Пользовательский поиск

Книга Злой гений Нью-Йорка [Дело Епископа]. Автор Ван Дайн Стивен. Содержание - Глава XXIV ПОСЛЕДНИЙ АКТ

Кол-во голосов: 0

— Я покажу тебе то, о чем я думаю, когда приедем домой. Невероятно страшная действительность! Я сразу же понял, что было три возможных виновника, — продолжал Ванс. — Психологически каждый из них был способен на убийство, так как эмоциональные толчки могли нарушить у них умственное равновесие. Один из подозреваемых мною был Друккер, но его убили; осталось двое других. Парди, по всей видимости, совершил самоубийство, и я допускаю, что его смерть могла быть принята как доказательство его виновности. Но смерть его не является, по моему мнению, завершением событий — карточный домик смутил меня. Я знаю, что Парди был невиновен и не совершил самоубийства. Вероятно, убийца потешается над нашим легковерием.

— Какими рассуждениями дошёл ты до такого фантастического вывода?

— Тут дело не в рассуждениях. Наконец объяснение этих преступлений в моих руках. Я знаю смысл подписи «Епископ».

Когда мы приехали к нему, он повёл нас прямо в библиотеку и снял с полки второй том полного собрания сочинений Ибсена. Найдя «Претендентов», он открыл страницу, на которой был перечень действующих лиц: среди них было имя:

Николай Арнессон, епископ в Христиании.

Как зачарованный, я не мог отвести глаз от этой строки. А потом я вспомнил… Епископ Арнессон — один из ужасающих злодеев во всемирной литературе, циничное, над всем издевающееся чудовище, коверкающее все жизненные ценности, обращая их в гнусное шутовство.

Глава XXIV

ПОСЛЕДНИЙ АКТ

Вторник, 26 апреля, 9 часов утра

В месте с этим изумительным открытием «Дело Епископа» вступило в последнюю и самую страшную фазу. Хэс был извещён об открытии Ванса, и на другой день рано утром мы все должны были собраться у следователя для военного совета. Ванс и я явились на несколько минут позже десяти. Свэкер встретил нас и попросил подождать в приёмной, так как Маркхэм в эту минуту был занят. Едва мы успели сесть, как появился Хэс, нахмуренный и недоверчивый.

— Я передаю это дело вам, м-р Ванс, — объявил он. — Не можем же мы арестовать этого молодца, потому что его имя напечатано в книжке.

— Может, нам удастся найти какой-нибудь выход, — возразил Ванс. — По крайней мере, мы знаем теперь, где мы.

Через десять минут Свэкер объявил нам, что Маркхэм освободился.

— Простите, что заставил вас ждать, — извинился Маркхэм. — Новая беда, и опять в той же части Риверсайдского парка, где был убит Друккер. Вчера с детской площадки исчезла девочка после разговора с неизвестным мужчиной. Но этим делом будет заниматься бюро о пропавших людях. Так я отцу и сказал. Если твоё любопытство удовлетворено, то…

— Совсем не удовлетворено, — не уступил Ванс. — Я должен узнать подробности. Эта часть парка имеет для меня какую-то притягательную силу.

— Хорошо, — согласился Маркхэм. — Пятилетняя девочка, по имени Медлин Маффет играла с группой других детей вчера в половине шестого. Она взобралась на высокий вал у стены; вскоре гувернантка пошла за нею, думая, что она спустилась на другую сторону, но девочки нигде не оказалось. Двое или трое детей говорят, что видели, как она разговаривала с каким-то человеком, а потом пропала.

— Медлин. — Ванс задумчиво повторил имя. — Маркхэм, кажется, эта девочка знала Друккера?

— Да. — Маркхэм выпрямился. — Отец упоминал, что она часто ходила к нему в гости…

— Я её видел. Очаровательное существо… Она принесла пучок цветов в день похорон Друккера, а теперь она исчезла…

— Что у тебя на уме? — резко спросил Маркхэм. — Ведь мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать исчезновение девочки…

Ванс поднял голову; на лице его было выражение ужаса. Он зашагал по комнате взад и вперёд.

— Да, да именно так, и время подходящее… и все подходит…

Он быстро повернулся и схватил Маркхэма за руку.

— Пойдём, скорее! Это единственный шанс, нельзя терять ни минуты. Всю неделю я боялся этого.

Маркхэм выдернул у него руку.

— Я шагу не сделаю, Ванс, пока ты не объяснишься.

— Это последний акт. Даю тебе слово. — В глазах Ванса теперь было что-то такое, чего я раньше никогда не видел. — Теперь «Маленькая мисс Маффет». Имя несколько иное, но это ничего не значит. Достаточно похожее для шуток Епископа.

Через несколько минут мы мчались в автомобиле следователя.

— Может быть, я не прав, — сказал Ванс, — но все-таки мы должны рискнуть. Предполагается, что мы ещё ничего не знаем, и это наш единственный шанс…

Когда автомобиль остановился у подъезда диллардовского дома, Ванс выскочил первым и побежал по ступенькам. Пайн открыл двери.

— Где м-р Арнессон? — спросил Ванс.

— В университете, сэр, — спокойно ответил старый слуга.

— Тогда проводите нас к профессору Дилларду.

— Простите, сэр, но профессора тоже нет дома.

— Вы один здесь?

— Да, Бидл пошла на рынок.

— Тем лучше. Сейчас мы произведём обыск. Ведите нас.

Обыск начался с подвального этажа. Каждая каморка, каждый шкаф — все было обыскано.

Постепенно мы переходили с одного этажа на другой. Библиотека и комната Арнессона были осмотрены очень тщательно, но мы ничего не обнаружили.

Случайно мы увидели замкнутую дверь на верхней площадке.

— Куда она ведёт? — спросил Ванс.

— На чердак, сэр. Но им никогда не пользуются.

— Отомкните дверь.

Несколько мгновений Пайн перебирал ключи.

— Не нахожу ключа, сэр, а мне казалось, что он был здесь…

— Когда вы им пользовались последний раз?

— Не могу сказать, сэр. Насколько я знаю, уже несколько лет никто не был на чердаке.

Не медля ни минуты мы выломали дверь.

На чердаке не было света, и нам пришлось сначала привыкнуть к потёмкам. Воздух был удушливый. Ванс быстро осмотрелся, и на лице его выразилось разочарование. Ещё раз осмотрев комнату, он подошёл к маленькому окошку в углу и увидел на полу старый чемодан. Наклонившись, он поднял крышку.

— А здесь, по крайней мере, нашлось кое-что для тебя, Маркхэм.

Мы столпились вокруг него. В чемодане была старая пишущая машинка. В неё был вставлен лист бумаги, на котором были отпечатаны две бледно-голубые строчки:

Маленькая мисс Маффет

Сидела на кучке.

На этом месте пишущему кто-то помешал, и он не докончил стишков из «Сказок матушки Гусыни».

— Новая заметка Епископа в газеты, — заметил Ванс, а затем нашёл на дне чемодана красную записную книжку. Он передал её Маркхэму: — Вычисления Друккера для его последней книги.

Но все-таки он не выглядел победителем и снова стал осматривать комнату. Прежде всего он подошёл к старому туалетному столу, стоявшему у стены против окна. Наклонившись, чтобы заглянуть за стол, он вдруг отодвинулся назад и, подняв голову, несколько раз втянул носом воздух. В то же время он увидел что-то на полу у своих ног и отшвырнул находку на середину комнаты. Мы с удивлением заметили, что это был противогаз, употребляемый химиками.

— Отойдите! — крикнул он, и, зажав нос и рот рукою, отодвинул стол. За ним виднелась маленькая дверца от шкафа, вделанного в стену. Он быстро её отворил, посмотрел внутрь и тотчас же захлопнул дверцу.

Все-таки я успел рассмотреть внутренность шкафа. На верхней полке стояла бутыль на железной подставке, спиртовая лампа, прибор для сгущения газов, стеклянный бокал и два пузырька.

Ванс с отчаянием во взоре повернулся к нам.

— Мы можем уйти, здесь больше ничего нет.

Мы вернулись в гостиную, оставив сыщика у дверей чердака.

— Ты был прав, затеяв этот обыск, — серьёзно сказал Маркхэм.

Ванс недовольно ворчал себе под нос.

— Не знаю, почему ты ворчишь, — сказал Маркхэм. — Ты нашёл великолепную улику. Теперь я могу арестовать Арнессона, когда он вернётся из университета.

— Конечно, конечно. Но я не думал ни об Арнессоне, ни об аресте виновного. Я надеялся…

Он вдруг остановился.

— Но мы не опоздали! Я не продумал до конца! Обыскать надо дом Друккера… Скорей!

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru