Пользовательский поиск

Книга Хозяева космоса. Автор Вардеман Роберт .. Содержание - Глава шестая

Кол-во голосов: 0

Связь окончательно восстановилась, и робот послал ему изображение, которое заставило дрогнуть его сердце. В ушах громко зазвенело. Автоврач предупреждал, что необходимо избегать волнения. Наступил тот самый момент, которого он так алчно дожидался.

Жизнь робота против жизни нелюдей.

Камерон не мог удержаться от широкой улыбки, когда увидел, как его крохотная машинка фокусирует зрение на чужаках. Чудики съежились, шестипалые руки потянулись вперед, как будто это могло спасти их. Внезапное изменение перспективы заставило Камерона слегка пошатнуться и для поддержки ухватиться за ствол дерева. Робот вышел на одну линию со своей жертвой. Условия программ столкнулись. Робот вложил все свои силы в единственный удар. Он направился прямо в грудь чудику.

Камерон знал, что инопланетянин едва ли заметит ударную силу крохотного лазера, просверливающего артерии и жизненные органы, раз уж он проник в тело. И тут передача от робота прекратилась. Камерон снял очки и положил их в карман. Он знал, что теперь робот, вероятно, нашел кишечник и проходит вдоль него, отыскивая жизненно важные органы и сжигая их миниатюрным лазером. Снабжение энергией могло длиться всего несколько секунд на этом уровне режима расходования.

То, что робот будет потерян, не огорчало Камерона. Он радовался смерти еще одного ненавистного чужака.

– Мистер Камерон? – послышался чей-то скрипучий голос. Пальцы Камерона дрогнули, но почти совсем незаметно.

С полдюжины воздушных роботов приготовились его защищать, если возникнет необходимость.

Убийца изучал глазами человека, который с ним заговорил. Худенький скудоумный коротышка, он не особенно заинтересовал Камерона. Он решил, прежде чем этот человек заговорил, что это не более чем мальчик для поручений, посланник в том мире, функционирование которого куда лучше осуществляется роботами.

– В чем дело? Доктор Суарец вышел из лаборатории?

– Суарец? – мужчина нахмурился, к нему пришло слабое понимание. – А-а, я работаю не на него. Я – то, что вы назвали бы свободным художником.

– С ударением на «свободный», – сказал Камерон.

Нет, этот человек не казался профессионалом. Робот, ведающий распознаванием людей, послал отчет. При своем приземистом туловище и медленных мозгах, он имел достаточно оружия, чтобы поддерживать небольшую войну. Камерон отметил с некоторым удовлетворением, что координирующий робот равным образом оценил ситуацию и просигналил еще десятку механических убийц приблизиться.

– Вы ведь Камерон с Гаммы Терциус-4? Вы работаете на Межзвездные Материалы?

– Я... я в отпуске. Парадиз приятная планета.

– Ну, так у меня кое-какая информация, на которую, возможно, вы захотите поглядеть.

Мужчина вытащил маленькую фотографию Бартона Кинсолвинга. Камерон изо всех сил постарался скрыть свою заинтересованность.

– Так что же с ним? – спросил он.

– Я его убил.

Камерон не знал, должен ли он радоваться или просто задушить этого человека за то, что тот украл у него возможность отомстить.

Глава шестая

– У тебя такой вид, как будто смерть вышла и похлопала тебя по плечу, Барт, дорогой.

Ларк Версаль потянулась, точно земная кошка из джунглей, и расслабилась. Она лежала обнаженная на мягком диванчике, прекрасно сознавая воздействие своих движений. Она все сильней и сильней дразнила его, искушая.

Кинсолвингу это не понравилось. И Ларк начинала сильно ему не нравиться. Они находились на планете больше недели, и все, что ей хотелось делать, – это испробовать разнообразный ассортимент извращений, какие Парадиз предлагал своим гостям. Кинсолвинг пытался убедить ее в необходимости выяснить, кто пытался его убить на Почти Парадизе. Ей это было более чем неинтересно – она становилась открыто враждебной. Ларк не называла его лжецом, но это слово слишком часто чувствовалось на кончике ее языка, хотя и не произносилось.

– Наслаждайся же всем этим. Ведь не ты за это платишь. Платит папочка, и у него, вероятно, нет понятия, сколько это стоит, да он и никогда этого не узнает. – Всякий раз, когда Ларк упоминала о своих родителях, в ее голос слышалась горечь.

– Мы должны сделать больше, – протестовал Кинсолвинг. Он начал расхаживать взад и вперед, как будто его поместили в клетку в зоопарке. Расхаживая, он рассматривал «клетку». Немногие животные когда-либо подвергались такому благородному обращению. На Земле он видел картинки с изображением ультрабогатых домов. Такая роскошь была доступна только немногим привилегированным в течение всей истории. А здесь он, шахтер-инженер и беглец, пользовался целым современным замком.

Все, в чем он нуждался, требовалось только попросить у послушных слуг, и они подчинялись. Роботы, люди – дом был переполнен ими. Они никогда не вмешивались, но всегда находились где-то поблизости, сразу за пределами его зрения.

– Славное это место, – сказала Ларк, перекатываясь на спину. Ее ноги слегка раздвинулись, приглашая его. Но движение косметической окраски у нее на лице и на плечах говорило Кинсолвингу, что в данный момент она не заинтересована в сексе. Он понятия не имел, что же ее интересовало.

– Славное? – переспросил Кинсолвинг. – Да ведь почти преступление так жить!

– Никакого тут нет преступления. ГФМТ за все платит, а компания эти деньги заработала честно. Они продают лекарства, которые лечат и облегчают боль, делают жизнь дольше и лучше. Почему же мы оба не можем наслаждаться результатами?

У Кинсолвинга не нашлось для нее подходящего ответа. Он так и не сумел обнаружить, кто пытался его убить. И не было способа улететь с Парадиза, пока не закончится ремонт «Фон Нейманна». Повреждения оказались более значительными, чем он предполагал. Глава мастерской говорил, что потребуется, вероятно, еще неделя, прежде чем яхта снова сможет вылететь в космос. Сначала Кинсолвинг думал, что это только уловка, чтобы вынудить Ларк потратить больше денег, вернее, денег ее отца. Потом он понял, что существует невероятно длинная очередь тех, кто прилетел сюда, согласный даже на день пребывания на Парадизе. Так что никому не было никакого смысла жульничать ни с Ларк, ни с ГФМТ, ни с кем-то другим.

Еще большее раздражение, чем невозможность погрузиться на борт космического корабля и отправиться на поиски тех, кто смог бы ему помочь в борьбе с Планом Звездной Смерти, вызывали постоянные неудачи в попытках увидеться с теми инопланетянами, которые собрались на Парадизе на конференцию. Треканианский посол с таким же успехом мог бы находиться в своем родном мире за сорок парсеков. В его громадном поместье повсюду были установлены датчики. Они препятствовали любому, кто хотел войти. Кинсолвинг изучил весь периметр и убедился, как тщательно жители Парадиза сохраняют желание гостя о приватности.

Самым большим унижением было то, что агент ОТ застал Кинсолвинга за этим осмотром, обвинил в шпионаже возле жилища инопланетного дипломата и пытался обвинить в попытке проникновения на чужую территорию. Этот агент гарантировал, что Кинсолвинг не поймет разницы между актером и настоящим дипломатом, что довольно будет и стражников, если такая игра будет заветной фантазией Кинсолвинга.

– Ларк, – произнес он серьезно, присаживаясь на краешек дивана. При этом Бартон старался игнорировать обнаженную ногу, которой женщина проводила по его бедру. – План Звездной Смерти не остановлен, потому что мы не нашли никаких доказательств его существования. Мне нужно рассказать о нем еще кому-нибудь. Чем больше народу о нем узнает, тем менее вероятно, что Гамильтон Фремонт и остальные смогут осуществить геноцид.

Выражение крайней скуки на ее лице заставило все краски под кожей померкнуть. Они стали темнее, менее различимыми. Кинсолвинг подумал, что на ее тонкокостном милом лице собираются грозовые тучи.

Потом из-за туч выглянуло солнце, и Ларк радостно улыбнулась.

– Шида! – воскликнула Ларк. – Входи же! Где ты была все это время, безобразница?

Шида вошла с кошачьей грацией и скользнула на диван между Ларк и Кинсолвингом. Ее тело, исходившее теплом, крепко прижалось к боку мужчины. Он попытался отодвинуться. Сильная рука обвилась вокруг его плеч и твердо держала. Как он ни пытался, все же не смог преодолеть отвращение к онарианке. Шида выглядела и действовала по-женски, но ее мужские гениталии шокировали Кинсолвинга. И это заставляло его еще больше злиться на себя.

97
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru