Пользовательский поиск

Книга Империя атома / Empire of the Atom [= Мутант]. Автор Ван Вогт Альфред Элтон. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

У него было преимущество, поскольку его семья принадлежала к правящей группировке Линна. Хотя среди родственников у него не было друзей, его терпели из-за кровного родства. В его интересах, чтобы они оставались у власти. В кризисе он должен сделать все возможное, чтобы помочь им. Такова была цель номер один.

Целью номер два было участвовать каким-либо образом во всех главнейших политических решениях, принимаемых в Линнской империи. Он исходил из честолюбия, которое не надеялся когда-нибудь удовлетворить. Он хотел быть полководцем. Война в ее практических аспектах казалась ему грубой и неинтеллигентной. С детства изучал он военную стратегию и тактику, стараясь добиться, чтобы битвы выигрывались одним непобедимым маневром.

Он прибыл в Меред на следующий день после столкновения Тьюса с Джеррином и поселился в доме, который заранее тщательно подготовил для себя и своей свиты. Он постарался поселиться как можно незаметнее, но не обманывал себя: прибытие его все равно будет замечено. Другие тоже дьявольски хитры. Другие тоже содержат армии шпионов. Все планы, рассчитанные на секретность, рано или поздно терпят неудачу. И то, что они иногда удаются, лишь доказывают неразумность жертвы. Одно из удовольствий жизни — делать все необходимые приготовления на виду у противника.

Он неторопливо начал готовиться.

Глава 18

Когда Тьюсу впервые доложили о прибытии Клэйна в Меред — спустя час после того, как это произошло, — он почти не заинтересовался. Поступали более важные, как казалось, сведения о распоряжениях Джеррина по обороне города и размещению войск. Тьюса более всего поразило, что некоторые из этих сведений приходили в форме копий приказов, посланных самим Джеррином.

Неужели Джеррин пытается восстановить их взаимоотношения вопреки тому, что было? Неожиданный маневр, и означает он только, что кризис наступил раньше, чем Джеррин к нему изготовился. Тьюс холодно улыбнулся, сделав этот вывод. Его быстрые действия привели противника в смятение. Нетрудно будет на следующее утро захватить штаб-квартиру Джеррина тремя легионами и тем самым покончить с мятежом.

К трем часам Тьюс разослал необходимые приказы. В четыре его особый шпион, сын обедневшего рыцаря, сообщил, что Клэйн послал вестника к Джеррину с просьбой о свидании в этот же вечер. Почти одновременно другие шпионы доложили о деятельности в резиденции Клэйна. Среди прочего в дом с космического корабля были доставлены несколько маленьких круглых предметов, завернутых в ткань. В бетонную пристройку перенесли в мешках больше тонны медного порошка. И наконец металлический куб такого же типа, какие используются при строительстве храмов, осторожно опустили на землю. Должно быть, он был не только тяжелый, но и горячий, потому что рабы действовали при помощи рычагов и асбестовых рукавиц с свинцовыми прокладками.

Тьюс задумался над этими фактами, и сама их бессмысленность встревожила его. Он вдруг вспомнил разные слухи о мутанте, которым раньше не придавал значения. Сейчас не время для случайностей. Взяв с собой 50 охранников, он направился к дому Клэйна.

Увидев дом Клэйна, Тьюс удивился. Космический корабль, об отлете которого ему доложили, вернулся. С кораблем толстым кабелем соединялась гондола. Такие гондолы прикреплялись к кораблям для перевозки добавочного груза. Гондола лежала на Земле, и вокруг нее суетились рабы. Приблизившись к дому, Тьюс увидел, что они делают.

Рабы подносили в мешках медный порошок. При помощи какой — то жидкости им покрывали полупрозрачный корпус гондолы.

Тьюс вышел из носилок, полный человек с пронзительными голубыми глазами. Он медленно обошел вокруг гондолы, и чем больше глядел, тем бессмысленней казалось ему это занятие. Странно, что никто не обращает на него внимание. Присутствовали два стражника, но они, по-видимому, не получили никаких приказаний относительно зрителей. Стражники сидели, развалясь, курили, обменивались хриплыми шутками, не подозревая, что рядом с ними находится лорд-советник.

Тьюс не стал просвещать их. Удивленный, он нерешительно пошел к дому. Не было сделано никаких попыток помешать ему. В большой прихожей разговаривало и смеялось несколько храмовых ученых. Они с любопытством взглянули на него.

Тьюс спросил:

— Лорд Клэйн в доме?

Один из ученых кивнул.

— Найдете его в берлоге. Он работает над благословением.

В комнатах было еще много ученых. Тьюс нахмурился, увидев их. Он был готов к решительным действиям, если потребуется. Но неблагоразумно арестовать Клейна в присутствии такого количества храмовых ученых. В доме слишком много стражников.

К тому же он не мог придумать повода для ареста. Похоже, здесь готовят большую церемонию. Он отыскал Клэйна в «берлоге», небольшой комнате, выходящей во дворик. Клэйн, спиной к нему, склонился над кубом из храмового строительного материала. На столе рядом с кубом лежали шесть полушарий из медного вещества. У Тьюса не было времени их разглядывать, потому что Клэйн повернулся, чтобы посмотреть, кто пришел. Он с улыбкой выпрямился.

Тьюс стоял, вопросительно глядя на Клэйна. Младший подошел к нему.

Мы надеемся, — сказал он, — что этот стержень, который мы нашли в яме богов, есть легендарный огненный стержень. В соответствии с легендой, главное требование к просителю — чистое сердце. И тогда боги по своему усмотрению, но при определенных обстоятельствах активируют стержень.

Тьюс кивнул и указал рукой на куб. — Я доволен, — сказал он, — что ты интересуешься религиозными вопросами. Я считаю важным, чтобы член нашей знаменитой семьи занимал высокое положение в храмах, и хочу заявить, что бы ни произошло, — он многозначительно помолчал, — что бы ни произошло, ты всегда можешь рассчитывать на меня как на своего покровителя и друга.

Он вернулся во дворец Херкеля, но, будучи осторожным, благоразумным человеком и зная, что люди не всегда так чисты сердцем, как заявляют, он оставил шпионов следить за возможной враждебной для него деятельностью.

Тьюсу доложили, что Клэйн был приглашен Джеррином на ужин, но принят с той холодной формальностью, которой отличались отношения братьев. Один из рабов-официантов, подкупленный шпионом, рассказал, что за едой Клэйн просил, чтобы сто космических кораблей были отозваны с патрульных полетов для какой-то задачи, суть которой раб не понял.

Говорилось еще об открытии фронта на северо-востоке, но настолько неясно, что лорд-советник не думал об этом, пока вскоре после полуночи не проснулся из-за отчаянных криков и звона оружия за стеной своей спальни.

Не успел он сесть, как дверь растворилась и в спальню ввалилась толпа венерианских солдат.

Фронт на северо-востоке был прорван.

* * *

Наступила третья ночь его плена, ночь повешения. Тьюс дрожал, когда через час после наступления сумерек за ним пришли и отвели на освещенную факелами площадь. Он будет первым. И когда его тело закачается, двадцать тысяч венерян затянут петли на шеях десяти тысяч линнских солдат. Последующая агония растянется не меньше чем на десять минут.

Ночь, на которую остекленевшими глазами смотрел Тьюс, была ни на что не похожа. Бесчисленные огни горели на обширной равнине. Поблизости он видел столб, на котором будет повешен. Дальше рядами стояли столбы в пяти футах друг от друга, а между ними площадки для костров.

Осужденные уже стояли у столбов, со связанными руками и ногами, с веревкой на шее. Тьюс ясно видел только передний ряд. Первая линия жертв офицеры, все они стояли спокойно. Некоторые разговаривали друг с другом, но когда привели Тьюса, разговоры прекратились.

Никогда в жизни не видел Тьюс столько ужаса на лицах. Слышались крики, стоны отчаяния. Тьюс не ожидал, что его узнают. Трехдневная борода и ночные тени делали это трудным. Никто ничего не сказал, когда он поднялся на эшафот. Бледному и неподвижному, ему надели на шею петлю. В свое время Тьюс приказал повесить немало людей. Совсем другое ощущение — быть жертвой, а не судьей.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru