Пользовательский поиск

Книга Менеджер Мафии. Содержание - Адвокаты

Кол-во голосов: 0

Купи сейф со сменной комбинацией. Не используй в качестве кода день своего рождения или дни рождения людей, близких тебе. Не используй сочетания, похожие на 7-4-76. Меняй комбинацию достаточно часто, но через случайные и непредсказуемые промежутки времени.

Не давай слишком много информации партнерам по бизнесу вне твоей организации. Все любят посплетничать, и даже если эти партнеры не обладают критичной информацией, умные конкуренты, подобно палеонтологам, смогут собрать скелет большого секрета из мельчайших фрагментов.

Внимательно присматривай за теми, кто появляется у тебя в офисе для обслуживания, уборки и доставки. Это классический метод проникновения, и твои враги могут им воспользоваться.

Если утечки происходят регулярно, и ты не можешь определить источник, тебе понадобится частная детективная фирма или частный детектив для того, чтобы разобраться с проблемой. Ничего не рассказывай о своих подозрениях; этим ты дашь шпиону или шпионам время для противодействия. Храни молчание и найми лучшую детективную фирму, которую сможешь найти. Ни извлекут жучки, установленные в бюро, помогут создать среду защищенную от проникновения посторонних, отследят предателей в твоей фирме (если они есть) и четко укажут на твоих внешних врагов. Это время и деньги, но ты на войне.

Конечно, можно позволить вражеским шпионам продолжать свою деятельность и скармливать им ложную информацию. И еще одно: если один из твоих лейтенантов стоит во главе твоей шпионской сети, убедись, что информация, которую он собирает для тебя, не подтолкнет его к желанию плести свои мелкие интриги.

Политики

Хочешь увидеть реальную политику – найди понтовый бар или ресторан, где тусуются слуги народа, слуги слуг, избирательные урны, к ним приближенные и стремящиеся. Обычно это место в пределах видимости мэрии или конгресса, полное теневых персонажей и их теней (возьми, как пример, «Harris» в Нью-Йорке или «Ваниль» в Москве). Чиновники и законодатели на их тернистом пути наверх (и законодательницы, обычно мод, но все же… в лихорадочном поиске…), или в безудержном падении вниз, ждущие милости от Господа (или его земного наместника) или ордера на обыск от Генерального прокурора. Тусовщики от власти, отбывающие свое время на службе в поисках еще более расслабленной синекуры; состоявшиеся бюрократы, которые могут позволить себе ничего не делать, и мириады их помощников-крысят, ожидающих момента, когда фортуна в лице босса вдруг подмигнет им или небрежно поманит влиятельной рукой. Судьи, которым никогда не забыть и тех, кто определил их в кресло с высокой спинкой, и тех, кто за ними стоит (если еще не сидит). И банда адвокатов, ждущих момента внезапной востребованности или быстрой возможности реализовать важный контакт. Все – в военно-охотничьих байках (кто врет первым – не имеет шансов передернуть), заговорах, интригах, небрежно набрасывая проект нового закона прямо на скатерти (важно понять бюджет и бенефиции, все остальное детали). Сливки и пена всегда всплывают наверх.

Честного политика элементарно опознать по внешнему виду – у него на зубах растут волосы. Per quanto, Наше Дело поддерживает каждого кандидата, у которого есть хоть самый отдаленный пространством и временем малейший шанс победить на важных выборах – даже независимых кандидаток от партии зеленых лесбиянок в традиционных двухпартийных округах. Некоторые, однако, получают больше поддержки, чем остальные. Но запомни, лучше распространять свою широкую душу на всех – это списывается на себестоимость Твоего Дела (хоть и не всегда вычитается из налогооблагаемой прибыли) и абсолютно практично с точки зрения оправданных деловых расходов. Иначе будет безумно жалко увидеть победившее молодое дарование и обнаружить, что не стал его другом (или ее – O tempora, O mores! ). И еще одно: если тебе семнадцать и ты не демократ – у тебя нет сердца, но если тебе сорок и ты не консерватор – у тебя нет мозгов.

Адвокаты

В одной лишь скромной колыбели необузданного Аля – Чикаго – в два раза больше адвокатов и в двадцать раз больше студентов-юристов, чем в целой Японии. Наш валовый продукт падает, их растет. Отгадай почему.

Во время своих конвенций, по духу напоминающих собрания юных коммунистов, эти придурки раздают значки с надписью «Я люблю адвокатов» – «I love lawyers». Но никто в здравом уме и не подумает их нацепить. Даже их жены.

Не спрашивай юриста который час. Он бросится мастерить тебе часы. Адвокаты в Америке (догадываюсь, что и в остальном мире) серы, невежественны, до неприличия патологически жадны и ментально убоги. Говоря их языком – «включая, но не ограничиваясь». Главный интерес их жизни (гонорары) определяет ее темп – часы передвигаются рваным противолодочным зигзагом «единиц учета», колеблющихся в зависимости от личного уровня профессиональной жадности от пятнадцати минут до учетного часа (все что меньше – округляется вверх). Произнося «Доброе утро» ты должен за «четверть учетного часа» или «одну учетную единицу». У некоторых из них появляется 36 часов в день. Следуя точной хронологии «учетного времени», средний сорокалетний юрист должен достичь шестидесятипятилетнего возраста.

Второй интерес их жизни – это демонстрация всему миру того факта, что они знают больше любого собеседника. Они без разогрева достигают оргазма от звуков собственной речи и никогда не колеблются поведать миру, что здесь и сейчас знают и понимают несравненно больше, чем ты когда-либо сможешь просто услышать. В действительности, даже самые блестящие из них знают лишь малую часть очень узкого предмета, того самого, который они искусственно замутили, келейно превратив в гильдейский источник обогащения, с тем чтобы использовать это себе на благо. Многим из них не хватит мозгов, чтобы вовремя выплеснуть мочу из своего ботинка.

Университеты предназначены для того, чтобы научить их тонкому искусству передергивать, соскакивать, съезжать, спрыгивать и переводить стрелки. Удивительно то, что лишь немногие из них в этом преуспевают, и то только тогда, когда общаются в суде со своими коллегами, судьей и прокурором. Они энергетически подпитываются своей практикой, балдея от самолюбования и бесконечного самообожания. Тебя еще удивляет, что большинство политиков, даже самых придурков, – юристы?[37]

Стоимость поддержания ареала их обитания – судебно-правовой системы и Системы вообще, где они существуют как некие животные высшего толка и ведут чрезмерно роскошный образ жизни, – мы, in fondo, просто не можем представить. Три четверти многомиллиардного бюджета Чикаго уходит на финансирование судебной, уголовной и пенитенциарной системы города. Они отделываются первоначальной уплатой номинальных судебных пошлин, чтобы иметь возможность пользоваться дорогостоящей системой, но потом переводят эти расходы на счет своих клиентов. Диплом юриста они воспринимают как лицензию воровать, совмещенную с абсолютной индульгенцией.

К счастью, в этой жизни всегда есть исключения, и адвокатов нужно спокойно воспринимать как необходимое зло, которое нужно терпеть, занимаясь бизнесом (уж этим-то они озаботились без напоминания). Ищи эти молодые и голодные исключения и пинками ставь их на место. Самой большой проблемой с карманным юристом, которого ты пригреешь, будет контроль за предотвращением проколов в банальных и стандартных сделках, когда его взгляд попросту замылится в попытках усложнить систему и произвести на тебя впечатление вселенской мудрости.

Что же касается IRS[38], полиции, федералов и прочих похожих проблем, найди себе профессионала, который сможет работать в доле от сэкономленного или отгрызенного. И будь очень, очень, очень с ним осторожен.

Реклама, PR, журналисты

Эйч Джи Уэллс со сдержанной вескостью истинно английского джентльмена сказал в далеком 1934, что реклама – это легализованное вранье. Могу повторить классика: PR – это правильные связи и работа с мнением людей, которых никто не спрашивает. С тех пор с каждым десятилетием все становится гораздо хуже. Мы в Нашем Деле знаем, на чем специализируются рекламные, маркетинговые и PR агентства, поэтому ты должен быть очень осторожен, работая с ними. Увы, для некоторых деловых предприятий они необходимое зло.

вернуться

37

ОринХэтч, сенатор от Юты, юрист и сын юриста, имеет своих безбашенных братьев-клонов по всему миру.

вернуться

38

Internal Revenue Service – Служба Внутренних Доходов США – Министерство по налогам и сборам, в целом, самая одиозная из федеральных структур.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru