Пользовательский поиск

Книга Час пик. Содержание - 20

Кол-во голосов: 0

20

— Итак, приуроченные к рождественским и новогодним праздникам торжества, связанные с открытием отеля «Снежная Королева», все же состоятся. Как заявил в интервью телекомпании «Белый камень» господин Греков, решение не отменять праздник вызвано тем, что, по его мнению, лучшим знаком памяти о его трагически погибшей дочери будет не печаль и траур, а веселье и детский смех. «Моя дочь погибла, — сказал он, — но в нашем городе сотни тысяч детей, и я хочу доставить радость всем»…

— Художник Денис Арцеулов сообщил нам, что вечером девятнадцатого декабря видел, как неизвестный мужчина пытался заставить девушку против ее воли сесть в красные «Жигули» шестой модели. При этом девушка выглядела загипнотизированной. Когда Денис вмешался, неизвестный сел в машину один и попытался сбить девушку, рванув с места на полной скорости. Лишь благодаря счастливой случайности она осталась жива и невредима, но художник утверждает, что в первые минуты после этого инцидента несостоявшаяся жертва находилась в. состоянии амнезии, и он не смог узнать ее имя и адрес. Денис помнит только, что она была блондинкой. Как мы знаем, последняя жертва маньяка Санта-Клауса — тоже блондинка, но Денис Арцеулов уверен, что это не та девушка, которую он видел в обществе неизвестного девятнадцатого декабря. Подробнее об этой истории художник расскажет нам сегодня вечером в программе «Бой часов»…

Яна Ружевич смотрела телевизор, лежа на диване в одной из комнат второго этажа особняка Марика Калганова. В той самой комнате, где когда-то Крокодил и Казанова били отступника Уклюжего перед тем как посадить его в подвал, и в той самой, где Яна готовилась встретить смерть, когда герои-рокеры, никого не спросясь, пошли на штурм дома, желая во что бы то стало вырвать певицу из рук похитителей. Боже, как давно это было! Целых полтора года назад.

А теперь Яна мирно лежала на диване в черном шелковом кимоно, расшитом драконами. На ковре у ее ног сидела Пеночка Луговая в тренировочном костюме, тоже черном — и от этого казалось, что обе они в трауре.

— Как ты думаешь, а если бы я умерла, Снежана стала бы веселиться в Новый год? — спросила Пеночка.

— Знаешь, некоторые люди верят, что умершие не отправляются навсегда в землю и не переселяются на небо и продолжают жить среди нас, только бестелесные и невидимые. А вдруг это действительно так, и при виде твоей печали Снежана тоже будет грустить.

— Яна, ты не ругай меня, ладно? Сегодня ночью я хотела выйти раздетой на мороз. Просто попробовать. Почувствовать… Но не смогла. Я испугалась. Как ты думаешь, ей было очень больно?

Яна погладила девочку по голове и, помедлив, ответила:

— Умоляю тебя, не надо этих экспериментов. Снежане ты этим не поможешь и себе ничего не докажешь. Перестань.

Пеночка тихо заплакала, спрятав лицо в складках кимоно.

— Марик говорил с Бесединым, — сказала Яна, — Это режиссер праздника. Они хотят, чтобы я участвовала.

— Ты согласилась? — глухо спросила Пеночка, не поднимая лица.

— Я сказала, что приду с друзьями. С друзьями Снежаны.

— А ее отец не против? Ведь это из-за нас…

— Сколько тебе говорить, перестань, — устало сказала Яна. — А вообще-то, не ты одна так думаешь. Главный бандит Белокаменска того же мнения. Но он вообще меня очень не любит. Горыньгч его тогда обидел, обозвал «уездным рэкетиром» и отказался платить. Ткач потом локти кусал, что меня украли без его участия… И с тех пор нежных чувств ко мне не питает.

— Он будет на празднике?

— А куда он денется? Вопрос, буду ли там я.

— И что ты решила?

— Не знаю. Наверное, все-таки буду. Греков хочет, чтобы я обязательно пришла, и мнение Ткача его не волнует. Он предложил мне хорошие деньги, но не хочу брать. Марик ругается, называет меня сентиментальной идиоткой. Наверно, он прав.

— Сам он идиот.

— Он бизнесмен. Лучше скажи, ты пойдешь со мной?

— А когда это будет?

— Начало двадцать пятого, в ноль часов.

— А как же день рождения Солнца? Мы со Снежаной собирались на мессу Торжествующего Рассвета.

— Как хочешь. Праздник будет продолжаться несколько дней. Не обязательно приезжать к самому началу.

— Да, наверно. Я пойду на мессу, а потом приеду к тебе. Хорошо?

И Пеночка впервые за вечер, а то и за несколько дней, улыбнулась.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru