Пользовательский поиск

Книга Принц и Русалочка. Автор Варгин Алексей Матвеевич. Страница 22

Кол-во голосов: 0

Ланцерей утвердительно кивнул.

– Однако я не замечаю, чтобы ради этого вам пришлось чем-нибудь пожертвовать, как бедняжке Сиренелле, – заметила Сатария, окидывая взглядом красивого юношу.

Вдруг она заметила полосатую рыбину, крутившуюся поблизости во всё время разговора.

– Брысь отсюда! – прикрикнула на неё Сатария, и рыба тут же нырнула в заросли подводной травы.

– Отвечайте, принц, – велела русалка.

– Мне просто повезло с колдуньей, – развёл руками Ланцерей. – Её помощь была совершенно бескорыстна.

Некоторое время Сатария молчала, как бы обдумывая что-то, а затем тряхнула головой.

– Как же вы собираетесь вернуть Сиренеллу? – спросила она.

– Прежде всего я должен добыть у морской ведьмы её голос, – ответил принц.

– Голос? – недоверчиво переспросила Сатария. – Ну а потом?

Ланцерей смешался. Он и сам уже задумывался над тем, что следует делать дальше, но рассчитывал на помощь Паланиты.

– Не знаю, Сатария, – признался он. – Сюда я пришёл за волшебным голосом Русалочки.

– Всё это очень непонятно, – протянула Сатария. – Вы, люди, мыслите как-то иначе, чем мы…

Ланцерей почувствовал неловкость. Ему всё время приходилось оправдываться перед этой девушкой, а с её стороны не прозвучало ни слова сочувствия. «Полно, да в самом ли деле это её сестра?» – подумал принц.

Словно угадав его мысли, Сатария приблизилась и мягко коснулась руки Ланцерея.

– Ради несчастной Сиренеллы я помогу вам, принц, – сказала она. – Правда, в моих силах немногое, ведь я не колдунья… Но я могу сильно сократить ваш путь к Летимарии… если, конечно, вы не передумали навестить её.

– О нет, нет! – воскликнул Ланцерей, мигом простив Сатарии её холодный тон и подозрительность. – Как хорошо, что я встретил вас!

– Надеюсь, что да, – ответила она и посмотрела на Ланцерея таким долгим и вызывающим взглядом, что тот смутился.

«Как я мог спутать её с Сиренеллой? – подумал принц. – Сатарии и в голову не пришло бы оставить царский дворец ради какого-то избалованного мальчишки, а моя кроткая Русалочка не пожалела для меня своей жизни…»

«Он и в самом деле прекрасен, – думала в это же время Сатария, – и я начинаю понимать Сиренеллу. Будь я на её месте… Впрочем, на её месте я давно бы стала женой этого красавчика».

Улыбнувшись своим мыслям, Сатария сказала:

– Должна предупредить вас, принц, логово старой колдуньи окружают смертельные водовороты и охраняют чельганы.

– Кто?

– Страшные многорукие полипы. Они убивают всякого, кто пытается проникнуть к Летимарии без её приглашения.

– Мне кажется, вам тоже пришлось побывать в гостях у морской ведьмы, – осторожно сказал Ланцерей. – Я знаю про волшебный нож, который сёстры передали Русалочке… Ведь это нож Летимарии?

– Вы догадливы, принц, но не забывайте, что все мы – дочери морского царя, а это что-нибудь да значит здесь. Вы же другое дело, вам следовало бы остеречься…

– Ах, милая Сатария, у меня нет другого пути, – вздохнул Ланцерей, не заметив, как вспыхнуло при слове «милая» лицо русалки. – Если я и погибну, то сделаю это ради Сиренеллы.

«Глупец! – раздражённо подумала Сатария. – Плыть к ведьме за голосом той… которой уже и на свете-то, наверное, нет!.. И при этом он даже не смотрит на меня, а ведь я красивее Сиренеллы. И главное – я живая, я рядом!..» Злость так ослепила Сатарию, что она почти желала гибели Ланцерею. «Однако если чельганы схватят этого безумца, я потеряю его навсегда, – вовремя опомнилась русалка. – Значит, надо помочь принцу».

– Вы вовремя вспомнили о кинжале, – смирив свой гнев, сказала она. – Когда Сиренелла выбросила его в море, я подобрала и спрятала нож. Теперь я хочу отдать его вам. Думаю, он не будет лишним.

– Благодарю вас, Сатария, я непременно вооружусь им, – с признательностью проговорил принц. – Но где же вы его спрятали?

– Оставайтесь здесь, – сказала русалка и, с силой взмахнув хвостом, мгновенно исчезла из вида.

«Это то самое, о чём говорила полосатая рыба, – понял Ланцерей. – Поистине русалки – фантастические создания…»

– Прошу вас, принц!

Перед ним была Сатария, в руках она держала волшебный нож.

Ланцерей провёл пальцем по стальному лезвию и вздрогнул, представив его в своём сердце.

– Дайте вашу руку, – приказала русалка. – Ничего не бойтесь и ни о чём не думайте. Просто отдайтесь моей воле.

Какая-то искра пробежала из её руки в тело принца, и он судорожно ударил хвостом… Всё закружилось перед его глазами…

– Очнитесь, принц. Мы с вами на границе владений Летимарии.

– Мне показалось, что я умираю, – с трудом переводя дыхание, сказал Ланцерей и оглядел незнакомый пейзаж.

– Это действительно немного похоже на смерть, – коротко рассмеялась Сатария. – Но с последующим воскресением.

– Вам тоже было страшно?

Она не ответила и снова бросила на Ланцерея долгий, многозначительный взгляд.

– Мне жаль, что из-за меня вы подверглись такому испытанию, – пробормотал принц.

Губы Сатарии тронула тонкая усмешка.

– Ради вас идут и не на такие испытания…

Не дождавшись ответа, она заговорила вновь:

– Дальше вам придётся плыть одному. Во владениях Летимарии мы теряем свои способности и делаемся беспомощными… Я буду ждать вас тут, и очень прошу, принц, не совершите непоправимого поступка…

«О каком непоправимом поступке она говорит? – думал Ланцерей, устремляясь в опасный путь. – Нет, всё-таки Сатария странная девушка».

А сама русалка думала, глядя вслед Ланцерею: «Если проклятая ведьма согласится ему помочь, она по обыкновению запросит высокую плату. Только бы она не потребовала красоту принца!.. Этот влюблённый глупец отдаст за голос Сиренеллы всё что угодно».

Потом Сатария вспомнила, как совсем недавно ей пришлось вместе с сёстрами нанести визит Летимарии, и русалка зябко поёжилась, представив жуткие бурлящие водовороты и хищные щупальца чельганов. Она не понимала, как можно в одиночку отважиться на такое путешествие. «А ведь Сиренелла тоже плавала к ведьме одна, – вдруг пришло ей в голову. – Ну да она всегда была сумасбродной».

Сатария впервые подумала о своей сестре с такой неприязнью, но это не удивило её. Где бы ни была сейчас Сиренелла и кем бы она ни была, младшая сестра сделалась для Сатарии соперницей, и это ожесточило сердце русалки.

МОРСКАЯ ВЕДЬМА

Ланцерей ринулся в клокочущие водовороты, за которыми жила ведьма, с отчаянной храбростью человека, которому нечего терять. Да так оно и было, ведь жизнь без Русалочки утратила для принца всякий смысл.

Он изо всех сил старался плыть быстро, чтобы не оказаться затянутым в одну из бесчисленных воронок, но, когда внизу показался лес из многоруких полипов, Ланцерей от ужаса и отвращения поплыл вдвое быстрее прежнего.

Краем глаза он видел, как жирные чельганы бросали свои прежние растерзанные жертвы и тянулись за новой, которой и был Ланцерей. Одному из омерзительных отростков удалось обхватить руку принца, и другие уже намеревались довершить своё гнусное дело – но Ланцерей взмахнул ножом и отрубил бледную присоску. Ему пришлось ещё не раз пускать в ход волшебный нож, и принц в мыслях поблагодарил Сатарию за её бесценный подарок.

Ведьма Летимария жила на скользкой лесной поляне, в доме, сложенном из белых человеческих костей. Чудовищный вид этого жилища до глубины души возмутил Ланцерея, он с яростью сжал в руке свой нож.

– Что, нравится мой дворец? – спросила ведьма, появляясь на пороге дома. – Построено со вкусом, не так ли, принц Ланцерей?

При звуке её голоса юноша замер, словно поражённый громом. Если бы крокодил залился при нём соловьиной трелью, Ланцерей, без сомнения, удивился бы намного меньше. Ведьма Летимария говорила самым нежным и певучим голосом, какой только можно было вообразить! И это был голос, который звучал в сердце принца под сводами огромного собора…

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru