Пользовательский поиск

Книга ФАТА-МОРГАНА 1 (Фантастические рассказы и повести). Автор: Ван Вогт Альфред Элтон. Страница 19

Кол-во голосов: 0

— Мы живем на третьей планете, — возразил он с легким упреком. — О космической экспедиции мы поговорим потом, когда корабль вернется, — он немного помолчал. — Конечно, нам уже сегодня можно рассмотреть некоторые данные в рамках нашей учебной программы, — он не мог противостоять искушению. — На каком расстоянии находится Раана?

— Сейчас, при наиболее благоприятном расположении — всего в миллиарде двухстах миллионах километрах, — Арса выпалил ответ и уже без колебаний продолжил. — Диаметр Рааны составляет сто двадцать тысяч километров, а окружность по экватору триста двадцать тысяч километров. Расстояние до Регуса — четыре целых семь десятых миллиарда километров.

— Хорошо, Арса. Вы великолепно знаете материал. Итак, нам известно, что Раана вполовину меньше Мокара, нашей родной планеты. Условия жизни на ней не так хороши, как у нас, но ученые думают, что там можно обойтись без сложного вспомогательного оборудования. Еще один вопрос, Арса: как долго экспедиция пробудет в пути?

— Космический корабль развивает скорость двести миллионов километров в час, так что можно рассчитать, что продолжительность полета в одном направлении будет более шестидесяти часов.

Брал снова удовлетворенно кивнул, но, взглянув на часы, понял, что посвятил слишком много _ времени теме, не относящейся к уроку. Поэтому он деловито задал классу следующий вопрос.

— Рексос, существуют два определения метра. Какие?

Рексос поднялся, антенны его раскачивались. Он надеялся получить хоть какую-то помощь от своих товарищей, и это ему удалось. Его ответ звучал уверенно:

— Грамм воды в виде куба имеет длину ребра в один сантиметр, тысячекратное ее количество имеет длину ребра в десять сантиметров, следовательно, тысяча литров имеет длину ребра в один метр. Это метод Джорделя…

Так и шло время.

Стартовая установка поднималась в ясное небо Мокара на двести метров. Такой же длины была ракета из серебристого металла; острый нос ее устремлялся в бесконечную синеву, а вокруг кормы толпились моки.

Граница космодрома была безнадежно блокирована. Там стояли тяжелые орудия, готовые отразить возможное нападение драгов. Однако наибольшую опасность представляли вымыслы, созданные самими моками: один раз материализованные, они продолжали разгуливать по поверхности Мокара. Против них не было оружия, и только особенно сильные телепаты могли их отгонять. Но уничтожить их было невозможно.

Научный руководитель экспедиции — он участвовал еще в первом полете к спутнику Мокара — обеспокоенно посмотрел за пределы поля.

— Мы должны спешить. Вверху, в лесах, видели драгов. Они следили за нашими приготовлениями. Два из них убиты. Теперь они постараются уничтожить нас. Я серьезно опасаюсь нападения.

Некоторые из сенаторов посмотрели в сторону ближайшего входа в подземный город. Туда драги еще никогда не проникали. Не могли они и раскопать города.

— Мы будем в безопасности только после старта, — продолжал Артос. — Мы не имеем права рисковать нашим бесценным кораблем.

Астроном Гесто кивнул, соглашаясь.

— Чем скорее, тем лучше, — подумал он, выставив антенны, чтобы каждый мог понять его. Врач и навигатор Ксо были уже в ракете. Теперь была очередь Артоса. Он еще раз помахал рукой стартовой команде и провожающим и поплыл вверх, к острому носу металлического гиганта.

В это время на краю поля грохнуло орудие.

Гесто вздрогнул и обернулся.

Чудовищные фигуры, закрыв горизонт, с невообразимой скоростью приближались к орудийным установкам. Каждым шагом они покрывали двадцать — тридцать метров, пятиметровые ноги давили все, что попадалось на пути. Деревья поменьше были сломаны и растоптаны.

Несмотря на ураганный огонь орудийной батареи, ужасные гиганты ринулись через позиции и помчались прямиком на корабль. Лишь немногих срезал град снарядов, и теперь они бились в агонии с такой силой, что земля тряслась и вздрагивали опоры стартовой установки.

Сенаторы и пресса давно отступили в безопасное место, никому не хочется иметь дело с сорокаметровыми гигантами. Лифты быстро доставили их в глубину, туда чудовища проникнуть не могли.

Гесто в нерешительности потерял несколько драгоценных секунд. Лифт, что унес Артоса к носу ракеты, еще не вернулся, но Гесто больше не мог ждать. Корабль был в безопасности, гиганты ничего не могли поделать с его стальной обшивкой. Он, Гесто, подвергался чудовищной опасности. Теперь канониры прекратили обстрел — они боялись попасть в корабль.

Молодой астроном все еще колебался. Может, попытаться добежать до входа в город? Или же…

У него осталась только одна возможность отвлечь драгов от корабля.

Вымысел!

Гесто повернулся к гигантам. Со своими полутора метрами роста он казался перед ними карликом, но у него была сила, которой не было у врагов.

Драги были метрах в пятистах. Еще десять секунд, и станет слишком поздно.

Он сконцентрировался и проник в мозг врага, чья жуткая морда казалась порождением кошмара. Буйно растущая борода окаймляла ужасное лицо, а в лапах чудовища был зажат деревянный кол. Чудовище оглушительно ревело.

Гесто не мог слышать этого рева, но из сообщений научных экспедиций он знал, что драги издают пастью разные звуки, потому что не владеют телепатией. Эти звуки, были записаны специальными приборами и переведены в оптический диапазон.

ФАТА-МОРГАНА 1 (Фантастические рассказы и повести) - i_011.png

Мысли и воспоминания драга тоже были ужасны. Гесто легко сформировал из них ментальную картину — четвероногого монстра с острыми когтями и зубами, похожими на кинжалы.

Новое усилие, несравнимо большее, чем первое — и воздух между Гесто и драгом замерцал. Из ничего медленно возникло нечто — животное, жуткий зверь с коричневым мехом и густой гривой на плечах. Он обнажил зубы, яростно хлестнул лохматым хвостом… и устремился на пораженного драга, который так и не понял, откуда вдруг появилось это нечто, которого тут не было.

Это чудовище было материальным воплощением воспоминаний драга. Мок выловил самое страшное, что было в его мозгу, создал вымысел и материализовал его между собой и противником.

Прежде чем озадаченный драг понял, что произошло, он рухнул наземь под тушей двадцатиметрового животного и был разорван в клочья.

Два других драга, увидев, что произошло, тотчас же изменили направление своего бега и пробежали вдалеке от ракеты прямо на орудия, где им устроили соответствующий прием. Однако четвертый драг словно ничего не заметил. Размахивая колом, он побежал дальше, к драгоценной ракете, которую, по всей вероятности, счел причиной всего этого колдовства.

Гесто забыл о себе и думал только о ракете. Конечно, драг не мог уничтожить ее, но повреждения могли оказаться фатальными, а это означало бы отсрочку старта на недели, если не на месяцы.

Не раздумывая, он побежал навстречу колоссу. У него больше не было времени концентрироваться, чтобы создать новый вымысел. Нога чудовища опустилась и оборвала его жизнь, глубоко втоптав тело в мягкую почву. Он так и не увидел, что его жертва была напрасна: созданное им кошмарное животное закончило свою работу и осмотрелось в поисках новой жертвы. Драг был опрокинут на землю и умер под ударами страшных лап прежде, чем осознал опасность.

Корабль был спасен, но Гесто погиб.

Артос видел все на экране. Когда драг растоптал Гесто, его охватила всепоглощающая ярость, и он хотел было открыть огонь из орудий корабля, но опоздал — с драгом было покончено. Опасность пока миновала.

Вымысел Гесто мощными прыжками помчался за убегающими драгами. Орудия ударили по чудовищной твари, но сверкающие молнии пролетали сквозь нее, не причиняя видимого вреда. Потом и животное и драги исчезли, в лесу, среди гигантских четырехсотметровых деревьев.

Артос дрожащими пальцами включил аппаратуру связи, связался с исследовательским центром города. Когда экран засветился, на нем появилось озабоченное лицо руководителя Космической Академии. Основание его антенн окружал серебристый обруч, такой же был и на Артосе; без этого чуда техники нельзя было слышать звуковые волны. К сожалению, радиоволны можно было использовать только так, хотя были уже удачные попытки так усилить естественные телепатические волны, чтобы можно было принимать и передавать их по радио. Конечно, звуковые волны были известны только теоретически, никто на самом деле не слышал их. Моки просто «думали в микрофон», прибор превращал мозговые волны в звук, тот передавался радиоволнами на нужное расстояние, а в приемнике снова превращался в мысли. Это чудо совершал серебряный обруч.

© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru