Пользовательский поиск

Книга Атомный поезд. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

Эпилог

Литерный поезд несётся по стране, соблюдая своё секретное расписание и никому не известный график. Мощный лоб локомотива спрессовывает воздух и гонит тугую волну перед собой. Если долго смотреть сквозь голубоватое бронированное стекло, то создаётся впечатление, что скорость становится запредельной и сейчас особый состав, словно острый нос новейшего истребителя, проткнёт упругую воздушную пробку и с оглушительным хлопком преодолеет звуковой барьер. Но такого, конечно, произойти не может, и машинист Андреев встряхивает головой, прогоняя наваждение.

Привычно зажигаются впереди зелёные огни светофоров, срочно освобождаются пути, падают шлагбаумы на переездах. Литерный идёт, идёт литерный! Тревожатся в своих кабинетах железнодорожные руководители — в наше безответственное время только БЖРК грозит реальным наказанием: на сотнях станций рассказывают истории, как одного начальника из-за него сняли с работы, а другого и вовсе убили!

Насчёт последнего — чистое враньё: Ибрагима Османова убить не удалось. Он по-прежнему работает начальником маленькой станции, но уже в тысяче километров от Елисеевской. Ибрагим пошил себе новый мундир и новую фуражку, в кармане он теперь всегда носит кустарный складной нож с крепким клинком и старательно избегает «земляков». В кабинете, в стенном шкафу, у него стоит на всякий случай замаскированный рулоном ватмана пятизарядный охотничий полуавтомат «МЦ 21-12» — заряженный и с досланным в ствол патроном. Когда проходит литерный, Османов выходит на перрон и долго смотрит вслед короткому, стремительно промелькнувшему составу.

Вагоны комплекса выглядят как новые: первый и последний заменили, а в остальных пробоины заделали, вмятины зашпатлевали, в несколько слоёв выкрасили блестящей зелёной краской. Не той, которой обычно красят составы, а другой — для ракет. В поезде переделали систему вентиляции, и теперь внутри вполне хватает воздуха, а иногда — по утрам и вечерам — он даже сохраняет естественный аромат свежести лесов, полей и рек.

Привычно стучат колёса, раскачиваются на жёстких сцепках вагоны, слепые окна без интереса смотрят на проносящиеся мимо деревеньки, станции и полустанки. Внутри, за бронированной двухслойной обшивкой, идёт своя жизнь, подчинённая уставу вооружённых сил и правилам боевого дежурства. Бдительно несут вахту бойцы взвода охраны: ещё свежи события, которые стимулируют служебное рвение лучше многих приказов. Во втором вагоне тестирует свободный от службы личный состав военврач поезда старший лейтенант Тарасов. Экипаж сильно обновился, «старички» рассказывают «салагам», что раньше военврачом была раскрасавица майорша, столь же прекрасная, сколь и недоступная. Кто-то в это верит, кто-то нет, считая, что в мужской коллектив задраенного на несколько недель поезда никто бабу не допустит. Надо сказать, что соображение это вполне здравое.

Полковник Булатов не дождался генеральского звания. Всезнайки из штаба рассказывали, что за успешный учебно-боевой пуск его было представили к генерал-майору, но нападение боевиков, а особенно попытка несанкционированного пуска и самоубийство второго человека на БЖРК, испортили все дело. Пришлось уйти в отставку, и супруги Булатовы обосновались в Тиходонске: Наталья Игоревна работает в районной поликлинике, а супруг преподаёт в ракетном училище. На пенсию отправили и Кравинского, и Кандалина, их места заняли молодые и амбициозные офицеры, полагающие, что они никогда не допустят таких ляпов, как проштрафившиеся старики.

В штабном вагоне по-прежнему восседает начальник поезда Ефимов, только он уже не подполковник, а полковник. Вместо отправленного на пенсию Сомова контрразведывательную работу ведёт недавний выпускник военного института старлей Быков.

Меньше всего изменений в отсеке запуска, здесь поменялся только начальник: место за боевым пультом занимает капитан Кудасов. Он пережил шок, когда узнал, что Оксана попала в сети ЦРУ, он так и не понял, что произошло с ней потом. Майор Маслов принёс ему свидетельство о разводе и короткое письмо от бывшей супруги: «У меня все хорошо, не поминай лихом…» Доходили глухие слухи, что её выпустили из тюрьмы и она вместе с использовавшим её шпионом выехала за границу, но Александр им не верил: глупости, так быть не может… Постепенно Кудасов оправился от шока и стал проявлять интерес к перспективе поехать на учёбу в Академию ракетных войск. Сидя за пультом, он постоянно тренировался в расчёте баллистических траекторий и каждый раз попадал в цель.

В боевом вагоне спит, до поры до времени, гиперзвуковая ракета «Молния». Её скрытая мощь выше мелкой суеты непрочных и недолговечных людишек, поэтому она не обращает на них никакого внимания. Только одного человека она выделяет из общей массы: капитана Кудасова, которого признает своим повелителем. Капитан частенько заходит к ней в вагон, проверяет аппаратуру, трогает красный топор на пожарном стенде, гладит сферическую крышку контейнера и почему-то вздыхает.

В техническом вагоне не произошло никаких изменений: израсходованный запас шпал и рельсов обновили, доведя до штатной положенности, провели профилактические работы с краном и другими устройствами. Теперь БЖРК вновь готов к неожиданностям. В новом вагоне прикрытия и личный состав практически новый — произошло почти полное его обновление.

Атомный поезд несётся с крейсерской скоростью, пересекая страну вначале в одну, а потом в другую сторону. Теперь он уходит в рейс не из Кротова и возвращается не в Тиходонский край: для него создана новая база, местонахождение которой хранится в секрете. Несмотря на произошедшие пертурбации, главное одно: БЖРК находится на боевом дежурстве и способен выполнить поставленную перед ним задачу. Ведь капитан Кудасов готов осуществить старт и уверен, что всегда попадёт в цель. А всё остальное по сравнению с этим совсем не важно.

Ростов-на-Дону

Июнь-сентябрь 2004 года

167
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru