Пользовательский поиск

Книга Хозяева космоса. Автор Вардеман Роберт .. Содержание - Глава вторая

Кол-во голосов: 0

Они вошли в громадное, роскошно меблированное помещение, казавшееся еще больше из-за того, что было необитаемым. Слабый шум насторожил Кинсолвинга. Он повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как какой-то мужчина скрывается из виду за длинным дубовым баром. Кинсолвинг двинулся было за этим мужчиной, но его окликнула Ларк.

Он оглянулся и не смог рассмотреть того человека. Не страшно, решил Кинсолвинг, стараясь отмахнуться от подозрений. Возможно, это еще один прислужник. Но фигура, которую успел зафиксировать его короткий взгляд, кого-то ему напоминала, отрицая такую мысль.

Бартон догнал Ларк и проводницу, ощущая еще большую тревогу, чем вначале.

Глава вторая

Открывшись, бледно-серые глаза Камерона невольно зажмурились, свет больно ударил по его оптическим нервам. Он лежал неподвижно, не шевеля ни одним мускулом, точнее, не в силах пошевелить. В нем поднималась паника, но Камерон ее заглушил. Должно быть какое-то объяснение его параличу, свету, бьющему в лицо, странным запахам, жгущим его нос.

Запахи – антисептика. Свет – дезинфицирующий ультрафиолет. Паралич – кома.

Память, выплывшая из океана наркотических лекарств в его теле, начала пульсировать. Его ранили на Зета Орго-4.

Будь проклят Кинсолвинг!

Далекий голос из бесконечности произнес:

– Реакция. Данные на шкале меняются.

– Вероятно, остаточная мысль, – объяснил другой голос.

Камерон сосредоточился. И вспомнил. Он был на складе Межзвездных Материалов на Зоо и приготовил ловушку для лезущего повсюду бывшего старшего инспектора. Кинсолвинг вошел в приготовленную ловушку. Но использовал сжигатель мозгов против роботов Камерона. Короткое замыкание. Перенапряжение. Достаточно сильный пик, чтобы тонкие искусственные связи сгорели. Камерон вспомнил, как выглядели его роботы, когда неистово крутились по спирали и взрывались. Некоторые разбивались о стены, другие просто переставали функционировать.

Сердце Камерона забилось ровнее. Кровь хлынула в спящие артерии. Кислород жег легкие, он пытался кашлять, задыхался, дышал снова, яростно сопротивляясь вынужденной коме.

– Больше реакции. Какой же он сильный – так быстро выходит из комы.

– Сукин сын, в нем ненависть сильнее, чем у кого-либо. Вот что его держит. Держу пари.

– И выкинешь свои денежки в черную дыру. Знаю я его. Я его заштопал два года назад, когда загорелась его лаборатория.

Камерон слышал эту праздную болтовню. Теперь память полностью вернулась к нему. Он узнал двух врачей, которые вытаскивали его с того света. Коматозное состояние было необходимо, чтобы вернуть его на Гамму Терциус-4. Медицинские возможности планеты пауков были таковы, что не могли дать лечения, необходимого для полного выздоровления.

Губы Камерона изогнулись в усмешке. Какое понятие этот Кинсолвинг имеет о медицине? Чудики не способны вылечить человека. Такое искусство лежит далеко за пределами их возможностей. Камерон гораздо быстрее поправится на ГТ-4, в руках – в настоящих руках! – людей и роботов-врачей, спроектированных людьми.

– Полностью пришел в сознание. Должно быть, теперь он выйдет из коматозного состояния, – дошел до Камерона бестелесный голос, уже не такой отдаленный.

– Я из него и вышел, дурень, – запротестовал Камерон. Голос его звучал слабым мяуканьем.

– Он движется к нам, – удовлетворенно сказал другой врач. – Теперь остается только ждать. – Камерон почувствовал у себя на плече руку. Предполагалось, что она его утешает. – Через неделю вы встанете. А теперь просто отдыхайте.

Камерон услышал удаляющиеся шаги. Яркий свет все еще раздражал его веки. Он повернул голову набок, от движения возникла стреляющая боль в позвоночнике. Камерон открыл глаза. Яркая вспышка ослепила его, но он увидел комнату. Ее наполняло роботическое оборудование. Его отдали машинам. Камерону стало легче. Роботов он понимал. Он доверял им. Они были ему верными слугами. Только ему.

Камерон скользнул в спокойный, несущий отдохновение сон.

* * *

– Меня послал председатель Фремонт, – сказал без всякой преамбулы приземистый, крепко скроенный человек.

Камерон с трудом повернулся лицом к Мечникоффу. Директор ММ так и не научился смягчать свой грубый голос медовыми словечками, чтобы утешать и убаюкивать перед тем, как предать. Это был его единственный недочет, насколько знал Камерон.

– Я могу вам докладывать, не боясь нарушить секретность? – спросил Камерон тихим вежливым голосом.

– Черт меня подери, конечно же, можете. У Фремонта плохо со здоровьем. Он потребовал полного рапорта о том, как вы испортили дело распространения сжигателей мозгов.

– Я выполнил приказы буквально, – огрызнулся Камерон, его раздражал Мечникофф. – Если вы действительно представитель Фремонта, вам бы полагалось это знать. – Увидев, как сузились властные глаза Мечникоффа, Камерон понял, что Мечникоффа никто не посылал: он хотел получить информацию для себя самого.

– Он хотел, чтобы Гумбольт умер, – сказал Мечникофф больше для себя, чем для Камерона.

– А я-то надеялся, что вы принесете мне известие о моем избрании в совет директоров, чтобы заменить жалкого и неумелого мистера Гумбольта, – сказал Камерон.

Шум в ушах и головокружение помешали ему сесть в автоматизированной кровати. Десятки нитеобразных пробирок питали его, восполняли телесные потребности, поддерживали иммунную систему в состоянии, нужном для операции, предстоящей в этот день.

Мечникофф оскалился:

– Вы? В совете? Да никогда!

– Это был бы столь тонкий знак признательности со стороны председателя Фремонта. Признание моих заслуг в мире чудиков.

Глаза Камерона чуть моргнули. Воздушный робот размером с комара, покоящийся на потолке, пришел в действие и слетел в воздух. Второе моргание послало бы этого маленького убийцу к уху Мечникоффа. Роботу было приказано употребить крошечный лазер, чтобы просверлить барабанную перепонку и найти дорогу в мозг его жертвы. А уж там он нанесет все возможные повреждения, пока не исчерпает источник энергии.

Камерон прикинул, что понадобятся микросекунды, чтобы разрубить мозг Мечникоффа. Как он посмел оскорбить человека, который пользовался полным доверием Фремонта! Если только не...

Камерон пошевелился и попытался сесть. На Гамме Терциус-4 постоянно происходили политические перемены. Неужели состояние здоровья Фремонта ухудшилось до такой степени, что снадобья, поддерживавшие его жизнь и энергию, больше не действуют? Фремонт только слабый старикашка, но Камерон не ожидал каких-то больших перемен власти за те несколько недель, что он провел на планете чудиков.

– Вас сегодня оперируют? – спросил Мечникофф.

– У меня в мозгу все еще повышенное давление. Внутреннее кровоизлияние. Подкожный застой кровообращения.

– Без операции мозг у вас будет поврежден, почти мертв, – Мечникофф опять как бы думал вслух.

– Зачем вы пришли меня навестить? Уж точно – не для того, чтобы меня приободрить своим присутствием, – проворчал Камерон. Он уже почти направил робота к уху Мечникоффа. Тот ему угрожал. Камерон сумеет оправдать убийство директора после.

– Слишком много на себя берете, Камерон. Вы не директор. ММ нуждается в ваших услугах, но ваш статус куда ниже, чем вы воображаете.

– Фремонт во мне нуждается.

– Только как в натренированном убийце. Ваше дело – скакать через обруч, как дрессированное животное. Сидеть, повернуться, убивать, – Мечникофф заметил вспышку ненависти в глазах Камерона. – Не вздумайте использовать против меня вашего жалкого маленького робота.

Камерон моргнул.

Комар сверкнул в ультрафиолетовом освещении, бросаясь к Мечникоффу. Прежде, чем найти цель, он испустил тоненькое «поп» – Мечникофф окружил себя амортизирующим полем, которое помешало маленькому роботу достать его.

– А что-нибудь побольше я уничтожу другим способом, – ухмыльнулся Мечникофф. – Например, робота, лишенного эмоций, вроде вас. Мне нужно всего лишь протянуть руку и чихнуть.

89
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru