Пользовательский поиск

Книга Звездные деяния. Автор Ван Вогт Альфред Элтон. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

— Произведя поворот в точке ноль-один — ноль-ноль, мы минуем шторм в семи световых неделях. Допускаю, что это слишком крутая дуга, но чувствую, что это наименьшее из возможных отклонений от курса, — Она обернулась и посмотрела на Мэлтби, — Приготовьтесь. При скорости в половину светового года в минуту поворот даже на сотую долю градуса вызывает у людей затемнение сознания.

— Но не у меня, — отозвался Мэлтби, напрягая деллианские мышцы.

На протяжении следующих четырех минут она, как заметил Мэлтби, трижды теряла сознание, но всякий раз через несколько секунд приходила в себя.

— Нам, людям, — вымученно произнесла она, — выпал жалкий жребий. Но мы умеем это переносить.

Ужасные минуты все тянулись и тянулись. Мэлтби начал ощущать напряжение, порожденное всего лишь бесконечно малым поворотом.

«Как эти люди могли надеяться выжить, попав под прямой удар шторма?» — подумал он.

Внезапно все кончилось. Мужской голос спокойно произнес:

— Корабль на расчетном курсе, благородная леди, и теперь мы находимся вне опа…

Его прервал чей-то возглас:

— Капитан, точно по курсу шторма вспыхнула Новая!

Глава 12

В эти последние минуты перед надвигающейся катастрофой линкор «Звездный рой» сиял, подобно огромному и великолепному драгоценному камню. Предостерегающее сверкание Новой наполнило все сто двадцать его палуб непрекращающимся ревом колоколов громкого боя. Повсюду — от носа до кормы — загорались огни; ряд за рядом их полыхающие полосы пересекали четырехтысячефутовый в диаметре корпус корабля, пламенея, как ограненные самоцветы. В отблесках этих огней подобный черной горе линкор походил на сказочную планету Кассидор, к которой стремился, — такой видится она по ночам из глубокого мрака космоса, усеянная бриллиантами сверкающих городов. Безмолвный, словно призрак, невообразимо огромный, великолепный в своей мощи корабль скользил сквозь тьму вдоль той особой реки пространства и времени, которая и была его расчетным курсом.

И даже когда он влетел в зону шторма, никаких видимых изменений не произошло. Космическое пространство впереди выглядело чистым, как и подобает вакууму. Столь разреженными были образующие шторм газы, что корабль не ощутил бы их присутствия, даже двигаясь со скоростью элементарных частиц. Яростное разрушение материи в этом шторме могло служить лишь источником жесткого космического излучения, а причина грозившей «Звездному рою» катастрофы таилась в чудовищной стремительности его собственного движения.

При скорости в половину светового года в минуту столкновение с массой газа было подобно удару о бесконечно твердую стену. Гигантский корабль содрогнулся каждой плитой обшивки, когда его циклопическая сила встретилась с энергией торможения. В несколько секунд был исчерпан ресурс всех систем, которые по замыслу конструкторов и проектировщиков должны были обеспечивать существование корабля как единого целого.

И «Звездный рой» стал разваливаться.

Однако все происходило в соответствии с оригинальным замыслом его создателей. Исчерпав пределы допустимых напряжений, корабль разлетелся на девять тысяч изолированных отсеков.

Эти отсеки — обтекаемые металлические иглы четырехсот футов длины и сорока футов в диаметре каждая — извилистой стайкой серебристых рыб нырнули в облако газов, предоставляя их напору скатываться со своих гладких боков. Но и этого было недостаточно. Металл стонал, пытаемый торможением. Люди лежали в антиперегрузочных камерах, балансировали на самой грани потери сознания и терпели страдания, казавшиеся непереносимыми. Сотни отсеков кувыркались в пространстве, избегая столкновений друг с другом с помощью автоматических экранов.

Однако вопреки все еще сохранявшейся скорости массы газов не были пока преодолены; слой толщиной в целые световые годы по-прежнему отделял отсеки от чистого космоса.

И вновь все пределы человеческих возможностей были исчерпаны.

Но чтобы печься о благе этих несчастных, хрупких человеческих существ, погибавших под прессом даже меньшим, чем пятнадцать g, были задуманы и созданы удивительные спасательные устройства. Еще в первые минуты, когда корабль только начал распадаться, эти автоматы раздвинули в каждом из отсеков палубный настил и поместили людей в антиперегрузочные камеры. За механическим действием последовало химическое: в камеры, обеспечивавшие безопасность тридцати тысяч человек, хлынул особый газ.

Он был влажным и липким; толстым слоем оседал на одежде, просачивался сквозь нее, достигая кожи, и дальше, сквозь кожу, проникал во все уголки человеческого организма. Люди погрузились в спокойный сон, с которым пришло и чудесное облегчение. Кровь обрела способность сопротивляться давлению; мышцы, за минуту перед тем мучительно напряженные, расслабились; мозг пропитался живительным препаратом, растворившим боль и превратившим ее в сладостную грезу. Человеческий организм легко приспособился к гравитационному гнету: при ста, даже полутораста g отрицательного ускорения жизнь не покидала его.

Огромное сердце вселенной пульсировало. Шторм мчался по его безвозвратным путям, созидая сверкание жизни, очищая мрак от накопившихся ядов. И наконец крошечные кораблики каждый своим курсом вырвались из его пределов.

Сразу же они начали собираться вместе, разыскивая друг друга, словно ими владела непреодолимая страсть, потребность слиться воедино. Автоматически они заняли свои прежние позиции; линкор «Звездный рой» вновь стал обретать форму. Однако в нем зияли бреши — несколько отсеков было потеряно.

На третий день исполняющий обязанности главного капитана Рутгерс вызвал уцелевших капитанов на носовой мостик, где временно расположился штаб. В ходе совещания было выработано следующее заявление, доведенное до сведения экипажа:

«Сегодня в восемь часов утра получено сообщение от главного капитана, ее сиятельства Глории Сесилии, леди Лорр из благородных Лорров, И. К., 3. К., О. П. Л.[4] Она совершила вынужденную посадку на планете желто-белого солнца. При посадке ее корабль потерпел крушение и уже не может быть восстановлен. Поскольку связь с ней осуществляется только при помощи ненаправленного подпространственного радио, а локализация столь распространенного типа солнца среди миллионов других звезд совершенно невозможна, капитаны, посовещавшись, вынуждены с прискорбием сообщить, что имя нашей благородной леди пополнило длинный список жертв космических катастроф — список тех, кто погиб при исполнении служебных обязанностей.

Адмиралтейские огни впредь до особого распоряжения будут гореть голубым светом».

Глава 13

Когда Мэлтби подошел, она стояла к нему спиной. Поколебавшись, он напряг разум и удержал ее возле отсека, служившего некогда капитанским мостиком «Звездного роя».

Длинная металлическая сигара лежала, наполовину зарывшись в болотистый грунт долины; нижний ее конец был пофужен в глубокие мерцающие темно-желтые воды медлительной реки. Мэлтби остановился в нескольких футах от высокой стройной женщины и, по-прежнему не выдавая своего присутствия, вновь осмотрелся по сторонам, внимательно изучая мир, который стал теперь их жизнью. Слепой дождь, мелкой водяной пылью посыпавший Мэлтби на всем протяжении рекогносцировки, сейчас удалился за край долины на западе. Маленькое желтое солнце выглянуло из-за занавеса темных охристых облаков и теперь заливало ослепительным сиянием джунгли, чуждо отблескивавшие коричневым и зеленым. Все вокруг было темно-коричневым и насыщенным ярко-желтым.

Мэлтби вздохнул и вновь сосредоточил внимание на женщине и заставил леди Лорр не ощущать его присутствия до тех пор, пока, обойдя вокруг, он не очутился прямо перед ней. За время прогулки он много думал о ее сиятельстве Глории Сесилии. В основном, конечно, проблема мужчины и женщины, обреченных провести остаток своей жизни вдвоем на далекой планете, была чрезвычайно проста. Особенно если учесть тот факт, что один из них был подготовлен любить другого. Мэлтби мрачно улыбнулся. Он отдавал себе отчет в искусственном происхождении этой любви, что, однако, ничуть не уменьшало глубину чувства.

вернуться

4

Такими помещаемыми после имени аббревиатурами обозначаются награды. В данном случае первые два вымышленные, но по образу и подобию существующих: И. К.— Имперский крест (прототип — Крест Британской империи); 3. К,— Звездный крест (прототип — британский же Морской крест); О. П. Л.— орден Почетного легиона (существующий во Франции с наполеоновских времен). (Прим. перев.)

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru