Пользовательский поиск

Книга Принц и Русалочка. Автор Варгин Алексей Матвеевич. Содержание - КОЛДУНЬЯ

Кол-во голосов: 0

НА КОРАБЛЕ

Как всегда перед выходом в море, капитан Гор пребывал в отличном настроении.

– Что, ваше высочество, пришли взглянуть, готов ли к плаванию наш красавец? – приветствовал он Ланцерея. – Он готов всегда, а у берегов Слободонии мы поднимем разноцветные флаги – и ни одна принцесса не устоит перед нами!

– Мне нужно поговорить с вами, капитан, – сказал Ланцерей, никак не отреагировав на намёк Гора.

– Пожалуйте в мою каюту, – пригласил тот.

– Итак, чем могу служить, ваше высочество? – уже серьёзно спросил капитан, оставшись наедине с принцем.

– Скажите, Гор, на вашем корабле есть священник?

– Помилуйте, у меня же не военный фрегат! – удивился Гор. – Но почему вы спрашиваете?

– Капитан, я буду откровенен с вами, – сказал Ланцерей. – Мне необходима ваша помощь. Я не намерен плыть в Слободонию, чтобы покорить сердце принцессы Амелии. Вместо этого я собираюсь на вашем корабле обвенчаться с другой девушкой.

Густые брови капитана сошлись на переносице, а на скулах заиграли желваки.

– Я понимаю, какому риску подвергаю вас, – продолжал Ланцерей, – и клянусь, никогда бы не сделал этого, если бы не крайняя нужда… и не ваше обещание помочь мне.

– Моё обещание? – озадаченно переспросил морской волк. – Когда же это я дал вам такое обещание?

– Вы вряд ли вспомните, когда дали его, Гор, но я подскажу, где это случилось. Голубой залив полуострова Тираки… в потайной пещере, предназначенной хранить пиратские сокровища…

Смуглый лоб капитана покрылся испариной.

– Силы небесные, да откуда же вам это известно?! Об этом не знает ни одна живая душа!..

– Тогда же вы рассказали мне о своей матери, – негромко промолвил Ланцерей. – Её ведь звали Карико?

Старый морской бродяга зашатался, словно его судно швырял жестокий шторм, и опустился на койку. Некоторое время он о чём-то сосредоточенно размышлял.

– Бог знает, откуда вам известно имя моей матушки, но я не нарушу слово, которое когда-то дал на её могиле, – с усилием проговорил Гор. – Я выполню вашу просьбу, принц.

– Мне нужен священник, который не побоится пойти против воли короля. Во дворцовом храме такого нет…

– Я знаю священника, который поможет вам, – после недолгого раздумья ответил капитан, – но нужно время, чтобы он приготовил всё необходимое для совершения таинства и незаметно поднялся на борт.

– Когда же корабль сможет выйти в море?

– До вечера, ваше высочество, мы поднимем якорь, – пообещал Гор.

– Очень надеюсь на это… ведь завтра – последний день, – конец фразы принц произнёс тихо, словно подумал вслух…

Принц и Русалочка - pic_6.jpg

…Вечером корабль Гора покинул гавань и на всех парусах устремился в открытое море. Держась за руки, Русалочка и Ланцерей стояли на палубе. Солёный ветер играл длинными волосами Сиренеллы, белые чайки приветствовали её радостными криками, и даже рыбы выпрыгивали высоко из воды, чтобы снова увидеть принцессу подводного царства.

– Ваше высочество!..

Ланцерей обернулся. Рядом с капитаном стоял невысокий полноватый мужчина в одежде священника и со спокойной благожелательностью смотрел на принца.

– Это отец Долимен, – сказал Гор.

Принц опустился на колено и поцеловал руку священника. Тот благословил Ланцерея.

– Святой отец, я надеюсь, что в будущем сумею сполна вознаградить вас!..

– Не стоит беспокоиться, сын мой, – приятным голосом ответил Долимен, – Господь сам наградит истинно достойных.

– Когда прикажете начинать? – спросил капитан Гор.

Ланцерей хотел ответить, но внезапный спазм, от которого он едва не задохнулся, сжал горло принца. Отец Долимен внимательно посмотрел на юношу.

– Не будем спешить и совершим таинство завтра утром. Приготовься, дитя моё, – сказал он Ланцерею и, оставив всех троих, неторопливо направился в свою каюту.

– Куда прикажете держать курс, ваше высочество? – напомнил о себе капитан Гор.

– Куда? – стряхивая непонятное оцепенение, повторил Ланцерей. – Ведите судно к полуострову Тираки, Гор.

Лицо капитана озарилось мальчишеской радостью, но затем, словно устыдившись её, Гор нахмурился, козырнул принцу и поспешил на свой мостик.

Русалочка тронула Ланцерея за рукав. «Что с тобой?» – спрашивали её глаза. «И в самом деле, что? – подумал Ланцерей. – Неужели я боюсь?» Он привлёк девушку к себе, и Русалочка замерла в его объятиях, словно маленькая птичка в гнезде.

– Всё в порядке, – прошептал Ланцерей, чувствуя исходящее от неё ласковое тепло. – Завтра мы станем мужем и женой. А сегодня… давай полюбуемся на закат.

Они долго смотрели, как погружается в волны большое ярко-красное солнце и разливается по небу вечерняя заря: Русалочка – со страстной надеждой, Ланцерей – с жадностью последнего взгляда…

ВО ТЬМЕ

На руке Сиренеллы, отражая свет множества свечей, блестело золотое колечко Летимарии.

– Отныне вы муж и жена!

Из всех слов священника Ланцерей по-настоящему расслышал только эти. «Сейчас она сможет говорить», – понял он и посмотрел на Сиренеллу. Русалочка стояла под венцом бледная и внимала каждому слову отца Долимена, ведь в эти мгновения она обретала бессмертную душу. Почувствовав взгляд принца, она чуть повернула голову и улыбнулась ему глазами. Священник наконец закончил. Присутствовавший на церемонии капитан Гор собрался поздравить новобрачных, но Ланцерей не дал ему даже открыть рот.

– Русалочка, скажи мне что-нибудь! – закричал он, оттолкнув капитана и схватив жену за обе руки. – Ну же, попробуй!..

– Но я не могу!.. – испуганно воскликнула она, и вдруг её лицо, и горящие свечи, и вся капитанская каюта начали стремительно меркнуть в глазах принца… Ланцерей ещё сжимал ладони Сиренеллы, но она была уже далеко, и в тёмный мир принца проникал только её прекрасный, взволнованный голос:

– Что это? Я не могу поверить!.. Столько чудес в один день!.. Но как же ты догадался, что я смогу говорить, любимый?

Ланцерей не отвечал, на его лице застыло беспомощное выражение растерянности.

– Почему ты молчишь? Что с тобой?

– Я… ничего не вижу, – признался он. – Что-то случилось с моими глазами… Прошу вас, не беспокойтесь, это пройдёт.

– Это всё от волнения, – авторитетно заявил капитан Гор. – Осмелюсь предположить, что к её высочеству по той же причине вернулся голос.

– Вы правы, капитан, – поспешно согласился принц. – Прошу вас, угостите как следует в честь праздника ваших людей, а я… тем временем немного отдохну.

Чьё-то лёгкое прикосновение заставило его вздрогнуть.

– Мужайся, дитя моё, – услышал Ланцерей тихий голос священника, – и не теряй надежды.

Опираясь на руку жены, принц неуверенной походкой слепого человека прошёл в каюту, предназначенную для новобрачных, и прилёг на широкую кровать. Русалочка калачиком свернулась рядом, положив голову на грудь Ланцерею.

– Скажи мне что-нибудь, – попросил он, перебирая её волосы, – у тебя такой необыкновенный голос…

– Что же мне сказать? – печально проговорила она, крепче прижимаясь к принцу.

– Скажи своё имя.

Русалочка не ответила сразу, она как будто даже задумалась, вспоминая. Потом глубоко вздохнула:

– Сиренелла.

Ланцерей улыбнулся:

– Ну вот… Сиренелла – это звучит как голос волны, когда она набегает на берег и холодная галька на миг погружается в белую пену… Или как ветер, колышущий подводные деревья, – люди называют его течением, но это ветер, который не прекращается ни на минуту…

– Откуда ты знаешь об этом? – с изумлением спросила Русалочка.

– Я ничего не знаю, – обнимая её, ответил Ланцерей, – но мне кажется, что это должно быть именно так. Ты расскажешь мне о море, Сиренелла?

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru