Пользовательский поиск

Книга Хозяева космоса. Автор - Вардеман Роберт .. Содержание - Глава четвертая

Кол-во голосов: 0

Внезапно она остановилась. Шида слегка нахмурилась.

– Здесь, – сказала она. – Дверь с выгравированными платиной знаками. Треканианский посол там.

– Спасибо. Вам нет необходимости ждать, разве что вы сами этого захотите.

Кинсолвинг и сам не знал, хочет ли он, чтобы Шида его подождала, или нет. Одна его половина умоляла ее согласиться и молчаливо его поддержать. Другая же предостерегала, что Шиду могут ждать крупные неприятности, если его непредусмотренная встреча не закончится по-хорошему.

– Я лучше пойду, – сказала Шида. В этот момент она и выглядела, и говорила, совсем как Ала Марккен. Комок встал у Кинсолвинга в горле. Он коротко кивнул и расстался с ней в середине коридора.

Бартон стоял перед украшенной платиной дверью, почти прикоснувшись к оповестительному устройству. Каждая секунда пойдет в счет, если треканианец позволит поговорить с ним. Кинсолвинг понятия не имел, как тот отзовется на его историю, а главное – будет ли посол его слушать. Кинсолвинг тяжело сглотнул. Он мало знал о Треке и полагался только на позицию этого чужака. Любой, кого сделали послом, должен уметь контактировать с представителями других планет.

Кинсолвинг опасался, что инопланетянин немедленно вызовет ллоров, чтобы они вернули его на планету-тюрьму. Он сознавал риск и вынужден был на него пойти. Если предостеречь инопланетян, рассказав о Плане, это перевесит все личные соображения. Не мог он допустить, чтобы биллионы разумных существ погибли из-за фанатизма.

Он дотронулся до оповестителя и услышал слабое позвякивание внутри. В то же мгновение он уловил чье-то изображение на отполированной поверхности двери.

Кинсолвинг отпрянул и присел, но слишком поздно. Его поразил тяжелый удар по голове. Он упал на колени, повернувшись так, что ему удалось избежать второго удара, поднял руки. Его пнули в живот. Он согнулся пополам, и тут третий удар сокрушил его, угодив в основание черепа. Вселенная зажглась сверкающими звездами.

Затем все исчезло в бархатной черноте.

Глава четвертая

Бартон простонал и попытался перекатиться на спину, чтобы облегчить давление на шею. Он пошевелился, и боль усилилась.

Поднял руку, она ударилась о твердую поверхность. Медленно отгоняя боль и пытаясь не поддаваться страху, Кинсолвинг открыл глаза. Слабый свет просачивался через вентиляционное отверстие высоко в стене, едва достаточный, чтобы что-то видеть. Бартон провел руками по стене.

Никакого отверстия инженер не нашел. Заглушая волны красной боли, текущие внутри головы и по всему телу, он повернулся и сел, опираясь спиной на прохладную стену. Он не мог вытянуть ноги в таком тесном помещении. С трудом он поднялся и встал. Плечи его упирались в стены каморки, зато высота была такая, что не дотянуться.

Кинсолвинг подпрыгнул, чтобы ухватиться за вентилятор и выглянуть наружу. Не допрыгнул всего несколько сантиметров. Второй прыжок оказался еще неудачнее. Силы быстро убывали. Задыхаясь, он нагнулся, положив руки на колени. Голова уперлась в прохладную перегородку.

– Что это за место? – спросил он вслух.

Бартон собрался с силами и попробовал снова. На этот раз его короткие пальцы уцепились за решетку вентилятора. Кинсолвинг оттолкнулся ногой и с трудом подтянулся. Заглянул в большее помещение, заполненное тяжелыми машинами. Несколько секунд у него ушло на то, чтобы понять, что это за оборудование.

Пальцы начали пульсировать от боли, выдерживая вес Кинсолвинга. Он сжал зубы и изо всех сил потряс решетку, пытаясь вырвать ее. Но добился только того, что пальцы соскользнули, и он снова свалился на пол маленькой каморки.

Почти всю свою жизнь, с тех пор, как он почувствовал себя взрослым, Кинсолвинг работал горным инженером. Он распознал увиденное оборудование как аппаратуру для удаления жидкого и твердого мусора. Назначение же той каморки, где он оказался, было неясным. У Кинсолвинга не возникло и тени догадки даже после того, как он ее хорошенько осмотрел.

Его пальцы нащупали небольшой, запечатанный прозрачным пластиком люк в полу, и ему показалось, что он видит такой же на потолке, но слишком высоко, чтобы быть уверенным.

– Кто-то меня сюда засадил. Никаких дверей или других отверстий, кроме вентиляционного. Там и должен быть выход.

Кинсолвинг сказал себе, что позже обязательно найдет напавшего на него. Если ему не удастся отсюда выбраться, то крохотная каморка станет его гробом. У него нет ни еды, ни питья, и, хотя поступающий через вентилятор воздух казался нормальным, Кинсолвинга беспокоил люк в полу. Инженеры никогда не ставят лючки, если в этом нет необходимости.

Кинсолвинг снова подпрыгнул. И снова смог смотреть на оборудование в соседнем помещении. Он закричал, чтобы привлечь внимание. Но машины работали, и его крики тонули в их грохоте. Пальцы скользили, их опять начала сводить судорога, но Бартон все-таки просунул их поглубже сквозь решетку. Не хотелось поранить пальцы: если их зальет кровью, то они станут скользкими, и ему не удержаться.

Инженер прижал лицо к решетке и попытался изучать ближайшую к стене машину. Отвернулся, когда увидел возле вентилятора автопогрузчик, и в этот миг упал на пол своей каморки.

Погрузчик наполнял его крохотную тюрьму одним из трех видов отходов: твердым, жидким или газообразным. После выброса отходов специальная дверца запечатает вентилятор – единственное окно Кинсолвинга во внешний мир, и что тогда? Почти Парадиз выбрасывает свой мусор в космос, возможно, в атмосферу планеты.

После того, как мусор выбросят, он попадет в верхние слои атмосферы и сгорит. Об этом нечего волноваться. Он умрет в вакууме, прежде чем превратится в пепел.

Кинсолвинг подпрыгнул и опять закричал:

– Выпустите меня! Кто-нибудь, выпустите меня!

Грохот управляемых роботами машин усиливался, превращаясь в такой вой, на фоне которого никакой крик невозможно расслышать. С ужасом Кинсолвинг увидел, как отходит вентиляционная решетка. Он подпрыгнул и ухватился за краешек теперь открытого отверстия. И получил в лицо пахучую струю полужидкого мусора.

Бартон мрачно цеплялся за край отверстия. Он пытался подтянуться и просунуть свое тело сквозь окошечко, преодолевая поток мусора. Но скоро обнаружил, что механизм погрузчика, перекрывая выход, мешает ему. Плечи у него были слишком широкими, чтобы пробиться в грузовик.

Пальцы Кинсолвинга соскользнули, и он свалился на кучу мусора. На этот раз он не достиг пола, плавая в нечистотах на расстоянии метра от вентиляционного отверстия. Побарахтавшись, он снова ухватился за край отверстия. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как опускается решетка. Он отбрыкивался и кричал, пытаясь собраться с силами.

Плечи и верхняя часть туловища Кинсолвинга успели пролезть в отверстие, пока решетка опускалась. Бартон закричал от боли. Закрывающий механизм не имел блокировки, он бездумно пытался закрыть решетку, на что бы ни наткнулся.

Голова Кинсолвинга находилась внутри шумного погрузчика. Дальше пролезть он не мог.

Вот тут-то инженер и спасся. Маленькие датчики звякнули, чтобы автоматика проверила давление в шланге погрузчика. Кинсолвинг изо всех сил надавил на пьезоэлектрический кристалл рукой. Ничего. Кинсолвинг только сломал ноготь.

Он почувствовал, что его хватка слабеет, тело скользнуло назад в каморку с нечистотами, и раздался отдаленный звон тревоги. Этот звук мог привести сюда человека, чтобы посмотреть в чем дело. Хотя больше похоже на то, что проверить, из-за чего дело застопорилось, будет поручено ремонтному роботу.

Кинсолвинг продолжал обреченно висеть. Он задержал дыхание, когда шланг машины пошел назад. Край вентиляционного отверстия зацепил его как раз под мышками, и большая часть веса пришлась на острый край. Кинсолвинг ухватился за шланг машины, надеясь, что та вытащит его отсюда, когда будет отъезжать.

Он лежал на полу, восстанавливая дыхание и задыхаясь в нечистотах. Сигнал тревоги перестал звучать. Решетка захлопнулась. Запечатанный лючок под потолком раскрылся, оказавшись раструбом насоса, нырнул вниз и застыл над решеткой с непристойным всасывающим звуком. Кинсолвинг услышал, как заработали насосы, снижая высокое давление в каморке. Поднявшись на трясущихся ногах, Кинсолвинг обнаружил, что уровень мусора позволяет стоять так, чтобы решетка оказалась на уровне его глаз. Бартон прижал лицо к прозрачной заслонке раструба на полу и ждал.

93
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru