Пользовательский поиск

Книга ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести). Автор Ван Вогт Альфред Элтон. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

20.44

Две великолепные голубые рыбины. Я поднимаюсь, чтобы выпустить их в кастрюлю. Ой! Я задеваю больной рукой, как раз тем местом, где находится волдырь, причиняющий мне невыносимую боль, горячий край кастрюли. Очень больно, но я не жалею об этом. Теперь моя рука снова стала гладкой, белой и, главное, боли больше нет.

20.39

Удивительные рыбы. Им нужно совсем немного, чтобы ожить, при условии, что вода достаточно теплая, конечно же. Пять минут и все! Одна за другой они мне прыгают в руки. Они потеряли свою великолепную голубую окраску, но они все равно отлично выглядят, коричневые, с маленькими темными пятнышками. Они свежие и скользкие до такой степени, что не так-то просто их удержать. В раковине стоит таз, полный прозрачной воды. Я выпускаю рыб туда. Роже смотрит на них. Он говорит, что форель таких больших размеров стоит дорого. Я не хочу с ними расставаться и не понесу их продавать. Домашние твари, это всегда приятно, когда часто остаешься одна.

Мне рыбы нравятся больше, чем кошки. Не знаю, почему, но я ужасно боюсь кошек. Вот кот мадам Марке, настоящий теленок, такой он жирный и себе на уме. Все время ходит по карнизам, за ним нужен глаз да глаз, чтобы не прыгнул в раскрытое окно соседей. Почти всегда проделки, которые никому не по вкусу. Если бы она дала ему тарелку, ничего бы этого не было.

Я потеряла чувство времени, глядя на рыб. Они чувствуют себя хорошо. Плавают спокойно в своем тазу. Окно открыто, чтобы им не было слишком жарко.

20.35

Вдруг Роже поднимается и идет открывать входную дверь. Я иду за ним. Это мадам Марке, которая нам рассказывает последние слухи и сплетни и, пользуясь случаем, спрашивает, не видели ли мы ее кота. Я отвечаю, что нет. Роже удивлен, но ничего не говорит.

20.34

Слышен шум в кухне. Моя форель. Ах, подлец, плут, пройдоха! Кот мадам Марне. Он вытащил рыбу из таза. Когда я хочу отобрать у него форель, шерсть у него встает дыбом, он шипит и царапает мне руку. Моя прекрасная форель! Она теперь на земле, едва шевелится, и даже не стала голубой.

20.35

Этот кот представляет собой нечто ужасное. Это настоящий монстр! Он заглатывает рыбу, а я не осмеливаюсь даже ее коснуться. Я плачу. Появляется Роже, за ним мадам Марне. Роже хватает кота и кричит на мадам Марне. Мадам Марне шепчет: «О, маленький противный кот!» Так все продолжается несколько мгновений. Я разражаюсь безумным смехом. Мадам Марне обещает принести форели и пользуется этим, чтобы незаметно исчезнуть.

21.20

Я вижу, как Роже берет лопату и метелку. Он собирает на земле кости и засовывает их в ящик для отбросов.

Ящик уже полон. Я ему говорю об этом. Он уносит его, вытряхивает и приносит пустым.

Я плачу. Нет больше форели. Кот поцарапал мне руку. Я боюсь, что Роже уйдет. Я плачу.

23.00

Я плачу. Роже отводит меня в душ. Вода течет с потолка, она падает повсюду возле меня.

23.10

Роже помогает мне улечься. В такой-то час! Должно быть, он думает, что я больна.

Я молчу.

Все кажется таким абсурдным.

(Перевод с фр. Н. Скворцова)

ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести) - img_43.png

Жюль Верн

ФРИТТ-ФЛАКК

ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести) - img_44.png

1

— Фрритт!.. — ревет озлобленно ветер.

— Флакк!.. — шумит низвергающийся водопад дождя.

Эта ревущая буря, обрушиваясь на горы Криммы, гнет деревья Вольсинии. Волны обширного Мегалокридского моря без устали подтачивают высокие утесы по всему побережью.

— Фрритт! Флакк!

Небольшой городок Люктроп спрятался в глубине бухты. Он насчитывает всего несколько сот домиков, окруженных зеленеющими мирафрами, которые хоть немного защищают здания от морских ветров. Четыре или пять улиц, тянущихся в гору, похожи, скорее всего, на овраги, усеянные камнями и грязными шлаками, которые выбрасывают огнедышащие конуса, виднеющиеся на заднем плане. Находящийся поблизости вулкан носит название Ванглор. Из его глубины ежедневно вырываются клубы сернистых паров.

Даже ночью Ванглор не переставая пышет пламенем, служа маяком многим каботажным судам, фельзанам, верлишам и баланцам, бороздившим мегалокридские воды, указывая путь на расстоянии в сто пятьдесят кертсов.

С другой стороны города разместились развалины построек криммерьенской эпохи, потом — похожее на арабскую цитадель с белыми стенами и круглыми крышами предместье с террасами, облитыми солнцем. Здесь можно было увидеть груды бесполезных камней, похожих на игральные кости, только без точек, исчезнувших под влиянием времени.

Среди строений выделялось странное здание с четырехугольной крышей.

Его называли «шесть—и–четыре» из-за шести отверстий с одной стороны и четырех — с другой.

Над городом возвышалась квадратная колокольня святой Фильфилены, колокола которой были подвешены в прорезях стен. Раскачивание колоколов во время урагана считалось плохим предзнаменованием, которого очень боялись жители всего округа.

2

«Шесть—и–четыре» считался одним из самых комфортабельных домов, если только в Люктропе знали это слово, и одним из самых богатых, если можно доход в несколько тысяч фретцеров назвать богатством.

И вот в узкую дверь этого дома, прорезанную со стороны Мессальерской улицы, робко постучали. Ответом на стук послужил продолжительный вой, похожий на волчий, а потом открылось небольшое окошечко над дверью.

— Убирайтесь к дьяволу, бродяги! — раздался злой и неприятный голос.

— Дома ли доктор Трифульгас? — спросила дрожащая под дождем молодая девушка, закутанная в старый головной платок.

— Это зависит от того, что вы хотите.

— У меня умирает отец.

— Где живет ваш отец?

— Отсюда в четырех кертсах, на Валь-Карньу.

— Его имя?

— Форт Картиф.

3

Доктор Трифульгас был жестоким и черствым человеком, лечившим лишь за деньги, полученные вперед. У его собаки — помеси бульдога с болонкой — по кличке Гурзоф было больше человеческого чувства, чем у него.

Двери «шесть—и–четыре» гораздо охотнее открываются для богатых клиентов и очень негостеприимны для бедных. Кроме того, за каждую услугу имеется своя плата: за тиф столько, за пускание крови столько, и так далее. А форт Картиф, торговавший баранками и сухарями, был человеком бедным и незнатным, поэтому бесполезно было беспокоить доктора, тем более ночью, да еще в дождь.

— Только напрасно разбудили меня, — проворчал он, укладываясь в постель. — Лишь за это нужно было взять десять фретцеров!

Но не прошло и двадцати минут, как в дверь «шесть—и–четыре» снова ударил железный молоток.

Доктор поднялся с кровати и, не переставая брюзжать, высунулся в окно.

— Кто там? — заорал он.

— Жена Форта Картифа.

— Булочника из Валь-Карньу?

— Да. Он умрет, если вы не придете.

— Что же в этом такого? Вы станете вдовой!..

— Я заплачу вам двадцать фретцеров…

— За такое беспокойство всего двадцать фретцеров? Это же четыре кертса отсюда!

— Прошу вас, ради Бога!

— К черту! — Окно закрылось.

«Да это же просто милостыня! Неужели я буду рисковать из-за такой мелочи? Ведь я могу простудиться или устать Бог знает как, а завтра меня ждет в Кильтрено богач Эдзингоф. У него подагра, за лечение которой я получаю по пятьдесят фретцеров за визит!»

И с этакими мыслями доктор Трифульгас заснул крепче прежнего.

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru