Пользовательский поиск

Книга Человек со стороны. Содержание - 5.

Кол-во голосов: 0

Каларно пожал ему руку.

— Я буду помнить об этом.

Джунти и его команда подняли черный мешок и пошли по тротуару, усыпанному мертвыми листьями.

5.

Северный ветер дул предвестником скорого урагана, не прекращаясь, бросая песок на шоссе, бегущее вдоль моря. Дюны походили на костяшки кулака некоего подземного существа. И вот разразился дождь. Один из тех дождей Новой Англии, которые, казалось, будут длиться до скончания веков. Песок сразу же превратился в жидкую кашу, а затем потек в никуда. В воде, оставшейся в неровностях асфальта, отражались тяжелые облака, несущиеся от горизонта.

«Харлей-дэвидсон» на скорости шестьдесят миль в час влетел в одну из самых больших луж, подняв веер грязной воды. Слоэн не затормозил. Встречный воздух бросил воду на стекло мотоциклетного шлема. Слоэн провел взглядом вдоль прибрежного шоссе. Далекие дома и улочки вдоль шоссе казались покинутыми. Кисея из дождя висела вдоль демаркационной линии между морем и небом.

Взгляд проследовал вдоль шоссе, по площадке закрытой заправки, по автобусной остановке.

Никакого черного «бмв-320».

Еще нет.

— Они прекрасны, Дэвид. Они невероятные…

Сьюзен Хендрикс провела тонкими пальцами по трубочкам одного из двух колокольчиков, которые Слоэн только что прикрепил к подставке в витрине ее антикварной лавки. По ту сторону стекла прохожие в дождевиках спешили по делам вдоль Стейт-стрит, главной улице Провинцтауна.

Магазинчик Сьюзен, симпатичной женщины лет тридцати, представлял собой музей оригинальных аутентичных вещей в стиле арт-деко 40-50-х годов. Самые видные дизайнеры интерьеров из Бостона и Нью-Йорка были ее постоянными покупателями.

Сьюзен слегка потрясла стойку с висящими колокольчиками и вслушалась в их перезвон.

— Изумительная тональность! — Она улыбнулась. — Из чего они сделаны, из железа?

— Никелевый сплав. Я заказывал эти трубки в Нью-Бедфорде.

— И сколько ты за них хочешь?

— Двести шестьдесят пять за тот, что звучит выше, и двести пятьдесят за другой.

— Не слабо!

Слоэн кивнул на пустой кронштейн у стены.

— А куда делись те три, что я привез тебе на прошлой неделе?

— Отгадай. — Сьюзен повернулась к кассовому аппарату. — Кстати,..

Слоэн смотрел мимо нее сквозь витрину на автомобиль, который расплескивая воду из луж, въезжал на парковку у пивнушки О’Мейли на противоположной стороне Стейт-стрит.

Денежный ящик кассы, звякнув, открылся. Слоэн не обернулся.

— … кажется у тебя появился поклонник. — Сьюзен начала отсчитывать деньги. — Этот тип заявился сюда пару дней назад и спросил, не Дэвид ли Слоэн сделал эти колокольчики, а когда я ему сказала, что да, он купил их все, заплатив наличными…

Дверца автомобиля открылась, из него вышел мужчина в дорогом плаще. На какое-то мгновение его взгляд встретился со взглядом Слоэна. Затем мужчина вошел в бар.

— … О’кей, вот твоя часть добычи. — Сьюзен подняла глаза. — Здесь четыреста тридцать семь долларов… Дэвид?…

В магазине никого не было. Дэвид Слоэн исчез. Ни шороха, ни звука, не звякнул даже колокольчик над входной дверью. Сьюзен посмотрела на улицу. «Харлей» стоял там, где его оставил Дэвид. Рядом с ним стояла черная машина, которой прежде не было. «БМВ-320».

Слоэн остановился в полумраке бара. Пробежался глазами по деревянной стойке вдоль широкого окна.

Бар был пуст. Слабый дневной свет освещал батареи бутылок, отражавшиеся в зеркале барной стойки. Чарли О’Мейли, владелец пивнушки, гигант-ирландец, лысый, как биллиардный шар, протирал пивные кружки.

Ни Слоэн, ни О’Мейли не произнесли ни слова. Ирландец поставил на стойку рюмку, налил в него до краев джину и подвинул к Дэвиду. Глазами показал на занавеску в глубине зала.

Лицо человека, сидевшего за столиком, не изменилось, когда Слоэн уселся напротив с рюмкой в руке.

— Твои колокольчики превосходны, Дэвид.

Мужчине было лет тридцать. Темные волосы, покатый лоб, орлиный нос. Одет спортивно: вельветовые брюки, свитер под горло, плащ.

Подобные пантомимы, не раз виденные Слоэном, навевали тоску. Этот человек, кем бы он ни был, явился из того мира, который он покинул. Компьютиризированным индивидуумом с сердцем рептилии.

— Меня зовут Халлер. Майкл Халлер.

Голос был хриплым, с сильным акцентом жителя Бронкса. Слоэн отпил джин, не ответив.

— Нелегко было найти тебя, Дэвид.

— Однако вы всегда находите всех, кто вам нужен.

— Все в порядке. — Халлер показал ему открытые ладони мирным жестом. — Можешь мне доверять.

— На дне нью-йоркской бухты полно доверчивых людей. — Слоэн откинулся на спинку стула. — В качестве подводного доказательства доверия между людьми.

— Нет необходимости доводить дела до крайностей, Дэвид. Это не относится к таким людям, как мы.

— И кто эти люди, такие, как мы?

— Винтики одной и той же машины.

— Ты тоже делаешь трубчатые колокольчики?

— Я работаю на Самуэля Рутберга.

— Тогда ты должен быть очень быстрым, Майкл. — Слоэн усмехнулся. — Очень-очень быстрым. И очень эффективным. С первой попытки. Поскольку она у тебя единственная.

— Я знаю, о чем ты думаешь.

— Неужели? Продемонстрируй мне свою проницательность.

— Постараюсь быть логичным. — Халлер вздохнул. — Если бы я явился сюда, чтобы убить тебя, ты серьезно думаешь, что я рисковал бы так открыто и глупо?

— В Чайнатауне был один малый. — Слоэн отпил еще глоток. — Его звали Белл. Арнольд Белл. Он был механиком-исполнителем триады Змея.

— Я слышал это имя, — кивнул Халлер.

— У Арнольда Белла была оригинальная манера: прежде чем застрелить кого — нибудь, он являлся к нему домой с букетом цветов. Хорошо одетый и вежливый, похожий на страхового агента. Передавал цветы и говорил: в течение двадцать четырех часов я тебя убью. Статистически жертвы редко реагировали не так, как он предвидел. Но и к этому он тоже был готов. Он был хорошим психологом.

— Зачем ты мне рассказываешь все это?

— Потому что, может быть, и у тебя есть своя оригинальная манера, Майки. Ее ключевые слова: дезориентация жертвы. Манера Белла с предварительным домашним предупреждением всегда срабатывала. Подряд в одиннадцати случаях.

— И что случилось в двенадцатом?

— Ты, действительно, не знаешь, что?

— Знаю только, что Арнольд исчез.

— Он не просто исчез. Департамент полиции Нью-Йорка так никогда и не смог с точностью идентифицировать то, что от него осталось. — Слоэн смотрел на собеседника с нескрываемой усмешкой. — В двенадцатый раз, когда Арнольд Белл позвонил у двери, чтобы передать цветы, кто-то разнес его в лоскуты вместе с дверью из гранатомета М-79. — Слоэн одним глотком допил джин. — Есть много способов умереть, Майкл. Но никто в системе или вне системы не может знать их все.

Халлер отвернулся к окну, разглядывая Стейт-стрит сквозь омываемое дождем стекло. Только один человек мог знать все частности об Арнольде Белле, о его методе, о том, как Арнольд Белл прибыл к своей последней станции. Человек, который нажал на курок М-79. Чуть раньше Слоэн произнес слово «механик». В системе существовало несколько определений профессии, что была у Белла. И у Слоэна. Но механик было самым точным.

Механики были антителами системы.

Механики были теми, чья профессия устранять.

— Сэм предупреждал меня, что с тобой будет нелегко, — сказал Халлер.

— Тебе надо было слушать его.

— Я так и сделал. И очень внимательно, Дэвид. Война с Фрэнком Ардженто закончилась. Эта эпоха завершилась давным-давно.

Слоэн покачал головой.

— Война не кончается никогда, Майкл. Она — часть нас, часть системы. Солдаты погибают, но война продолжается. Верить, что она может закончиться — иллюзия. Опасная, смертельная иллюзия.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru