Пользовательский поиск

Книга ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести). Автор: Ван Вогт Альфред Элтон. Страница 143

Кол-во голосов: 2

Какая разница?

Он уже давно затянул все ремни, а руки все еще обнимали ее. Через мгновение они уже скользнули по гладкой спине в небольшую ложбинку над ягодицами. В ответ она прижалась к нему еще сильней. Черт с ним! Хитч обернулся. В загоне никого не было, лишь в некоторых стойлах стояли коровы. Он крепче обнял ее и отнес за перегородку.

— Тебе нужна случка, о’кэй. — пробормотал он, укладывая ее на солому.

Она благодарно поддалась ему. Хитч опустился на колени у нее между ног, расстегнул ремень, потом брюки, посматривая на нее. Больше не в силах сдерживать себя, он положил одну руку ей на лобок, а другую себе на поясницу, удерживая вес своего тела, и вошел в нее. Весь процесс поразительно напоминал недавнюю процедуру введения градусника. Ему показалось, что девственной плевы не было.

Хитч навалился на нее и вошел до конца. Он пытался поцеловать ее, но положение было неудобным, да и она, похоже, не понимала его. Только где она могла бы научиться целоваться?

Он ожидал, что удовлетворение будет мгновенным и полным, однако был разочарован. Влагалище у Йоты было очень объемным, и он так и не мог понять, насколько оно глубоко. Войти в него было очень легко, внутреннее сопротивление или фрикции полностью отсутствовали. Несмотря на свои завидные мужские достоинства, он никак не мог кончить. Ощущение было такое, будто он танцует один в просторном танцевальном зале.

Она лежала пассивно, ожидая продолжения. Хитч со злостью отпрянул, потом опять вошел. Но все попытки были безрезультатны.

Член обмяк, и Хитч выругался.

Когда он представил себе быка, силы и вовсе оставили его. Не было ни малейшего желания спать с безмятежной, глупой коровой.

Она с упреком смотрела на него, пока он вставал и натягивал штаны, но он был слишком раздражен, чтобы обращать на нее внимание.

— Вставай! Ты корова, и тебе нужен бык. Ты его получишь.

Она поднялась, Хитч взял ее за повод и подтолкнул вперед.

— Пошевеливайся, — жестко сказал он, и она пошла.

Похоже, с животными просто нужно было уметь обращаться, и он, по необходимости, освоил это ремесло. Он становился настоящим фермером.

Они шли по длинным, тускло освещенным коридорам в бычье стойло. Она упиралась и тыкалась в боковые проходы. Только что происшедшее было забыто, а кроме того, она явно никогда не была в этой части коровника, так что, в отличие от разума, любопытство не было подавлено в ней до конца. Конечно, она была глупа, иначе он не свалял бы такого дурака.

Хитч мало знал о лоботомии, но это и не было на нее похоже, хотя, кто его знает, как могли выражаться последствия?

Бык был крупным волосатым мужчиной с большой бородой. Руки и ноги были вымазаны калом, на животе засохла грязь. Его огромный член сразу же поднялся, подобно стреле подъемного крана, как только он увидел Йоту. Бык тотчас же заметался по просторному загону. Только прочная двойная привязь и ошейник с шипами удерживали его в дальнем углу стойла. От быка воняло мочой.

Хитч снял с Йоты сбрую и запустил в загон. Ему очень хотелось, чтобы бык загладил его поспешные действия.

Она внезапно заколебалась и замерла вне пределов досягаемости этого человека-монстра, который то отступал назад, то ревел на нес, то вскидывался на дыбы. Она не боялась его, хотя он был наверняка вдвое тяжелее, а просто не знала, как подступиться к такой горе мяса.

Она сделала шаг вперед и тут же отступила, словно пыталась кокетничать. Хитч сразу проникся симпатией к быку, вспомнив собственный опыт.

— Ты, дура, а ну марш туда! — заорал Хитч.

Испугавшись, она подчинилась.

Бык рванулся вперед, схватил ее за плечо. У него была такая же неуклюжая пятипалая рука, какие Хитч уже видел у коров.

Йоту развернуло, и она потеряла равновесие. Бык ухватил ее за бедра и прижал спиной к своей груди. Толчок был такой мощный, что она прогнулась, и он тотчас же вошел в нее. От неистовых движений живот у нее содрогался с каждым толчком.

Вот чего она так ждала!

Она даже не догадывалась, чего хотел от нее Хитч, полагая, что все это было лишь предварительной проверкой.

Потом Йота рухнула на пол, ошеломленная подобными ухаживаниями, хотя несчастной ее назвать было трудно. В конце концов, у нее была течка, и теперь она узнала, что это такое. Ей это пришлось по вкусу. Она лежала навзничь в грязной соломе с задранными ногами и улыбалась, хотя Хитч был уверен, что такие толчки должны были причинить ей боль.

Вот это зрелище!

Зверь снова набросился на нее. Теперь уже спереди. Он кусал ее груди, пытаясь занять удобную позицию для очередного натиска. Его орган блестел и по-прежнему был готов.

— Выгони оттуда эту телку! — крикнул кто-то.

Хитч насторожился. Это был еще один фермер.

— Хочешь угробить нашего производителя, лучшего производителя?!

Хитч вбежал в загон, стараясь держаться подальше от быка, схватил Йоту за блестящую от пота руку. Было видно, что она с радостью примет любое мыслимое наказание. Бык сделал последнюю попытку достать ускользающую добычу. Хитч волок Йоту по полу, пока они не оказались вне пределов досягаемости монстра, и только тогда поставил ее на ноги.

Она была все еще словно в тумане, пока Хитч вновь одевал на нее сбрую, и даже не поморщилась, когда ремень сбруи лег на глубокие следы укусов на ее груди.

Фермер взглянул на Хитча, когда они проходили мимо, но ничего не сказал, словно ничего не случилось.

Уже на полпути Хитч вспомнил, что забыл проставить время случки в карточке быка, но решил не возвращаться, чтобы не искушать судьбу. Бык получил хорошую встряску и вряд ли успокоился.

Йота еще пребывала в состоянии одурения, когда Хитч привел ее в стойло. У нее на ноге виднелась небольшая капля клейкой крови. Все-таки девственная плева, видимо, была… Она больше не была девственницей!

В последнем стойле его ждала неприятность. Он был так занят всеми предшествующими неурядицами, что даже не прочитал инструкцию до конца и теперь жалел об этом.

Только что он был свидетелем предусмотренного инструкцией спаривания, а здесь… Здесь корова рожала!

Она лежала с широко раздвинутыми ногами на боку и хныкала при схватках. Ее язык как-то странно высовывался меж зубов. Может быть, эти коровы не могли разговаривать из-за физического недостатка?

Уже показалась голова теленка с коричневыми, как у матери, волосами. До сих пор Хитч думал, что все дети рождаются лысыми. Все человеческие дети…

Обязан ли он помочь ей? Он же не был акушером, хотя в это случае пришлось бы объяснять, почему он не сказал об этом раньше. У него не было никакой веской причины для опоздания, кроме собственной безалаберности да еще, пожалуй, похоти. Лучше уж справиться со всем этим самому.

Он подумал о том, как странно, что людей можно заставить поступать вопреки их желаниям. Эта несчастная не должна была его интересовать, так как, фигурально выражаясь, принадлежала к совсем иному миру. Однако ему придется делать для нее все возможное. Все, что происходило в этом коровнике, было для него в этот момент важнее всего на свете. Его касались даже самые непривлекательные моменты. Были задеты не только его личные душевные качества, но и разум тоже.

— Йота…

Пока корова пыталась вытолкнуть тяжеловесный плод, Хитч нервно просматривал руководство. Хорошо, порода была выносливой и очень редко требовалось квалифицированное вмешательство во время родов. Признаки беспокойства? Нет, никаких явных признаков из перечисленных в руководстве не наблюдалось. Роды были самые обычные.

Указывалось, что крайне важно срочно перенести новорожденного теленка в детскую для последующей обработки. Нельзя было допустить, чтобы мать облизала его, дала грудь или проявила какие-либо признаки привязанности.

А как быть с отцом? Как быть с любым не лишенным человеческих чувств наблюдателем?

Он не мог отделаться от мысли, что корова забеременела от него и теперь роды проходили у него на глазах. Не повезло с Иолантой, не получилось с Йотой, но ему еще хотелось кое-что доказать. Что-то такое, что спасло бы этот ужасный мир.

143

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru