Пользовательский поиск

Книга Хозяева космоса. Автор Вардеман Роберт .. Содержание - Глава четырнадцатая

Кол-во голосов: 0

– Ну, не совсем так. Вообще-то это собственность его компании, но они предоставляют ему все, что он захочет. А он дает мне все, что я захочу, – она улыбнулась и вытянула пальцы, слегка лаская щеки Кинсолвинга. – Но это так скучно. Куда ты собираешься отправиться?

Кинсолвинг заранее не строил таких отдаленных планов. Всего час тому назад он собирался вскарабкаться на склон горы, достигнуть пространства выше границы вечных туч и всего лишь взглянуть на ночное небо, чтобы определить, в каком месте космоса может располагаться планета-тюрьма. Бегство не являлось частью его плана, он и не мечтал об этом, проведя несколько недель на планете.

– На Гамму Терциус-4, наверное, – ответил он.

Кинсолвинг не знал, что случится, если он обратится к председателю Фремонту и объяснит этому древнему старцу, почему угодил на планету-тюрьму. Не было у него представления, как тот себя поведет. Но в покинутом им мире находилось и еще кое-что, кроме центра Межзвездных Материалов. Там будет Кеннет Гумбольт. И возможно, туда перевели и Алу Марккен.

Ала! Кинсолвинг почувствовал в душе пустоту. Сколько же от его горестей исходило от этой женщины? Не лгал ли Гумбольт еще и ей, не заставил ли ее предать возлюбленного? Не было ли это частью Плана, о котором Ала ему проговорилась, когда сидела в ллорской тюрьме?

– О, тахионы! – воскликнула Ларк. – Я обожаю Гамму Терциус-4. Там такие вечеринки – лучше, чем повсюду. ММ знает, как сделать, чтобы каждый чувствовал себя так... прекрасно!

– Так ты бывала на ГТ-4? – удивился Кинсолвинг.

– Много раз. Она есть в навигаторном компьютере корабля. Но если мы не знаем, где сейчас находимся, – нахмурилась Ларк, – это нам не поможет, верно?

– Может и помочь.

Бартон отнюдь не был знатоком навигации. Он так мало знал помимо того, как добывать руду из сопротивляющейся скалы, что теперь это его беспокоило. Собственный жизненный опыт казался ему обширным, пока он не столкнулся с жестокой реальностью. Жабообразное существо научило Кинсолвинга искусству выживания больше, чем все земное воспитание и образование, а детство у него вовсе не было легким.

Кинсолвинг сел поудобнее и начал медленно прощупывать путь с помощью пульта, убеждаясь, что понимает функцию каждого рычажка и каждой кнопки. Работа оказалась легче, чем программирование робота-шахтера. Создатель этого корабля не хотел затруднить команду и пассажиров тяжелой работой, ни физической, ни умственной.

– Я понял, – объявил Кинсолвинг, откидываясь назад и пристально глядя на пульт. – Нам придется немного опуститься, чтобы определить свое местонахождение, но выполнить это будет совсем не трудно.

– Мы что, должны сделать это прямо сейчас? Эти жуткие стражники могут нас преследовать, – Ларк очаровательно надула губки.

Кинсолвинг подумал. Непохоже, что стражи тюремного мира их преследовали. Они формально сопровождают только обычные рейсы – прилеты и отлеты. Зачем пытаться отслеживать путь звездного корабля в гиперпространстве? Кинсолвинг понимал, что такое возможно, но преследование требовало сложной экипировки – непохоже, чтобы таковая была в арсенале стражников. Они кружили вокруг планеты по орбите и ничем другим не занимались. Это доказала их неумелая работа с лазером, хотя Бартон понимал, что ему очень, очень повезло. Применение лазерных залпов лишило лазер большей части его разрушительной силы.

Кроме того, Кинсолвинг заставил корабль взлететь до того, как космическая орбитальная станция смогла выпустить атмосферный щит.

– Они нас не выследят, – заключил он.

– Так ты на самом деле преступник? – спросила Ларк Версаль. Глаза ее, казалось, расширились и поменяли цвет. Кинсолвинг захлопал глазами, удивляясь: что это – шутки освещения или женщина и цвет глаз меняла хирургическим путем? Так как дорогой источник ее красоты находился под кожей, нельзя было исключить и такую возможность.

– Нет нужды продолжать копаться в этом, – ответил он раздраженно. – Меня сослали за кое-что, чего я вовсе не совершал, судебная система ллоров совершенно не такая, как земная. У меня не было возможности представить своего адвоката. Они, вроде бы, предполагают, что каждое показание – доказательство виновности.

– Значит, ты вовсе не опасный мужчина, – сказала Ларк, опуская ресницы и слегка улыбаясь. – Я только что прочла это по звездам.

– Ты не кажешься сумасшедшей.

– Давай я тебе покажу, до чего я не сумасшедшая.

– Но корабль... Гамма Терциус-4.

– Все это подождет, папочка дал мне такой корабль, который будет лететь сам и не потребует много внимания. Это прекрасно, потому что мое внимание уже в другом месте.

Ларк повернулась и медленно пошла с кокпита, одна рука слегка касалась ворота мерцающей и обманчиво непрозрачной блузки. Как только Ларк исчезла в проеме люка, блузка освободилась и легко поплыла по воздуху на пол рубки.

Бартон наклонился и подобрал блузку, его воображение начало рисовать неистовые картины. Он ведь был на чужой планете долгие и полные опасностей месяцы. И был там единственным человеком. Держа блузку в руке, Кинсолвинг покинул кокпит и последовал за Ларк по следам слетавших с нее одежд. Прямо в ее роскошную каюту.

Глава четырнадцатая

– Я нахожу это крайне безвкусным, – Камерон наморщил нос, чтобы подчеркнуть свое мнение. – Неужели нет другого способа добыть информацию?

– Я люблю иметь дело с чудиками ничуть не больше вашего, – огрызнулся Кеннет Гумбольт, – но это крайнее обстоятельство.

– Едва ли, – пробормотал Камерон. И произнес погромче: – Подумайте. Это существа, которые держат людей под своей пятой. И они проявили такую неэффективность! Не могут удержать в тюрьме даже такого жалкого безмозглого типа, как Кинсолвинг!

– В их хваленом тюремном мире, кажется, завелась щелочка, да? – сказал Гумбольт. Одна мысль об уязвимости инопланетян высекла искру надежды в его сознании. Несмотря на то, что необходимость снова иметь дело с Камероном не так уж и усиливала надежду. Не нравился Гумбольту этот фат, хотя от него была некоторая польза.

Гумбольт не мог не переводить взгляд с элегантно одетого Камерона на небольшого робота, крутящегося рядом. Энергетический уровень переведен на самый низкий, робот издавал едва слышное гудение, но смертоносность этой машины была очевидна, ее подчеркивал каждый контур, каждый угол механизма. Двойные датчики мигали злобными красными огоньками, точно глаза живого хищника. Подвижные прутья из стальной проволоки поверх головы делали робота похожим на большое металлическое насекомое. Гумбольт не мог догадаться, что именно отмечают эти датчики. Или, возможно, они вовсе не были датчиками.

Гумбольт слегка содрогнулся при мысли, что этот робот охотился бы за ним по его следам. Он видел, что этот робот делал с ллорами, но ему не приходилось быть свидетелем, как он выполняет операцию расчленения. Неужели эти антенны – нагретые проволоки, которые пронзают плоть? Или Камерон сделал нечто еще более дьявольское? В уме у Гумбольта одна за другой проносились неистовые картины, пока он смотрел на электрические хлыстики, лазерные резаки и акустические щипцы.

– Откройте мне только то, что известно чудику, и я буду действовать соответственно, – сказал Камерон. Он засунул руку в парчовый карман куртки и достал маленькую золотую коробочку. Открыл ее при помощи тщательно наманикюренного ногтя на большом пальце. Слегка наклонившись, прислонил нос к крохотной трубочке, торчавшей изнутри коробочки, глубоко вдохнул и улыбнулся.

– Это что такое? – нахмурился Гумбольт. – Мне вовсе не надо, чтобы вы нанюхались до одури. Кинсолвинг, кажется, не из таких, кто может удрать из этой тюрьмы, но он это сделал. Он, похоже, куда опаснее, чем мы могли предполагать.

– Не опасайтесь, директор Гумбольт. Это совершенно невинная привычка. Здесь содержится только чистый церий.

– Что?

Камерон снисходительно улыбнулся:

– Церий из ваших шахт на Глубокой.

– Так вы вдыхаете чистые редкоземельные металлы? Это же металлы. Что...

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru