Пользовательский поиск

Книга ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести). Автор Ван Вогт Альфред Элтон. Содержание - Питер Филлипс ТА, ЧТО СМЕЕТСЯ

Кол-во голосов: 0

Каррсбери приоткрыл губы, облизнул их.

— Но… — сказал он дрогнувшим голосом. — Но…

Фи улыбнулся.

— Верно, я еще не закончил объяснение. Ну, ты мог бы всю свою жизнь оставаться правителем мира, изолировавшись в своем кабинете, среди многомильных полок, полных официальных сообщений, со своими случайными беседами со мной и другими, если бы не твой институт политического руководства и не долголетний план. Это меняет все дело. Конечно, мы были так же заинтересованы в них, как и в тебе. Мы видели заключающиеся в них возможности. Мы надеялись на удачу. Если бы это удалось, мы бы с радостью подали в отставку с наших постов. Но, к счастью, этого не пришлось делать. И это означало — скажем так — конец эксперимента.

Он заметил взгляд Каррсбери, направленный вниз.

— Нет, — сказал он, — мне очень жаль, но твои ученики не ждут тебя в конференц-зале на сотом этаже. Они все еще в институте, — в голосе его слышалось сочувствие. — И это… ну… институт стал другим.

Каррсбери стоял неподвижно. Он слегка пошатывался. Постепенно его мысли и сила воли возвращались из переживаемого наяву кошмара, который парализовал его. «ХИТРОСТИ ДУШЕВНОБОЛЬНОГО» — он пренебрег этим настойчивым предупреждением. Именно в мгновение победы…

Нет! Он забыл о Хартманне! Это был тот случай, для которого он приготовил этот ответный удар.

Он уголком глаза взглянул на офицера своей тайной полиции. Черный гигант стоял, не меняя положения, мрачный взгляд устремлен на Фи, словно на злого колдуна, от которого следовало ждать всяких коварных неожиданностей.

Теперь Хартманн почувствовал, что Каррсбери смотрит на него. Он понял, о чем думает его начальник.

Он вытащил из кобуры темное оружие и без колебаний направил его на Фи. Его губы в черной бороде скривились. Из них вырвался шипящий звук. Потом он крикнул во весь голос:

— Вы мертвец, Фи! Я дезинтегрирую вас!

Фи забрал из его руки оружие.

— Это еще одно свидетельство того, что ты совершенно неверно оцениваешь новейший темперамент, — сказал он Каррсбери со следами сварливости. — Каждый из нас обладает особенностью характера, в которой он несколько нереалистичен. Это заключено в природе человека. У Хартманна это было недоверие — одержимость идеей, что вокруг все кишит заговорщиками и преследователями. Ты поручил ему задание, самое худшее для него, которое использует его одержимость и еще больше увеличивает ее. В очень скором времени он стал бы совершенно нереалистичен. Он даже не замечает, что многие годы носит кобуру с пистолетом.

Он протянул Каррсбери оружие для проверки.

— Но, — добавил он, — для него есть настоящее задание, и он сможет действительно принести пользу… скажем, в исследованиях и разработках. Выбрать подходящего человека для определенной работы — искусство с бесконечными возможностями. Ради этого мы дали Моргенштерну финансовое управление, чтобы держать колебание процентов в нормальном, предсказуемом режиме. Ради этого правитель-эйфорик поддерживает внеземные исследования и расширяет их. И почему мы должны доверить развитие культуры консерватору? Хотя с этим, разумеется, не стоит спешить.

Он отвернулся. Каррсбери едва заметил, что летательный аппарат завис возле кабинки и медленно приближается к ней.

— Но почему меня в этом случае… — смущенно начал он.

— Почему тебя сделали правителем мира? — Он небрежно закончил за него предположение. — Разве это не очевидно? Разве я тебя не заверял много раз, что ты — хотя и не намеренно сделал много доброго? Разве ты не понимаешь, что ты нас заинтересовал? Честно говоря, в своем роде ты был практичен. Как тебе известно, наш основной принцип — позволить каждому индивидууму выразить себя, как ему больше нравится. В твоем случае — это быть правителем мира. Принимая во внимание все, это дало очень хорошие результаты. Все развлекались; издав ряд конструктивных законов, мы многому научились — о, мы получили далеко не все, на что надеялись, но иначе и этого мы никогда не получили бы. К несчастью, мы теперь должны прервать эксперимент.

Летательная машина коснулась клетки.

— Ты понимаешь, почему это было необходимо? — поспешно спросил Фи, оттесняя Каррсбери к открывшейся двери. — Конечно, ты это понимаешь? Все это — проблема душевного здоровья. Что наше душевное здоровье — сегодня, тогда, в двадцатом столетии, в любое другое время? Возвращение к норме. Приспособление к определенным основополагающим условиям, определяющим все поведение людей. В нашем времени отклонение от нормы стало нормой, неспособность приспособиться к всеобщим законам поведения. Это все понятно, не так ли? И это делает способным понять самого себя и своих подзащитных, не так ли? На протяжении многих лет мы настаивали на том, что ты соответствуешь норме, определенным основополагающим стандартам. Но ты абсолютно не способен приспособиться к обществу вокруг себя. Несмотря на многие твои привлекательные особенности, тут для нас открыт только один путь.

Каррсбери повернулся в дверях. Он наконец совладал со своим голосом. Он был хриплым, прерывистым.

— Ты хочешь этим сказать, что все эти годы ты только выполнял МОИ КАПРИЗЫ?

Дверь закрылась. Фи не ответил на вопрос.

Воздушная машина отошла в сторону, и он на прощание помахал ему зеленым газоидом.

— Там, куда тебя повезут, очень приятно, — подбадривающе крикнул он. — Удобное жилище, всевозможные приспособления для занятий спортом и полная библиотека литературы двадцатого столетия. Столетия, в котором ты будешь проводить свое время.

Он смотрел на застывшее белое лицо Каррсбери в иллюминаторе, пока машина не превратилась в точку.

Потом он отвернулся, посмотрел на свои руки, заметил газоида, выбросил его из открытой дверцы кабинки, пару мгновений следил за его полетом, а потом нажал на кнопку возвращения.

Огонек начал отсчитывать этажи в обратном направлении.

— Я рад, что никогда больше не увижу этого парня, — пробормотал он скорее для себя, чем для Хартманна. — Он начал сильно мешать мне. Я на самом деле начал уже беспокоиться, лицо его внезапно стало пустым, — за свое душевное здоровье.

(Перевод с англ. И. Горачин)

ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести) - img_34.png

Питер Филлипс

ТА, ЧТО СМЕЕТСЯ

ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести) - img_35.png

Этого парня я ждал двести лет.

Он стоял на покрытой гравием дорожке рядом с агентом по торговле недвижимостью и смотрел на фронтон дома.

Солнце нещадно палило. Агент снял шляпу и вытер лысую голову. Я гадал, смогу ли доплюнуть до них с верхнего этажа, откуда наблюдал за ними, и решил, что нет.

Агент заговорил с таким сильным ирландским акцентом, что я никогда не смог бы его воспроизвести.

— Вот то уетинение, что вы хотите, мистер Маллен, и вам не найти лучшего места по эту сторону Баллиго. Комнаты тля того, чтопы полешать, наполнить лехкие востухом с холмов, покрытых пастпищами, такими слаткими тля вашего утовольствия.

Я слышал это и раньше. Я знал, этот паразит приобретет имение. И я знал, что агент, вернувшись в Саухбин, отбросит свой замечательный акцент и быстро скажет:

— Он тоже платит долларами, мальчики. В начале сезона я продам их английским туристам. А сейчас можно отпраздновать. Мне портер.

Маллен стоял с небрежным видом, притворившись, что думает.

Я соскользнул по перилам вниз и встал за дверью, когда они входили.

— Милый холл, — равнодушно сказал Маллен. Он носил мешковатый костюм. Но он не нуждался в нем, чтобы выглядеть мощным. С такими плечами он провел три сезона в колледже, играя на передней линии, если мои сведения верны.

— Милый?! — возмущенно завопил агент. — Мошно потумать вы англишанин, а не краштанин самой великой страны мира. («Граница Ирландии» — сказал он на выдохе). — Посмотрите на расмер — лестница, панели, скромное широкое окно, а эта лестнишная прошадка, кте, восмошно, стоял 0’Рурк и Королевским Мечом оказывал сопротивление орушим трусам Кромвеля, пока еко не остановил претательский утар сзати, а потом пертних порасило толстенное терево, кпало срети этих сопак и упило их не меньше полутюшины — стесь, именно стесь.

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru