Пользовательский поиск

Книга Принц и Русалочка. Автор Варгин Алексей Матвеевич. Страница 26

Кол-во голосов: 0

– А принц? – спросил Ланцерей.

– В то время он был уже морским царём, – сказала Летимария. – Нет, его я не тронула. Как видно, в моём сердце ещё оставалась любовь к Онагесту.

– Онагесту? – озадаченно спросил Ланцерей. – Мне кажется, я уже слышал это имя…

– Наверное, слышал, – кивнула ведьма. – Ведь так зовут отца Сиренеллы.

– О, как же я не догадался!.. Значит, на неё тоже обрушилась ваша месть?!

– Нет, принц Ланцерей, – строго сказала Летимария. – Девчонка ни в чём не виновата передо мной. Просто она захотела слишком многого и должна была за это заплатить. Таков закон сил, которым я служу.

– Я знаю земную колдунью, которая не требует плату за помощь, – задумчиво проговорил Ланцерей.

– И ты считаешь, что это правильно?

– О да! – пылко воскликнул принц. – Такое бескорыстие рождает в душах людей добро и благодарность!..

– Скоро ты узнаешь, что это за благодарность, – скривилась Летимария и, предупреждая дальнейшие расспросы, вскинула руку:

– Отправляйся назад, принц! В моих владениях нельзя оставаться долго без вреда для себя. А ножик, так и быть, возьми с собой, моя стража всегда голодна!..

Однако на обратном пути чельганы как будто не замечали Ланцерея. Они хватали редких зазевавшихся рыбёшек и утаскивали трепещущую добычу на дно, но ни один из них не потянулся к принцу. «Меня защищает Летимария, – решил Ланцерей. – Наверное, это первое доброе дело, которое она сделала бескорыстно…»

СЁСТРЫ СИРЕНЕЛЛЫ

Когда принц миновал джунгли чельганов и преодолел знакомые водовороты, он увидел уже не одну, а четверых русалок – рядом с Сатарией были сёстры, с такими же короткими волосами, похожие друг на друга и в то же время изысканно неповторимые, словно морские цветы. За спиной у каждой девушки колыхался целый шлейф из радужных рыбок, а чуть поодаль шевелили плавниками четыре дельфина.

Сатария первой увидела Ланцерея и бросилась к нему, позабыв всё своё царское достоинство.

– Вы вернулись! – с восторгом закричала она. – И даже старухин нож с вами!.. Как это вам удалось, принц?

– Теперь это мой нож, – улыбаясь, ответил Ланцерей. – Ему, а точнее, вам, Сатария, я обязан своей жизнью.

– Позвольте представить вам принцесс подводного царства, – сказала Сатария, вспомнив наконец о своих сёстрах. – Иллития, Пельсия и Мариника.

– Счастлив познакомиться с очаровательными сёстрами Сиренеллы, – с поклоном ответил Ланцерей. – Вы все так похожи на неё, что мне невольно кажется: ещё миг – и она появится среди вас…

По лицу Сатарии пробежала лёгкая тень неудовольствия, а Мариника, по виду младшая из оставшихся сестёр, с тревогой спросила:

– Ваше высочество, что сказала вам морская ведьма?

– Да-да, что она сказала, эта каракатица? – спохватились остальные русалки.

– Ах, принцессы, ведьма Летимария – несчастнейшее существо, – ответил Ланцерей. – И вовсе не такая злая, как о ней думают. Она научила меня, как вернуть голос Сиренеллы.

– О, неужели это правда?! – просияла Мариника.

– А что старая карга потребовала взамен? – мрачно спросила Сатария.

– Сущий пустяк, о котором даже не стоит говорить, – ответил Ланцерей.

– Однако, вы везунчик, принц, – заметила Иллития. – Чем же вы покорили жабье сердце старухи?

– Ах, с такой красотой можно покорить любое сердце, – вмешалась Пельсия, откровенно любуясь принцем.

– Когда же вы вернёте… – начала было Мариника, но Сатария оттёрла младшую сестру.

– Принц Ланцерей, я имею честь пригласить вас в царский дворец – торжественно объявила она. – Наш батюшка уже знает о вашем пребывании здесь и ждёт в гости.

Ланцерей заколебался. Ему хотелось, не теряя времени, вернуться на землю и явиться в хижину Паланиты, но как отказать в просьбе сёстрам Русалочки и её отцу?..

– Право же, вы не разочаруете нас, принц!.. Вы не сможете лишить нас такого удовольствия, – наперебой щебетали Пельсия и Иллития, увиваясь вокруг Ланцерея, а младшая Мариника добавила:

– Ваше высочество, вас очень хочет видеть наша бабушка Чилинита. Сиренелла была её любимой внучкой…

Эти слова решили всё, и Ланцерей поклонился в знак согласия. Ему хотелось продолжить разговор с Мариникой, расспросить её о Сиренелле, но на пути во дворец рядом с Ланцереем оказалась Сатария.

– А ведь вы обманули меня, принц, – с упрёком сказала она, – хотя я, кажется, и не заслужила этого…

– Простите?.. – не понял Ланцерей.

– Вы сказали, что голос Сиренеллы достался вам почти даром, но я-то знаю, что это неправда!.. Морская ведьма ничего не делает просто так! Чтобы получить волшебный нож, нам пришлось отдать Летимарии наши чудесные волосы!.. – с обидой высказала Сатария. – А голос Сиренеллы стоит дороже.

– Но я не заметил у Летимарии ваших волос…

– Конечно, они пошли бы этой уродине как… жемчужное ожерелье каракатице!.. – и Сатария брезгливо отшвырнула действительно попавшуюся им на пути маленькую каракатицу. – Летимария взяла даже то, что ей не было нужно!..

– Но ведь ваши волосы отрастут? – с печальной улыбкой спросил Ланцерей.

– Разумеется, отрастут, – ответила русалка, и вдруг в её глазах появился страх.

– Какую жертву вы принесли, принц? Я должна знать, я имею на это право!

– Вам не о чем беспокоиться, Сатария, – сказал Ланцерей так беззаботно, как только мог.

– Ну если вы не хотите отвечать… – она с досадой прикусила губу. – А можете вы сказать, когда Сиренелла станет человеком и обретёт бессмертную душу?

– Конечно, – с облегчением ответил Ланцерей. – Это случится в тот миг, когда священник соединит нас перед алтарём, – и принц с нежностью посмотрел на заветное обручальное колечко.

Перехватив его взгляд, Сатария изменилась в лице.

– Значит, условие остаётся прежним?! – крикнула она и так махнула хвостом, что разноцветный шлейф из рыбок рассыпался за её спиной. Больше Сатария не проронила ни слова и только кусала губы всю дорогу до царского дворца.

Подводный чертог Онагеста поразил Ланцерея, даром что он был принцем и привык к роскоши и великолепию. В коралловый дворец с крышей из жемчужных раковин, вели не двери – их не было вовсе, – а высокие стрельчатые окна из чистейшего янтаря. В одно из таких окон и заплыл Ланцерей, сопровождаемый русалками и их пажами дельфинами.

– Добро пожаловать, ваше высочество, – сказали принцессы. – Конечно, по сравнению с вашим дворцом наш – просто жалкая лачуга, но всё-таки чувствуйте себя в нём как дома…

Само собой, русалки лукавили, они-то отлично знали, что ни один из земных королей не сравнится богатством с их отцом – владыкой несметных сокровищ, попавших во дворец из трюмов затонувших кораблей.

– Уверяю вас, принцессы, что ваш дом – чудо из чудес, которое не увидишь даже во сне, – бесхитростно ответил Ланцерей.

– Пожалуйте в тронный зал, ваше высочество, – церемонно проговорила Сатария.

На пути к тронному залу оказалось ещё множество комнат, и все они были просторными и сверкали драгоценным блеском. Каждую украшали морские цветы самых диковинных форм и оттенков, а над ними, словно расписные бабочки, резвились крошечные рыбки.

Царь Онагест ожидал Ланцерея в самом большом и величественном из залов дворца. Подводный владыка восседал на высоком золотом троне, в котором изумрудов было не меньше, чем волос в густой и длинной бороде морского царя. На голове Онагеста блестела корона с огромными чёрными жемчужинами.

Приблизившись к трону, Ланцерей приложил руку к сердцу и немного наклонил голову: так он приветствовал королей на земле.

– Здравствуй, принц, – сказал Онагест. – Я хотел увидеть тебя, чтобы сказать: я не держу на тебя зла, хотя ты стал виновником несчастья моей дочери.

– Невольным виновником, отец, – поправила Сатария.

– Да-да, именно поэтому я не сержусь, ибо справедливость – главная добродетель монарха, – с достоинством изрёк Онагест.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru