Пользовательский поиск

Книга Искатель. 1965. Выпуск №2. Автор Ван Вогт Альфред Элтон. Содержание - Андрей ЯКОВЛЕВ, Яков НАУМОВ ТОНКАЯ НИТЬ[4]

Кол-во голосов: 0

Не может быть! Но сейчас важнее всего было не упустить Сердюка. И, махнув рукой на воровскую конспирацию, Игорь подскочил к продавцу.

— Где тот парень? — напористо спросил он продавца.

— Какой парень? — удивился тот.

— Какой? Тот самый, который обратился сейчас к вам.

Игорь разозлился: этот тип еще строит удивленную рожу!

«А тобой, прохвост, займемся особо», — мысленно пообещал он.

— Это который заведующего спрашивал?

— Я не знаю пока, что он спрашивал. Где он?

— Прошел сюда, — продавец кивнул головой на дверь за своей спиной.

Игорь нырнул под прилавок и устремился к двери.

— Гражданин! — услышал он за своей спиной.

Он еще не знал, что скажет Сердюку, когда столкнется с ним там, за этой дверью. Он жаждал только одного: скорей увидеть знакомую ненавистную физиономию Сердюка, его высокую фигуру в бежевом костюме.

Но за дверью в узком и длинном подсобном помещении никого не оказалось, ни одной живой души, только горы товара. В дальних концах гудели подъемники, и по обеим сторонам видны были несколько дверей, точно таких, как и та через которую вошел Игорь.

Следом за ним в эту же дверь просунулась испуганная физиономия молодого продавца.

— Гражданин, сюда нельзя! — крикнул он. — Вы что, глухой? Вам же говорят, что…

Откаленко взглянул на него с такой холодной яростью, что тот осекся. Потом Игорь сунул ему под нос свое удостоверение и зло спросил:

— Что вам сказал этот тип? Быстро!

— Он спросил заведующего, честное слово.

Паренек готов был заплакать.

— Но ведь заведующего тут нет!

— А я знал, что его тут нет? Он был и… и вышел, значит.

Все было ясно. Игоря провели, как последнего простака. Но кто мог подумать, что Сердюк собирался разыграть такой спектакль! Неужели он понял, кто такой его спутник?

Искатель. 1965. Выпуск №2 - i_021.png

Андрей ЯКОВЛЕВ, Яков НАУМОВ

ТОНКАЯ НИТЬ[4]

Рисунки П. ЛАВЛИНОВА
Искатель. 1965. Выпуск №2 - i_022.png

ГЛАВА 8

Дела Сергея Савельева были плохи, очень плохи. Жизнь в нем едва теплилась. Он ведь не только получил две тяжелые раны, опасные для внутренних органов, но и потерял много крови. Трудно было точно определить, когда именно Сергей был ранен, сколько времени пролежал под проливным дождем. Нашел Савельева дежурный милиционер, старшина, на одной из окраин города. Через мгновенье чуткую предутреннюю тишину погруженного в сон переулка пронзила трель милицейского свистка. Минут пятнадцать-двадцать спустя появилась оперативная группа милиции с розыскной собакой. Почти одновременно с оперативной группой прибыла машина «Скорой помощи». Санитары подхватили бесчувственное тело на носилки, и машина «Скорой помощи» умчалась. Оперативная группа приступила к работе. Сантиметр за сантиметром была исследована канава, где старшина обнаружил раненого. Шагах в десяти-пятнадцати от места происшествия нашли пустой бумажник, а чуть подальше — удостоверение Крайского управления КГБ на имя лейтенанта Сергея Савельева и комсомольский билет. Больше обнаружить ничего не удалось. Собака не смогла взять след, он был смыт дождем.

Искатель. 1965. Выпуск №2 - i_023.png

Закончив осмотр, работники оперативной группы отправились в больницу, куда отвезли Савельева. Там уже находились заместитель начальника управления КГБ (полковника Скворецкого в Крайске не было, он уехал в командировку) и дежурный по управлению. Здесь, в больнице, тщательно осмотрели одежду Сергея. Ничего, что могло бы помочь раскрытию преступления, осмотр не дал. В кармане нашли небольшую записку. Записка была какая-то странная — на клочке бумаги рукой Савельева было написано:

«Строительной организации требуются кульманы и чертежные столы. С предложениями обращаться по адресу: почтовый ящик № 12487».

Зачем он ее писал? Ответ на эти вопросы мог дать только сам Савельев, — но как раз он-то и не мог дать никакого ответа.

За то время, что работники Управления КГБ и милиции исследовали вещи Сергея, консилиум врачей закончил осмотр и составил свое заключение. Все врачи сошлись на том, что нападение на Савельева было совершено за несколько часов до того, как старшина нашел его тело в канаве. Действовал нападавший исподтишка, сзади. Сначала он нанес лейтенанту удар каким-то тяжелым предметом по затылку, затем ударил ножом, скорее всего финкой, в спину. Судя по характеру этой последней раны, нападавший был левша.

Внимательно выслушав Луганова, Миронов задумался. Ограбление? Нет, тут было не ограбление, хотя все внешние признаки преступления и подтверждали такую версию. Но разве можно упускать из виду, что нападение на Савельева было совершено в тот момент, когда он находился недалеко от Черняева? Какая же связь могла быть между близостью Черняева и нападением на Савельева? Была ли она, эта связь?

Миронов поделился своими мыслями с Лугановым. Тот только пожал плечами.

— Да ты что, Андрей Иванович, в уме? Черняев — и вдруг убийца?

— Ну зачем так спешить с выводами, Василий Николаевич? Разве я говорю, что Черняев убийца? Тут другое: а не было ли убийц возле Черняева, которым помешал Савельев?

Луганов задумался.

— Хорошо, — прервал затянувшуюся тишину Миронов, — над этим нам еще придется поломать голову, а теперь рассказывай, что дала твоя поездка в Воронеж, чем тебя порадовала тетушка Корнильевой.

Выслушав обстоятельный рассказ Луганова, Андрей, в свою очередь, сообщил результаты поездки в Таллин.

— Понимаешь, — говорил он, — с вещами теперь все ясно, но где сама Корнильева, куда она девалась? Ума не приложу. Есть, правда, у меня одно соображение, но я тебе выскажу его позже. Надо сначала кое-что проверить.

Луганов насторожился.

— Выкладывай, Андрей Иванович, что надумал?

— Нет, Василий Николаевич, уволь. Потерпи денек-другой.

Когда Луганов ушел, Миронов связался по телефону с начальником Крайского уголовного розыска и отправился к нему. В его кабинете Миронов не пробыл и десяти минут…

Часа два спустя, детально ознакомившись с рапортами Савельева, составленными в те дни, когда Андрей отсутствовал, и еще покопавшись в материалах дела, Миронов пригласил к себе Луганова.

— Что касается заграничных вещей и украшений, — говорил Миронов, — тут все ясно, но откуда записка, кому? Где сама Корнильева? У меня возникли по этому поводу следующие соображения. Первое — там ли мы искали Корнильеву, где следовало ее искать? Второе — достаточно ли мы уделили внимания Черняеву? Ведь он последний из известных нам людей видел Корнильеву. Сомневаюсь, можно ли брать на веру его заявление, будто ему ничего не известно о местонахождении бывшей жены. Тем более что в его поведении есть ряд странностей. Сопоставь, к примеру, рассказ Черняева о его знакомстве с мнимой Величко в Сочи и рассказом Садовского. Никакой тебе встречи на берегу, никакой ссоры — словом, совсем не то, что у Черняева. А письмо Кузнецова? Опять странность. Наконец, вся эта история с продажей вещей. Ведь Черняев говорит, будто любит жену и продолжает любить поныне, а сам хладнокровно, не моргнув глазом, вручает ее вещи спекулянтке.

Для перепродажи. Есть, между прочим, и еще одна «странность».

Миронов взял со стола папку с рапортами Савельева, раскрыл ее там, где была закладка, и протянул Луганову. Василий Николаевич внимательно прочитал отчеркнутые красным карандашом строки в последнем рапорте Савельева. Там говорилось, что в воскресенье часа в три пополудни Черняев отправился на вокзал и сдал в камеру хранения объемистый чемодан.

вернуться

4

Продолжение. Начало см. «Искатель» № 1.

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru