Пользовательский поиск

Книга ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести). Автор: Ван Вогт Альфред Элтон. Страница 144

Кол-во голосов: 2

Корова опять вздохнула. Большая часть головки новорожденного уже была снаружи. На настил сочилась кровь. В руководстве не говорилось, нормально это или нет. Он хотел что-нибудь предпринять, но знал, что самое благоразумное — не вмешиваться. Ни одна женщина не могла бы родить так легко без вмешательства анестезиолога или акушера. В каком-то смысле быть животным не так уж и плохо, но это ни в коей мере не оправдывало все происходящее.

Это большое, вместительное влагалище…

— Что тут происходит? — раздался голос хозяина за спиной Хитча, и он подхватился.

Для опытного исследователя такая неосмотрительность при наблюдении была непростительна. Аборигены уже дважды заставали его врасплох.

— Она рожает вполне нормально, — ответил Хитч, — поэтому я…

— В стойле для ночлега? — зло спросил мужчина, и его седые волосы, казалось, встали дыбом. «Это всего-навсего такая прическа», — безразлично подумал Хитч. — На голом настиле?

Похоже, он пропустил целый параграф.

— Слушай, на той ферме, где я работал раньше, не было специальных мест для отела, я же говорил тебе!

— Та ферма была, наверное, подпольной. Где уж тут говорить о милосердии? — хозяин уже вошел в загон и сел на корточки возле рожающей коровы. — Это ошибка, Эсмеральда, произнес он нежно. — Я не хотел, чтобы ты прошла через это. У меня есть специальная комната со свежей, чистой соломой и обитыми досками стенами… — он погладил ее по волосам и потрепал по плечу.

Животное немного расслабилось. Она узнала всемогущего хозяина. Вероятно, время от времени он проходил по стойлам, чтобы приободрить своих питомцев, дать им по куску сахара, при необходимости сделать укол, облегчить боль, и не только за этим.

— Он тебя усыпил, но сначала мы должны с этим покончить. Ты была умницей, ты одна из моих лучших коров. Все хорошо, милая.

Хотя мысли Хитча путались, он понял, что это была не просто игра. Фермер действительно беспокоился о том, чтобы его животным было хорошо и удобно. Хитч допускал, что грубость является неизбежным следствием деградации, но здесь не было грубости. Весь коровник был устроен максимально удобно, с учетом эффективного использования этих удобств, хотя техника была отсталой. Правильно ли он оценил ситуацию?

Под уверенным руководством фермера роды быстро завершились. Он поднял новорожденного — тот был женского пола привел его в чувство, прежде чем перерезал и перевязал пуповину. Потом завернул в неизвестно откуда взявшееся полотенце и встал.

— Вот, — сказал он Хитчу. — Отнесите ее в детскую.

Ребенок оказался на руках у Хитча.

— Ну вот, Эсме, — сказал хозяин хлева тихо и дружелюбно. — Теперь давай позаботимся о последе, а потом я сделаю тебе обещанный укол. Немного пожжет, но только чуть-чуть. Вскоре тебе станет намного лучше. Успокойся и ты уснешь, а через несколько дней ты вернешься в стадо, самая хорошая дойная корова из всех.

Он поднял голову и уставился на замешкавшегося Хитча.

— Ты что, хочешь, чтобы она его увидела?

Хитч пошел прочь. Он нес ребенка, чувствуя некоторую неловкость, хотя недавно был полон решимости как-то помочь малышке. Сейчас от этой решимости не осталось и следа, хотя ребенок с момента рождения ни разу не закричал (неужели они и этого добились?). Он и вовсе притих, как только очутился в уютных человеческих руках, что было, наверное, к лучшему, иначе мать привлек бы этот крик. Но ребенок так быстро был оторван от родителей, что мог никогда о них и не узнать. Разве это было справедливо? Однако Хитчу было не до этого, когда он шел с ребенком на руках в детскую.

Вообще говоря, хотя Хитч и присутствовал при его появлении на свет, это не накладывало на него никакой ответственности. Но ребенка отдали под его наблюдение, и не просто на словах. К Хитчу вернулась его прежняя решительность, только теперь она была куда сильнее. Он действительно чувствовал ответственность.

— Я позабочусь о тебе, малышка, — просюсюкал он. — Я сохраню тебя. Я… — он лицемерил, так как ничего не мог для нее сделать, кроме как отнести в детскую, и даже не представлял, что мог бы он для нее сейчас сделать. Кроме того, он не был абсолютно уверен, должен ли он вообще делать для нее что-нибудь, если будет такая возможность.

Он уже был готов вынести приговор этому миру, но после всего пережитого, как ни странно, заколебался. Его потрясла дойка, но в самом ли деле в этом было зло?

В предварительном докладе отмечалось, что на этой планете царило какое-то необычайное умиротворение. Компьютерный анализ показал, что войн здесь не было уже довольно давно. Это была еще одна загадка планеты № 772. Неужели это объяснялось тем, что планетой управляли гуманные люди, несмотря на жестокость их режима?

Что было лучше, общество, существующее на добровольной основе за счет сегрегации по принципу выполняемых функций люди-люди и люди-животные, или общество, где каждый родившийся человек в одиночку борется за человеческие права и привилегии, которые в конечном итоге ничем не лучше тех, которыми наделены животные?

Земля находится под серьезной угрозой самоуничтожения. Неужели же самое лучшее — навязать эту систему всем мирам типа Земля?

Планета № 772 имеет свои положительные стороны. Экологически она способна функционировать вполне успешно, здесь может никогда не быть инфляции, демографических взрывов, классовой борьбы. Неужели разрушение семьи, лишение человека элементарных прав, титулов, званий, абсолютное несоблюдение равенства всех людей приведет к установлению прочного мира во всем мире?

Он пока что не видел ни одной недовольной коровы. Вот он забрал ребенка у матери и несет его в детскую, общую детскую. Может быть, это действительно величайшее благо для ребенка?

Хитч был в недоумении.

Детская удивила его. Это был тихий, прохладный загон, больше походивший на лабораторию, чем на комнату для игр. Здесь стоял целый ряд непонятных резервуаров, и, когда Хитч проходил меж ними, раздался слабый звук, словно в замкнутом пространстве заплакал ребенок. Услышав этот звук, ребенок у него на руках громко заплакал. Хитчу стало не по себе, и он торопливо передал сверток немодно одетой сестре-хозяйке, восседающей за столом в центре помещения.

— Это младенец Эсмеральды, — пояснил он.

— Что-то я тебя не припомню, — сказала женщина нахмурившись. Она казалась воплощением самых занудных черт воспитательницы детского сада.

— Я здесь новичок. Устроился только сегодня утром. Хозяин сейчас с матерью, а мне велел…

— Хозяин? Что за чепуха?

Хитч замолчал в замешательстве, поняв, что свалял дурака, употребив уличное словечко, которое здесь явно было не в ходу.

— Владелец, человек, который…

— Очень хорошо, — она взяла сверток. — Дайте мне взглянуть, — бесцеремонно развернув сверток, она жесткими пальцами ощупала у девочки гениталии, совершенно не обращая внимания на ее вопли.

Хитч опять вздрогнул.

— Женщина. Хорошо. У нее все нормально. Это мужчина — излишние хлопоты.

— Хлопоты? Почему?

Она развернула какой-то лоскут вроде брезента, взяла малышку за одну ручонку.

— Вы что, раньше не работали в коровнике? Ведь бык не дает молока.

— Конечно, нет, но хороший бык выполняет свои функции, как показал опыт с Йотой.

Хитч смотрел, как женщина стягивает вместе полоской ткани крошечные пальчики. Повязка напоминала неуклюжую перчатку и еще что-то неприятное. Если в детстве так перевязывать руки, то в дальнейшем они не смогут нормально функционировать. Некоторые важные мускулы атрофируются, а нервные волокна потеряют чувствительность. Кто-то говорил, что разумность человека определяется тем, как работает его большой палец.

— Я не сталкивался с этим раньше, — пояснил он неуклюже. — Что же происходит с мальчиками?

— Разумеется, мы вынуждены убивать их, за исключением некоторых, которых оставляем на племя, — она кончила бинтовать руки и прямо над лицом малышки занесла блестящий скальпель.

Хитч подумал, что она хочет отрезать бинт или прядь волос, поэтому не обратил особого внимания. Его мысли были заняты тем, что он только что услышал. Истребление почти всех рождающихся здесь мальчиков… Тем временем женщина сдавила губки девочки большим и указательным пальцами, заставив ее широко раскрыть рот. И прежде чем Хитч успел вмешаться, засунула нож в рот и провела им под языком. Раздался дикий вопль. Хитч оцепенело смотрел, как кровь струилась по крохотной губенке.

144

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru