Пользовательский поиск

Книга ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести). Автор: Ван Вогт Альфред Элтон. Страница 10

Кол-во голосов: 2

Хэм не спорил, и через минуту Пат воскликнула:

— Я ненавижу тебя, янки! Боже, как я тебя ненавижу! — Она повернулась и зашагала дальше.

Час спустя неожиданно началось извержение грязи. Безо всякого предупреждения водянистая масса закипела вокруг их ног, а растительность резко заколыхалась. Они торопливо закрепили ремнями болотные лыжи, в то время как самые тяжелые растения уже погружались с угрюмым бульканьем. Хэм вновь восхитился грацией девушки. Патриция скользила по волнующейся поверхности со скоростью, которой он не мог развить, и потому плелся далеко сзади.

Внезапно она остановилась. В районе грязеизвержения это очень опасно, и лишь критическая ситуация могла заставить девушку сделать это. Подойдя на сто футов, Хэм понял причину — на правом ботинке лопнуло крепление, и Пат беспомощно стояла, балансируя на левой ноге, пока вторая лыжа медленно погружалась. Черная грязь переваливалась через ее верх.

Девушка следила за приближением Хэма, а когда поняла, что он собирается делать, сказала:

— Не справишься.

Хэм осторожно наклонился и поднял ее, держа под коленями и за спину. Лыжа была уже залита, но он резко выдернул ее, вдавив края двоих лыж опасно близко к поверхности грязи. Грязь чмокнула, но Пат была освобождена. Девушка лежала в его объятиях очень спокойно, чтобы не вывести мужчину из равновесия. Хэм осторожно двинулся по предательской поверхности. Пат была не тяжелой, и все-таки жизнь их обоих висела на волоске. Грязь бурлила у самого края его лыж. Хотя гравитация Венеры немного меньше земной, через неделю человек привыкает и перестает замечать разницу.

Через сто ярдов они добрались до твердого грунта, Хэм поставил Пат на землю и отвязал лыжи.

— Спасибо, — холодно сказала она. — Это был мужественный поступок.

— Не за что. Надеюсь, после этого приключения вы откажетесь от путешествия в одиночку. Без одной лыжи следующее извержение грязи станет для вас последним. Ну как — идем дальше вместе?

Ее голос стал ледяным:

— Я же могу сделать себе лыжу из коры дерева. Кроме того, могу просто подождать день-другой, пока грязь высохнет, и откопать пропавшую лыжу.

Он указал ей на гектары грязи.

— Где откопать?

Неожиданно девушка сдалась.

— Ты снова выиграл, янки. Но только до Страны Холода, потом мы расстанемся: ты — на север, я — на юг.

Они пошли дальше. Пат не уступала Хэму в выносливости, но значительно лучше его знала специфику венерианских Тропиков. Хотя они разговаривали мало, он восхищался ее умением найти самую легкую трассу, причем, казалось, она определяла деревья Джека-Хватателя, не глядя. Но лишь когда они наконец остановились после дождя, давшего возможность торопливо поесть, у Хэма появилась реальная причина для благодарности.

— Ложимся спать, — предложил он, а когда девушка кивнула, сказал: — Там стоит Дружеское Дерево.

И он направился к нему, а девушка шла следом.

Внезапно она схватила его за руку.

— Это Фарисей, — воскликнула она и рванула его назад. И вовремя, фальшивое Дружеское Дерево со страшной силой опустило вниз ветвь, разминувшуюся с лицом Хэма всего на несколько дюймов. Это было вовсе не Дружеское Дерево, а замаскировавшийся хищник, привлекающий жертвы мнимой безопасностью, а затем атакующий острыми как ножи шипами. У Хэма перехватило дух.

— Что это? Я никогда не видел ничего подобного!

— Это Фарисей, он выглядит в точности как Дружеское Дерево.

Она подняла автомат и пустила пулю в центр черного пульсирующего ствола. Потекла черная жидкость, а вездесущая плесень расцвела вокруг дыры. Дерево было обречено на гибель.

— Спасибо, — сконфуженно сказал Хэм. — Похоже, вы спасли мне жизнь.

— Теперь мы квиты. — Она взглянула ему прямо в глаза. — Понимаешь? Счет оплачен.

Они нашли настоящее Дружеское Дерево и уснули в его ветвях. Потом снова шли, снова спали — и так в течение трех лишенных ночей суток. Правда, грязеизвержения на их пути не встретилось, но все остальные «прелести» Тропиков имелись в избытке. Пузаны пересекали им путь, змеиное вино с шипением атаковало, деревья Джека-Хватателя расставляли петли, а миллионы мелких ползающих существ извивались под их ногами или падали на скафандры.

Однажды они встретили даже однонога — странное, похожее на кенгуру существо, пробирающееся сквозь джунгли, прыгая на одной мощной ноге и пикируя пробивающим жертву трехметровым клювом.

Когда Хэм промахнулся, девушка подстрелила однонога во время прыжка, оставив на съедение безжалостной плесени.

В другой раз обе ноги Пат оказались охваченными петлей Джека-Хватателя, которая почему-то лежала на земле. Когда она наступила на нее, дерево внезапно дернуло, и девушка повисла головой вниз в десяти футах над землей. Она висела так, пока Хэму не удалось ее освободить. Несомненно, без помощи каждый из них погиб бы, но вместе они ухитрялись уцелеть.

Совместные переживания не смягчили холодной враждебной атмосферы, ставшей для них чем-то естественным. Хэм обращался к девушке лишь тогда, когда это становилось совершенно необходимо, Пат же во время редких разговоров называла его не иначе, как «браконьер-янки». Несмотря на это, мужчина порой ловил себя на том, что думает о пикантной красоте ее лица, о каштановых волосах и серых глазах, которые удавалось увидеть, когда прошедший дождь позволял ненадолго поднять забрало.

Наконец в один из дней ветер подул с запада, принося с собой дыхание зимы, бывшее для них даром небес. Это был низовой ветер, идущий с замороженной половины планеты и дышащий холодом из-за ледового барьера. Когда Хэм на пробу сорвал кожу с вьющегося растения, плесень появилась гораздо медленнее, чем обычно, и с меньшей интенсивностью. Это были обнадеживающие признаки: они приближались к Стране Холода.

С легким сердцем они нашли Дружеское Дерево. От подножия гор их отделял всего день пути, а там можно было двигаться без скафандра, без угрозы плесени, которая не могла развиваться при температуре ниже двадцати семи градусов.

Хэм проснулся первым и некоторое время молча смотрел на девушку, улыбаясь при виде ветвей дерева, обнявших ее как нежные руки. Он понимал, что Страна Холода означает расставание, разве что ему удастся убедить девушку отказаться от безумного решения пересечь Горы Вечности.

Вздохнув, он потянулся за своим рюкзаком, висящим на ветке между ними, и внезапно возглас удивления вырвался из его горла. Его стручки ксикстхила! Мешочек из трансдермы был распорот и пуст. Патриция вскочила, разбуженная его криком, и на ее лице под маской Хэм заметил насмешливую улыбку.

— Мой ксикстхил! — заорал он. — Ты забрала его?!

Девушка указала вниз, где среди редкой растительности возвышалась небольшая кучка плесени.

— Там, — холодно ответила она. — Там, внизу, браконьер.

— Ты… — от ярости он задыхался.

— Я разрезала мешок, пока ты спал. Ты не вывезешь украденное сокровище с британской территории.

Хэм онемел, потом с трудом выдавал:

— Проклятая дьяволица! Это все мое состояние!

— Но краденое, — вежливо напомнила она, махая стройными ногами.

Свет проникал сквозь полупрозрачную трансдерму, подчеркивая ее фигуру и длинные ноги. Хэм затрясся от ярости.

— Надо бы тебя прикончить! — сдавленным голосом произнес он.

Девушка звучно рассмеялась. Со стоном отчаяния Хэм закинул рюкзак на спину и спрыгнул на землю.

— Надеюсь… надеюсь, что ты погибнешь в горах, — угрюмо сказал он и направился на запад.

Когда он прошел сто ярдов, сзади донесся голос Пат:

— Эй, янки, подожди немного!

Не останавливаясь и даже не оглянувшись, он продолжал идти.

Спустя полчаса, взглянув назад, Хэм заметил, что она идет следом, отвернулся и ускорил шаг. Дорога вела теперь в гору, и его сила превосходила ее быстроту и сноровку.

Когда девушка мелькнула далеко позади, видимая как маленькая точка, двигающаяся, как ему показалось, с усталой покорностью, Хэм нахмурился. Он вспомнил, что извержение грязи застанет ее совершенно беспомощной, лишенной необходимых болотных лыж. Потом до него дошло, что у подножия Гор Вечности не бывает извержений грязи, а кроме того, он решил, что это его не касается.

10

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru