были оловянными солдатиками клана Дона Франческо Деллакроче. — Каларно повернулся к американцу. — В твоем несокрушимом ББОПе ты когда-нибудь слышал это имя, агент?

И вновь это слово прозвучало с издевкой. Халлер сделал вид, что не заметил этого.

— Я знаю, кто такой Деллакроче.

— Тогда тебе, возможно, известно, также о связи между Деллакроче и Кармине Апра?

— Нет.

— Ну, разумеется, нет. Кстати…

Халлер повернул голову в ту сторону, куда показал рукой Каларно. На гребень склона кольцевой дороги, где двигались фигурки полицейских.

— Там еще один.

— Один кто?

— Труп, — уточнил Каларно. — То есть то, что от него осталось. Мы до сих пор не нашли голову. Может, крысы утащили. Такое впечатление, что в этого несчастного идиота пальнули из пушки… или из гранатомета М-79, калибра 40. — Каларно улыбнулся. — Хотя пока не могу утверждать это с точностью.

Халлер сжал зубы. Он знает! Знает о М-79!… Слоэн! Он и Слоэн!

Посмотри-ка на это, агент. — Каларно бросил ему что-то. — Может, это поможет тебе установить новые поразительные связи.

Халлер поймал брошенное на лету. Это был американский паспорт, съежившийся от огня. Фото владельца обгорело, но имя читалось хорошо: Нешер, Ари Нешер.

— Этого ты, конечно же, тоже не знаешь? — глядя ему прямо в глаза, спросил Каларно.

— Нет.

— Очень жаль. Это меня разочаровывает… Даже если и не удивляет. Возьми его себе, и положи среди своих реликтов, агент. — Каларно усмехнулся. — У нас в городском полицейском управлении не считают зазорным делиться информацией с зарубежными коллегами.

Майкл Халлер, он же Ричард Валайн, смял остатки паспорта в кулаке. Затем резко повернулся и пошел через площадь к месту, где Ари Нешер завершил свой бег. Каларно кивнул своим, чтобы подошли.

— Слушаем, шеф. — Палмьери улыбался. — Как вы думаете, найдет наш ковбой недостающие детали от этой задницы?

— В задницу мертвяков, ребята.

С лица Каларно исчезла насмешка. Он обвел взглядом площадь, полицейских экспертов, Гало, о чем-то разговаривающего на повышенных тонах с армейским майором у догорающих автомобилей.

— Меня интересуют живые, а не мертвые. Для начала: нас здесь не было, и я с вами не разговаривал. Ясно?

Все трое разом кивнули.

— Пойдем дальше. Скьяра, найди бригадира Макки из комиссариата Кадамосто. Он парень толковый и знает дело. Я хочу, чтобы вы сидели на пятках этого американского барана все двадцать четыре часа.

Скьяра кивнул еще раз.

— Де Сантис, мне понадобится база. Квартира, склад, все, что ты найдешь. Только не номер в гостинице и не апартаменты. Ничего, что можно контролировать. Мне нужно место, куда не сунет нос ни одна сволочь.

— У меня есть пара таких мест, шеф.

— Отлично. Как только устроишься, позвони сержанту Патрукко…

— Из технического отдела?

— Ему. Он мне кое-чем обязан. Попроси его установить компьютер. Самый быстрый и надежный, не подделку из третьего мира. Мне понадобится также четыре телефонных линии плюс еще одна, скоростная, для выхода в Интернет, а также факс и принтер. Скажи также, чтобы установил телевизор и два видеомагнитофона. Не один, Де Сантис, мне нужны два. Пусть все подключит и проверит работу.

— Сделаем, шеф.

— Палмьери, куда ты дел видеокассеты, что принесли из суда?

— Они лежат в Центральном управлении, в сейфе отдела особо тяжких преступлений.

— Я хочу, чтобы ты достал их оттуда как можно скорее. Лучше немедленно. Забери их, спрячь понадежнее и привези мне, как только будет готова база.

— Никаких проблем, шеф.

— И последнее. Никаких рапортов, никаких протоколов, никаких записей. Абсолютно ничего. С этой минуты я беру на себя всю ответственность за все и за всех вас. — Каларно обвел взглядом троицу. — И еще, ни одного слова никому, и главное, судейским.

Полицейские обменялись серьезными взглядами и за всех ответил Скьяра.

— Вы подозреваете кого-то из них, шеф?

— Правосудие — дама с повязкой на глазах, поэтому машет мечом наобум. — Каларно улыбнулся. — Нам предстоит указать ей, куда нанести удар.

21.

Она вступила в темноту прихожей. Вытащила ключ из замочной скважины и спиной захлопнула дверь.

— Развлекаемся, чича?

Лидия остолбенела посреди прихожей, рука ее оставалась в кармане замшевой куртки. Из темноты гостиной послышался скрип. Потом звяканье льда в стакане. Вспыхнул абажур.

Утонув в кожаном диване, со стаканом виски в руке Джулия Веноста разглядывала дочь. Она была в боевом наряде: пеньюар из черного шелка с огромным декольте, высокие каблуки, породистые длинные ноги. Увидь ее сейчас Лана Тёрнер или Дза-Дза Габор, сдохли бы от зависти.

Джулия отхлебнула из стакана.

— Куда ты его спрятала?

Лидия сняла куртку, повесила ее на плечики.

— Куда спрятала что?

— Не что, моя сладость, а кого. Я говорю о том хахале, который провел в нашем доме две ночи.

Лидия почувствовала, как сороконожка поползла по ее спине. Она знает! Каким-то образом в какой-то момент ночи она услышала бредящего Дэвида.

Лидия вошла в гостиную, выдержав взгляд матери. Спорить к ней в таких случаях во сто крат хуже.

— Завидуешь?

Джулия поставила стакан на пол и поднялась, шелковый пеньюар красиво скользнул по бедрам. Какая жалость, что здесь не было мужчин!

— Следи за словами, Лидия!

— Мама, два часа ночи. Жутко спать хочется.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru