Пользовательский поиск

Книга ФАТА-МОРГАНА 4 (Фантастические рассказы и повести). Автор Ван Вогт Альфред Элтон. Содержание - 9

Кол-во голосов: 0

— Дело не в вас. Не в вас лично. Дело в идее…

— Но постойте, — взмолился Ньюхауз, поглаживая ее по волосам. — Не пытайтесь себя обмануть. Я знал, и, признаю, довольно близко, многих женщин вашего типа… Только не надо смущаться — могу с полной уверенностью сказать, что вы весьма чувственны. Сдержанны, почти синий чулок — это верно, но под этой маской скрывается страстная ЖЕНЩИНА.

Терезина смотрела на сухие листья под ногами, не смея поднять глаз.

— Я всегда мечтала выйти замуж, — призналась она. — Но не представляла, как это трудно — рассказывать о себе почти незнакомому человеку. Разумеется, я имела в виду законный брак…

— И это вас беспокоит? Но, кажется, я достаточно хорошо разъяснил основные положения закона…

— Да… Среди жестоких и глупых законов, когда-либо существовавших… Меня не интересует, о чем говорят эти идиотские параграфы. Я говорю о ЗАКОННОМ БРАКЕ. Между мной и одним мужчиной… Одним на всю жизнь; о том, что было бы нашим, и только нашим, и не принадлежало бы никому другому… Не считаю, что я такая уж собственница. Во всяком случае, надеюсь, что нет. Но… я голосую за моногамию…

— Тем не менее ситуация изменилась… — Ньюхауз опустил руку ниже. — Бернард Шоу писал столетия назад… Догадайтесь, что? — продолжил он тоном университетского профессора. — «Женщина предпочитает довольствоваться частью блистательного мужчины, нежели иметь в полном своем распоряжении всего, но заурядного».

— Поясните.

— Объясняю. Так как я — единственный мужчина на планете, у меня есть полные основания считать себя незаурядным. Поверь, моя лапочка, я с удовольствием затерялся бы в этих дебрях с тобою вдвоем. Но ничто нам не мешает сделать это прямо сейчас…

Терезина наконец заметила, к чему подбирается рука третьего помощника, и попыталась освободиться, но Ньюхауз лишь рассмеялся и еще крепче прижал ее к себе. Попытка освободиться не увенчалась успехом. Космонавт развернул ее лицом к себе и собрался поцеловать.

Девушка что есть силы стукнула его лбом по носу…

Его объятия разжались, и, хрипя от боли, он отпрянул назад. Терезина вынула винтовку.

— Мне совсем не хочется стрелять по вам, — выдохнула она. — Пожалуйста, больше не пытайтесь приставать ко мне. — И девушка торопливо добавила: — Прошу вас, не заставляйте меня стрелять.

Ньюхауз, морщась, потирал разбитый нос.

— Уберите эту штуковину, — прошептал он, морщась от боли. — Вы что, захотели превратиться в убийцу?

Сердце бешено билось у нее в груди, но чувство превосходства подняло ее настроение.

— А вы сами что собирались совершить? — поинтересовалась она.

— То, что предписывает закон, — ответил Ньюхауз. Но ответ прозвучал весьма уныло.

— Идите вы… к черту со своим мычанием, — сказала Терезина, дивясь собственным словам. — И закон ваш пусть катится… Неужели вы считаете, что я боюсь одиночества. — сейчас ли, в старости ли? Неужели надеялись, что отправлюсь в ваш гарем? Приведите хоть одну причину, из-за которой я должна становиться воспроизводительницей ваших потомков.

— Жизнь нашей колонии, — твердо ответил Ньюхауз.

Терезина припомнила грубое славянское слово, вычитанное ею в какой-то книге на Земле, и сказала его в качестве эксперимента. Ньюхауз оказался так шокирован, что она отважилась повторить его еще раз.

— Какая бы компания старух, напяливших брюки, не сочинила бы этот закон, — добавила она, — эта компания должна была пасть так низко, что забыла о том, что воспроизведение — отнюдь не венец человеческой мысли. Есть ценности и поважнее. Око за око… Ну, все, хватит!

И она тщательно прицелилась. Ньюхауз отшатнулся и упал, споткнувшись о корень.

— Что вы собираетесь делать? — поинтересовался он охрипшим голосом.

— Немного успокоиться, а затем вернуться в лагерь, — ответила Терезина. — Про это происшествие нам лучше поскорее забыть.

Ньюхауз сидел в нерешительности на земле.

— Простите, — вымолвил он. — Я вас не понимал…

— Советую быть менее самоуверенным в понимании других.

— Но закон есть закон. Любая община должна уважать законы. Где кончается закон — начинается хаос. Да и кто захочет рисковать и подвергнуться наказанию в случае спасения. Ведь все остальные члены нашей колонии будут подвергнуты наказанию за соучастие… если начнут потакать вашему упрямству.

Ответ пришел настолько неожиданно, что Терезина в который раз подивилась своей находчивости.

— Это мы обсудим позже. Закон требует размножаться. Великолепно. Но он не указывает, в каком порядке оно должно проходить. Сомневаюсь, что было бы удобно и умно делать всех женщин беременными одновременно. Поэтому предлагаю вам… начать с другого объекта. Когда родится первый ребенок, тогда будем думать о следующей кандидатуре.

— С другого? — изумленно выдохнул он.

— На вашем месте я бы начала с Хедвиг Трамбл, — фыркнула Терезина. — На мой взгляд, она готова предоставить свое тело для нужд колонии.

Сообразив, что пришло время для достойного отступления, она развернулась и ушла, оставив кавалера растерянности.

9

В следующий раз население колонии приступило к работе на закате. В течение нескольких часов на небе пылал золотой закат. Не, как ни странно, Терезина, постоянно жалевшая, находясь на Земле, о том, что любоваться закатом можно в течение лишь нескольких коротких минут, заключила, что местные закаты нудны и чрезмерно монотонны. Возможно, именно из-за этого первые звезды показались ей особенно желанными.

Компания в полном составе расположилась возле новостройки и развлекалась разговорами. По большей части это были воспоминания. Земля, друзья и родственники, надежды на возвращение домой. От подобных разговоров Хедвиг чуть не разревелась. Заметив состояние подруги, Лори в весьма резкой форме предложила прекратить тратить время на пустую болтовню и обсудить насущные проблемы. Работать они могут и ночью при свете прожекторов, а вот охоту и прочие мероприятия, связанные с походами в лес, приходилось отложить до следующего восхода. Но было бы интересно выяснить, что же творится в лесу ночью. Фред с Ньюхаузом могли бы…

— Нет, Ньюхауз не должен рисковать, — сказал Фред и вызвался отправиться в экспедицию в одиночестве. Ему практически ничто не могло угрожать…

Терезина вызвалась сопровождать гиганта, но Ньюхауз запретил ей подвергать риску ее яйцеклетки. Терезина обиделась и стала доказывать, что она — свободный человек… Но остальные поддержали третьего помощника. Один Арсанг поддержал девушку, и то скорее из-за недовольства окружающими. Его обязанностью стал сбор ягод, а он считал, что физическая работа несовместима с достоинством Лорда Высшего Гонгонта…

Наговорившись, все разошлись спать. Перед сном, чтобы не осложнять себе жизнь ночными дежурствами, включили сигнализацию. Терезина мимоходом с ехидцей заметила, что Ньюхауз по-прежнему отправляется спать в одиночестве. Хедвиг, видимо, пытаясь изменить подобную ситуацию, что-то ему сказала, но он, не обратив внимания на ее слова, быстро прошел к себе, тщательно заперев каюту.

Арсанг и Хедвиг отправились спать в пассажирский салон. Остальные расположились под звездным небом в спальных мешках. Фред устроился просто на голой земле, для него было достаточно охапки сена.

Улегшись, Терезина никак не могла уснуть. Проворочавшись с боку на бок часа два, она выбралась из мешка, обулась и, набросив одеяло на плечи, пошла пройтись.

Наступала ночь. Небо над головой превращалось из темно-синего в черное. Звезды из редких искорок превращались в созвездия. Да, в этом уголке галактики их было великое множество. Несмотря на отсутствие луны, было довольно светло. Девушка видела капли вечерней росы на траве и блеск извилистой реки. При желании можно было различить силуэты далеких холмов. А звуки — их она услышала гораздо больше, чем днем; шуршание, чей-то далекий топот, свист, ворчание, трели какой-то ночной птицы — вокруг лагеря жил непонятной, ночной жизнью неведомый, непонятный мир. Она задумалась о том, что дневной и ночной животный мир на этой планете различаются гораздо больше, чем на Земле… Было удивительно, что планета, так похожая на ее родину, настолько отличается скоростью своего вращения. Правда, здешнее солнце гораздо ближе к планете, так что земледелие неизбежно. Но все же притяжение светила не может оказывать столь сильное действие. Даже луна лишь слегка подтормаживает вращение Земли. А этот мир, скорее всего, гораздо моложе ее родины, значит, по законам звездной механики должен вращаться быстрее. Этой звезде предстоит развиваться еще миллионы лет. А у планеты отсутствуют спутники. По крайней мере, видимых размеров, а значит, и способные замедлить скорость вращения. Нормальное действие угловой скорости движения гарантирует любой безлунной планете, не слишком близко вращающейся от своего светила, период вращения в… скажем, не более ста часов. Но что же замедляет вращение этого мира?..

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru