Пользовательский поиск

Книга Хозяева космоса. Автор Вардеман Роберт .. Содержание - Глава третья

Кол-во голосов: 0

Камерон прошел в лабораторию, которую он устроил для испытаний взрывчатых материалов. Он начал рыться в складках своей одежды, доставая оттуда припрятанные автоматические устройства. Осматривал их, одного робота за другим и откладывал в сторону. По мере работы Камерон все больше хмурился. У тех восьми, о которых Фремонт сказал, что они бесполезны, проводка расплавилась.

– Как он это сделал? Мои детекторы не показали никакой активности.

Камерон встал в тупик. Когда он перешел к тем четырем роботам, которых Фремонт «разрешил» ему сохранить, гнев Камерона вырвался наружу.

Он дотронулся до крошечной трубочки. Вспышка реактивного пламени вырвалась из кончика и обожгла ему руку. Камерон отдернул ладонь и поднял руку, чтобы защитить лицо. Ожидаемый взрыв так и не произошел, и он осторожно посмотрел на мишень-манекен.

Крохотное устройство расположилось в центре лица манекена, как и запрограммировано. Но взрыва не последовало. Остальные три аппаратика тоже оказались сломаны.

– Я мог бы его убить, – пробормотал Камерон. – Но тогда поднялась бы суматоха.

Он пошевелился, его рука сделала широкий круговой жест. Два крошечных робота, каждый едва ли крупнее макового зернышка, выскочили и столкнулись с мишенью на уровне груди.

Манекен расплавился и развалился пополам.

– У старикашки есть кое-какие запасы, но он все-таки не смог остановить меня.

Камерон улыбнулся и начал обдумывать приспособления, какими старик обезвредил роботов, и пути создания лучшей защиты для своих роботов. Когда он закончил, то отправился к себе в кабинет. Устроился в кресле, способном принимать форму тела и откинулся назад. Едва заметное движение пальца заставило робота уменьшить уровень освещения. Заиграла тихая музыка, и мягкий бриз начал ласкать лицо Камерона. Ветерок принес с собой запахи, одновременно экзотические и обычные, могучие и тонкие.

Офисный робот был запрограммирован так, чтобы создать симфонию запахов. Он производил шедевры.

Погрузившись в мир ароматов, Камерон позволил своему сознанию плыть по течению. То, что он недооценил своих противников, обернулось для него опасностью, но та информация, которую он получил, возбуждала его.

До того, как Камерону дали задание относительно Кинсолвинга, он был не более чем убийца и любимчик Марии Виллалобос. Хотя Бартон Кинсолвинг оказался истинной и, к счастью, редкой загадкой, благодаря ему Камерон узнал о Плане Звездной Смерти.

Какая дерзость! Отодвинуть зоны влияния жителей чужих планет не на миллиметры, но на целые световые годы!

Камерон погрузился в сонное состояние, размышляя о том, как легионы его роботов смогут маршировать по чудиковским мирам и миллионами уничтожать инопланетян. Биллионами! Командовать компьютерными армиями!

Или занять главенствующее место в проекте, вроде того, по которому будут уничтожать всех чудиков на Зета Орго-4.

– Они называют это – паутина, – произнес он тихо. Смертельная Паутина, наполненная биллионами чудиков, которые подрыгивают и лепечут что-то нечленораздельное, а мозги у них полностью выжжены!

Камерону по душе была такая перспектива. Единственный недостаток, что он сам не из числа тех, кто задумал эти смертоносные планы.

И он еще глубже окунулся в сон среди тихого мирка ароматного воздуха, и ему снились победы и его личная слава.

Глава третья

– Мы не можем ее оставить здесь в таком положении, – голос Ларк Версаль достигал все более высоких нот, пока в нем не послышалась угроза приближающейся истерики.

– Тихо, – предостерег Кинсолвинг.

Он огляделся. Свет, просачивающийся в открытый люк, продолжался, ничуть не делаясь тише. Что произойдет, если роботу-саботажнику помешать в разгар его работы? Устроен ли он так, что при этом взорвется? Или он хуже, чем тот серебристый, похожий на насекомое робот, который пробирался в машинное отделение?

– Они не могут слышать. Неужели ты думаешь, что этот проклятый робот может слышать? Они глухие. Они всего лишь корпуса, сделанные из одушевленного металла.

Кинсолвинг схватил женщину в охапку и потряс, сначала мягко, потом сильнее, пока у Ларк не застучала зубы.

– Успокойся. Из-за тебя нас обоих убьют, если ты будешь так громко кричать. Конечно, робот может слышать, если он соответственно устроен. Я видел нескольких выслеживающих роботов Камерона, – Кинсолвинг невольно вздрогнул при воспоминании о том, как боролся с одним из таких устройств, Только удача помогла ему испортить робота. – Камерон может даже наделить такую машину распознавателем запахов. Они способны выслеживать дичь не хуже живой охотничьей собаки, если хозяин этого хочет.

– Но Рани...

– Она мертва. И ни один из нас не может ничего сделать, чтобы это изменить. Выйди отсюда и жди меня.

Ларк шумно вдохнула в себя воздух и медленно его выдохнула.

– А что если ты отсюда не выйдешь? Что я тогда буду делать?

– Умирать, – произнес он жестко.

У Кинсолвинга не было времени ее утешать. Ларк могла иметь богатых родителей, которые окружали ее всевозможной роскошью, но сейчас они не могли ей помочь. Это мог сделать только он, а Кинсолвинг не хотел, чтобы ему мешали. К его удивлению, Ларк кивнула и молча вышла.

Он наблюдал, как исчезает ее тень на полу. Интересно, думал Кинсолвинг, не оказал ли он этой женщине дурную услугу. Вся ее жизнь была бесконечной вечеринкой, одно приятное событие за другим, и ни одной-единственной мысли об опасности или о смерти, ни даже о повседневных заботах, о необходимости заработать себе на жизнь. Он сомневался, что Ларк когда-нибудь оказывалась лицом к лицу с неблагоприятными обстоятельствами. А теперь единственная ошибка могла приговорить их обоих к медленной смерти между измерениями, что имело смысл только для математика, занимающегося измерениями.

Кинсолвинг ниже наклонился над Рани и изучил ее шею. Рана не была выжжена. Каким бы способом этот робот ни убил ее, это не лазер. Кинсолвинг попытался поставить себя на место Камерона, чтобы понять, как мог размышлять создатель робота.

У Камерона не было способа узнать, что Кинсолвинг и Ларк выберут именно «Фон Нейманна» для бегства. Это означает, что каждая космическая яхта, находящаяся на орбите, одинаково снабжена ловушкой в виде роботов. По два на каждый корабль?

Что стал бы использовать Камерон? У того робота, который лежит сейчас поверженный, размеры едва достаточные, чтобы удержать лазер и принадлежности, заставляющие его действовать. Возможны и роботы поменьше, несущие лазер, но Кинсолвинг нюхом чувствовал, что на каждый корабль Камерон запустил только одного робота с лазером.

Кинсолвинг знал – если бы снаряжение было достаточно чувствительным, можно было бы уловить утечку энергии из проводки робота и определить каждого из вторгшихся сюда. Лазер увеличивал шанс, что его случайно обнаружат.

– Он должен послать второго робота, но меньше размером, гораздо меньше, – думал вслух Кинсолвинг. – И этот второй не должен быть уязвимым, его не определить по утечке энергии. Лазера у него нет.

Звук сверла не стихал, подтверждая именно то, что подозревал Кинсолвинг. Он еще раз посмотрел на шею Рани дю Лонг и заметил рваные края раны, куски мяса могли быть вырваны именно при помощи дрели.

Кинсолвингу подумалось, что он найдет робота, едва ли превосходящего размером его палец, вооруженного дрелью, крошечной, точно человеческий волос. На мгновение он закрыл глаза и попытался справиться со страхом, который ощущал. Этот робот напал на Рани и сверлил, и сверлил ей шею, пока не проделал такую дыру, что она истекла кровью и умерла.

Бартон попытался восстановить последовательность событий. Они с Ларк были в рубке, когда отключилась энергия. Зажглись аварийные огни, а Рани на месте не оказалось. Может, она услышала что-то в коридоре и отправилась посмотреть, в чем дело? Да. Она заметила робота, возможно, услыхала, как он просверливает двери и пытается проникнуть в машинное отделение. Она вошла. Или знала входной пароль, или нашла его таким же образом, как это сделал Кинсолвинг. И тут робот ее убил.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru