Пользовательский поиск

Книга Гамбит клингонов. Автор Вардеман Роберт .. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

– Вплоть до дальнейшего распоряжения вы обязаны находиться у себя в каюте. Свободны.

На глазах Кирка мичман сделал четкий поворот кругом и строевым шагом ушел из рубки. Внутри у капитана все еще веяло грозным смертельным холодком. Все они были на волосок от начала новой звездной войны.

– Так долго не может продолжаться, Спок, произнес Кирк. – Я посеял семена сомнения в сознаний Кислата, настроил против него Калана, но все это оказалось недостаточным; если не предпринять радикальных мер, то скоро все мы рискуем превратиться в радиоактивную пыль.

– В этом случае нам еще повезет, – заметил Спок.

Капитан уставился на него с удивлением, и тот добавил:

– Мы можем остаться в живых и стать свидетелями разрушительных последствий звездной войны.

Глава 7

Запись в бортовом журнале:

Дата 4736.0 по звездному календарю…

Действия мичмана Чехова станут предметом обсуждения на совещании старших офицеров «Энтерпрайза». Если они признают серьезное превышение им полномочий, то Чехов предстанет перед судом военного трибунала, когда мы вернемся на Базу, – если мы туда вообще вернемся. Я сочувствую мичману, потому что он, вне всякого сомнения, считал, что действует в интересах корабля. Однако ему не удалось правильно проанализировать ситуацию, из-за чего Федерация чуть было не оказалась ввергнутой в кошмарную звездную войну с Империей клингонов…

–… Тем самым заседание следственной комиссии объявляется открытым, – торжественно произнес Кирк и, взяв старинный морской колокольчик, позвонил три раза. – Подследственный здесь?

Чехов встал с места и вытянулся по стойке «смирно».

– Вам требуется юридическая помощь в ходе слушания этого дела? Вы имеете на это право. Вместе с тем, я должен сразу оговориться, что обвинения, выдвинутые против вас, не носят пока уголовно наказуемого характера.

– Никакой помощи не требуется. Также я обойдусь без советов адвоката.

– Принято.

Кирк обвел взглядом стол, за которым восседала комиссия. На самом дальнем конце сидел угрюмый Маккой. Рядом с ним находился озабоченный Скотт. Лейтенант Паттен, начальник службы безопасности, занимал место по другую сторону от Спока. Кирк снова посмотрел на Чехова.

– Обвинения серьезные, мичман. Хота формально вы и командовали кораблем, а значит, были наделены властью принимать решение в чрезвычайной ситуации, когда промедление с его принятием грозит катастрофой, все же последующее изучение и анализ депеши с клингоновского дредноута показали, что непосредственной угрозы кораблю не существовало. В таких случаях вы обязаны вызвать на вахту своего непосредственного начальника, что вами не было сделано. Есть ли у вас оправдывающие обстоятельства, о которых вы хотели бы сообщить членам комиссии?

– Нет, сэр, – Чехов не стал выкручиваться и искать оправданий. Он держался с достоинством, ожидая вердикта комиссии. Если ему повезет, то ее члены ограничатся минимальным наказанием. В послужной список внесут запись о непригодности к службе на командно-строевых должностях, после чего его с треском выгонят с Флота. Если не повезет, то военный трибунал, который будет заседать на Базе, признает его виновным в грубом нарушении, лишь по счастливой случайности не приведшем к тяжелым последствиям. И тогда ему, мичману Чехову, придется провести остаток своей жизни в тюрьме на каком-нибудь астероиде, казня себя за единственную, но роковую ошибку.

– Я хочу дать показания в пользу подследственного, капитан, и прошу занести их в протокол, – сказал Спок.

Кирк удивленно взглянул на него:

– Очень хорошо, мистер Спок. Компьютеру: зарегистрировать и дать оценку!

– Принято, – донесся голос из компьютерной консоли.

– Я провел на поверхности Алната-2 время, равное нескольким планетным ротациям, пытаясь определить возможное отрицательное влияние структуры планеты в свете известных происшествий, – как всегда сухим и казенным тоном начал Спок. – Хотя мне и не удалось прийти к каким либо научно-обоснованным заключениям, все же эмпирические наблюдения дали кое-какие результаты.

– Эмпирические? Он способен чувствовать? – едва слышно произнес Маккой. – Это что-то новое. Я рад, что его показания фиксируются компьютером. Нужно будет потом взять распечатку.

Кирк ледяным взглядом дал понять доктору, что шутки неуместны в данной обстановке.

– Продолжайте, доктор Спок. И, пожалуйста, помните, что личные чувства не являются весомым аргументом на этом слушании.

– Я понимаю, капитан. Но хотя мне и не удалось обнаружить источник поля, или полей, неизвестного происхождения, продолжительности излучения и структуры, в то же время нельзя отрицать и тот факт, что экипажи «Энтерпрайза» и, очевидно, корабля клингонов вели себя нетипичным образом с момента выхода на орбиту Алната.

Причины этого явления пока необъяснимы. Однако воздействие планетной системы очевидно. Каждый член экипажа пытался, с различной степенью успеха, избрать для себя образ поведения, наиболее удовлетворяющий его внутренние склонности. Вот, например, у мистера Кайла, нашего начальника транспортной службы, был совершенно безупречный послужной список, пока он самовольно не оставил свой пост и не занялся лепкой скульптурного изображения.

– Капитан-лейтенант Скотт, – продолжал Спок, посмотрев в сторону инженера, – одержим идеей усовершенствования двигателей и хочет превзойти конструкторов.

– Мистер Спок, вы не знаете, о чем говорите! – вскричал Скотти. – Эти двигатели уже давным-давно требовали регулировки. Еще и сейчас работа не закончена.

– Компьютер, – бесстрастным голосом произнес Спок, – состояние двигателей для полета в искривленном пространстве?

– Рабочее, – ответил компьютер, – двигатели развивают тягу, равную ста семи процентам от установленных производителем показателей.

– Семь процентов сверх нормы, – указал Спок.

– Компьютер, каково было состояние двигателей до модификации?

– Рабочее. Двигатели развивали тягу, равную ста одному проценту нормы, установленной инженерной службой Звездного Флота.

– Благодаря самоотверженному квалифицированному труду мистера Скотти, двигатели «Энтерпрайза» всегда находились в более чем прекрасном состоянии. В объективности компьютера сомневаться не приходится.

– Но с ними еще нужно работать.

– Это вам так кажется, в вашем восприятии, мистер Скотт. Вообще-то, ваша страсть к усовершенствованию ходовых двигателей – вещь относительно безвредная. А вот доктор Маккой, например, отказался использовать свой медицинский компьютер и другие сложные виды хирургического обследования, предпочитая полагаться на примитивные методы.

– Эти чертовы машины стараются навредить мне!

– Полноте, доктор. Неужели они, как вы выразились, и в самом деле старались навредить вам, или же вы умудрились испортить их в силу пренебрежительного отношения к механизмам вообще?

– Мистер Спок, какое это имеет отношение к предмету нашего заседания?

– Самое прямое, капитан. Даже я, как оказалось, не обладаю достаточным иммунитетом перед этой силой, которая воздействует на все живые организмы, попавшие в данную систему. Я не говорю о пагубном характере ее воздействия, поскольку в лице мистера Скотти мы имеем положительный пример; однако боеспособность экипажа значительно снизилась.

– Компьютер, как обстоят дела с боеспособностью «Энтерпрайза» с того времени, как мы вышли на орбиту Алната-2?

– Боеспособность понизилась на девятнадцать процентов.

– А ведь мы занимали второе место по всему Флоту по этому показателю. Такой резкий спад отбросил нас в самый хвост.

– Мистер Спок, я напоминаю вам, что «Энтерпрайз» и его старшие офицеры не являются предметом обсуждения на этом заседании следственной комиссии. Ближе к делу. Мы обсуждаем ошибочное решение мичмана Чехова. Пожалуйста, будьте кратки, – Кирк тяжело вздохнул и произнес про себя молитву, чтобы Спок привел какие-нибудь весомые аргументы в пользу мичмана. Ему было искренне жаль мальчишку, из которого, наверняка, получился бы превосходный командир.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru