Пользовательский поиск

Книга Путешествие «Космической гончей». Автор Ван Вогт Альфред Элтон. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Гросвенф вытянул шею, чтобы лучше видеть, но поднятых рук не увидел. Опускаясь на сиденье, он с удивлением заметил, что взгляд директора уперся именно в него.

— Мистер Гросвенф, была ли некзиальная наука в состоянии предсказать, что данное существо способно переносить свое тело сквозь стены?

— Нет, не могла, — четко ответил Эллиот.

— Благодарю вас, — кивнул Мортон.

Казалось, он удовлетворился этим ответом, поскольку никого больше ни о чем не спросил. Гросвенф уже догадался, что директор хотел оправдать собственную позицию. То, что он ощутил необходимость подобного шага, было следствием расстановки сил на корабле. Знаменательно, что директор обращается к некзиализму, как к высшей инстанции, отметил про себя Гросвенф.

— Сидл, — снова заговорил Мортон, — дайте нам психологическую оценку случившегося.

Глава отдела психологии поднялся и сказал:

— Приступая к вопросу о поимке чудовища, мы должны прежде всего уяснить себе, что оно собой представляет. У него есть руки и ноги, но оно плавает в безвоздушном пространстве и остается живым. Он позволил поймать себя в клетку, зная, что она его не удержит. Потом он проваливается через дно клетки, что очень глупо с его стороны, если только он не хотел, чтобы мы знали об этих его способностях. Должна быть причина, по которой разумное существо делает такую ошибку, веская причина, которая может предоставить нам возможность для остроумной догадки, откуда он происходит, и, конечно, для анализа его пребывания здесь. Скит, проанализируйте его биологическую сущность.

Поднялся мрачный и долговязый Скит.

— Мы уже обсуждали планетное происхождение его рук и ног. Способность жить в космическом пространстве, если это вообще имеет отношение к эволюции, само по себе — замечательное явление. Я предполагаю, что мы имеем дело с представителем расы, разрешившей конечные тайные биологические начала, и, если бы я знал, как надо хотя бы взяться за поиски существа, которое может убегать от вас коварным путем, даже сквозь стены, мой совет был бы таким: выгоните его и убейте.

— Э-э-э…— промямлил социолог Келли. Это был сорокапятилетний человек с большими умными глазами и высоким лбом. — Э-э-э… любое существо, могущее жить в безвоздушном пространстве, должно было бы стать богом вселенной. Такое существо может жить на огромных, беспредельных просторах Вселенной, на любой планете и добираться до любой галактики. Но нам неизвестно наверняка, что его раса населяет какую-либо территорию нашей галактики. Парадокс, который стоит исследовать.

— Я не совсем понимаю, Келли, что вы имеете в виду, — произнес Мортон.

— Просто… э… раса, которая разрешила конечную проблему биологии, должна быть на века впереди людей, обладая способностью адаптироваться с поражающей нас легкостью в любой окружающей среде. Согласно закону жизненной динамики, оно бы стремилось к дальним пределам Вселенной, точно так же, как это делает человек.

— Да, но тут имеется противоречие, — заявил Мортон, — и оно, кажется, доказывает, что это не суперсущество… Корита, какова ваша точка зрения?

Японец встал и учтиво поклонился.

— Боюсь, что не смогу оказать сообществу большой помощи, — начал он. — Вам ведь знакома превалирующая теория — жизнь развивается по вертикали — что бы ни иметь в виду под понятием «вертикаль». Имеется серия циклов… Каждый цикл начинается с крестьянина, обрабатывающего свой участок земли. Крестьянин идет на рынок, и место рынка постепенно преобразуется в город, связь которого с землей ослаблена. Потом мы видим большие города и нации и, наконец, лишенные почвы супергорода, разрушительную борьбу за власть, серию разрушительных войн, переносящих людей в феллаханскую эпоху и снова к примитивизму, в новую эру развития крестьянства.

— Но он уже совершил грубейшую ошибку! — зло выпалил Ван Гроссен. — Он самым глупым образом провалился сквозь пол клетки. Это не того рода ошибка, какую мог бы сделать крестьянин!

— А если все-таки предположить, что он находится на крестьянской стадии развития? — спросил Мортон.

— Тогда, — ответил Корита, — его основные импульсы были бы гораздо проще. На первое место выступило бы стремление к активному размножению, желание иметь сына и знать, что его кровь будет течь в потомках. При наличии огромных умственных способностей этот импульс мог бы у суперсущества принять форму фантастического стремления к расовому превосходству. Это все, что я хочу сказать.

С высоты контрольного мостика Мортон оглядел собрание специалистов. Его взгляд остановился на Гросвенфе.

— Недавно я пришел к выводу, что некзиализм, как наука, может нести в себе новый подход к решению проблем, — сказал он. — Поскольку это всеобъемлющий подход, основанный на совокупности знаний, он может помочь нам принять быстрое решение в обстановке, когда быстрота решения особенно важна. Гросвенф, сообщите нам, пожалуйста, вашу точку зрения на существо вопроса.

Гросвенф быстро встал и обратился к присутствующим:

— Я могу дать вам заключение, базирующееся на моих наблюдениях. Я мог бы изложить вам собственную небольшую теорию относительно того, как мы вошли в контакт с чудовищем, каким образом реактор, подчеркиваю — атомный реактор, оказался лишенным энергии, в результате чего нам пришлось чинить внешнюю стенку аппаратной. Тут был целый ряд значимых временных интервалов, но, прежде чем развить эти основные положения, я предпочел бы поделиться своими соображениями о том, как нам следовало бы прикончить чудовище…

Неожиданно его прервали. Полдюжины людей проложили себе путь через толпу у дверей. Гросвенф умолк и вопросительно взглянул на Мортона, который, в свою очередь, посмотрел на капитана Лича. Капитан направился навстречу прибывшим, и Гросвенф увидел, что одним из них был Пеннос, глава инженерного отдела.

— Кончено, мистер Пеннос? — осведомился капитан Лич.

— Да, сэр, — кивнул тот и добавил: — Необходимо всем надеть прорезиненные костюмы, перчатки и обувь.

Капитан Лич обратился к присутствующим и объяснил:

— Мы пропустили ток через стены, окружающие спальни. Могли возникнуть промедления в поимке чудовища, и мы хотели бы исключить возможность быть убитыми в постелях… Мы…— он запнулся и быстро спросил: — Что там, мистер Пеннос?

Глядя на маленький прибор в своей руке, Пеннос спросил:

— Здесь все, капитан?

— Да, кроме охраны в моторной части и в аппаратном отсеке.

— Тогда… тогда в заряженных стенах что-то поймано. Быстро! Мы должны его окружить!

Глава 11

Для икстля, вернувшегося после обследования нижних к верхним этажам, удар оказался неожиданным и опасным. Он только что самодовольно думал о металлических основаниях трюма корабля, где можно спрятать свои гуулы, а в следующий момент он уже был захвачен яростно искривившимся экраном энергии.

Агония помутила его разум. Масса электронов изнутри его тела вырвалась на свободу. Они метались от системы к системе, нарушая их единство, сталкиваясь с атомными системами, сохраняющими устойчивость. В роковые мгновения удивительно уравновешенная и гибкая его структура почти разрушилась. Его спасло то, что даже эта опасность, в конечном счете, была предусмотрена выдающимся гением его расы. Производя искусственную эволюцию в его теле и в своих собственных, они не забыли о возможности внезапного проникновения жесткой радиации. С быстротой молнии его тело перестроило свою структуру, каждая вновь возникшая комбинация электронов проделала непостижимую работу в мельчайшие доли секунды. А потом он резко оттолкнулся от стены и оказался вне опасности.

Затем икстль сконцентрировал разум на том, что может произойти в ближайшие минуты. Защитная силовая стойка должна иметь связанную с ней систему тревоги. Это означало, что люди оцепили все ближайшие коридоры и предпримут попытку загнать его в угол. Глаза икстля вспыхнули, как две чаши с огнем, когда он осознал эту возможность. Они должны будут рассыпаться в разные стороны, и тогда он сможет схватить одного из них и исследовать на предмет собственных нужд: потом его можно будет использовать для создания первого гуула.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru